18 Июня 2018 г.

Северная Корея не откажется от ядерного оружия. Эксперт об итогах саммита Трампа и Ким Чен Ына

Северная Корея не откажется от ядерного оружия. Эксперт об итогах саммита Трампа и Ким Чен Ына
Председатель КНДР Ким Чен Ын и президент США Дональд Трамп.
Фото: voanews.com

В июне в Сингапуре состоялась уже названная исторической встреча президента США Дональда Трампа и председателя КНДР Ким Чен Ына. Подписанная по его итогам совместная декларация оставила больше вопросов, чем дала ответов. Действительно ли северокорейский лидер готов отказаться от ядерного оружия, почему Трамп согласился на эту встречу, какова роль Китая и России в переговорном процессе? Ответ на эти вопросы окажет большое влияние на будущее Евразийского региона и мира в целом. В интервью «Евразия.Эксперт» бразильский политолог, заведующий кафедрой международных отношений Папского католического университета Сан-Паулу Карлуш Густаво Поджо поделился своими ответами, как они видятся с другого континента одной из одной из стран БРИКС.

- Господин Поджо, как вы оцениваете итоги встречи Трампа и Ким Чен Ына?

- Думаю, встреча прошла так, как ожидали оба лидера: она дала множество возможностей сделать исторические фотографии, но деталей в финальной совместной декларации было не так много.

У Трампа и Ким Чен Ына были разные цели, напрямую не связанные с вопросами международной безопасности.

Трамп жаждал внешнеполитической победы, которая бы повысила шансы его партии на победу в промежуточных выборах в ноябре. Он хочет, чтобы его воспринимали как того, кто может заключать важные сделки, решать проблемы, пред которыми спасовали другие.

Ким Чен Ын, с другой стороны, хотел быть признанным как сильный лидер на международной арене, и встреча с Трампом дала ему то, что ему было нужно. Если мы сравним содержание совместной декларации с договором, подписанным на шестисторонних переговорах в 2005 г., становится очевидно, что в данной декларации очень мало конкретики и много общих фраз.

Сравните хотя бы это предложение из договора от 2005 г.: «Корейская Народно-Демократическая Республика взяла на себя обязательство отказаться от ядерного оружия и существующих программ разработки ядерного оружия и в ближайшее время вернуться к договору о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО) и принципам МАГАТЭ» с этой фразой: «Президент Трамп обязуется предоставить гарантии безопасности КНДР, и Председатель Ким Чен Ын вновь подтвердил свою твердую и непоколебимую приверженность полной денуклеаризации Корейского полуострова». Другими словами, данная встреча была прежде всего политическим событием и в лучшем случае первым шагом на пути дальнейших переговоров.

- Благодаря чему эта историческая встреча стала возможной? Китай склонил лидера КНДР к этому шагу?

- Думаю, здесь гораздо более важна Южная Корея, чем Китай. Президент Южной Кореи Мун Джэин давно говорил о необходимости переговоров с Южной Кореей, даже когда их противоречия в прошлом году были наиболее значительны. Поворотным моментом стали зимние Олимпийские игры в Южной Корее, когда Ким Чен Ын продемонстрировал свое желание сесть за стол переговоров.

Трамп, с другой стороны, учитывая всю необычность его президентства, стал еще одним важным фактором, благодаря которому эта встреча состоялась.

Трамп никогда не упускает возможности использовать СМИ в своих целях, и, судя по тому, как освещалось это событие, ему это отлично удается.

Также необходимо отметить, что Ким Чен Ын – очень молодой диктатор, и ожидается, что он останется у власти на долгий срок. Поэтому, я думаю, данная встреча стала результатом совпадения желания Ким Чен Ына подстегнуть северокорейскую экономику, попыток Муна провести переговоры и инстинктов Трампа, говорящих, когда можно выгодно использовать СМИ.

- До встречи с Трампом Ким Чен Ын встретился с министром иностранных дел России Сергеем Лавровым. Вам не кажется, что Россия стремилась перехватить инициативу в переговорах с Северной Кореей у США?

- Чтобы ответить на этот вопрос, необходимо понимать особую роль, которую Россия играет в корейском вопросе. В то время как позиция США и Японии ближе к Южной Корее, а Китая – к Северной Корее, у России, несмотря на поддержание связей с обеими сторонами, нет особо близких отношений ни с Северной, ни с Южной Кореей. Поэтому, мне кажется, одной из целей визита Лаврова было усиление связей с Северной Кореей, чтобы избежать результата, который был бы слишком выгоден для США. Данный визит важен, поскольку показывает, что Россия хочет играть более важную роль в регионе.

- Ким Чен Ын сказал, что Северная Корея отказалась от ядерных испытаний. На ваш взгляд, так ли это?

- Мы уже слышали подобные заявления и раньше. У нас есть более чем 25 лет исторического опыта, и если он чему-нибудь нас научил – так это тому, что следует с осторожностью верить заявлениям северокорейских лидеров. Пока неясно, будет ли сегодняшняя ситуация отличаться от того, что мы видели в прошлом. Важным различием, конечно, является то, что сегодня в первый раз мы видим американского президента, который не только не обеспокоен переговорами с главой Северной Кореи, но и активно стремится к этому. С другой стороны, Ким Чен Ын, кажется, серьезно обеспокоен экономической ситуацией в стране и готов идти на некоторые уступки.

- Северная Корея продолжит развивать свое ядерное оружие даже после саммита США – КНДР?

- Сложно поверить, что Ким Чен Ын откажется от своей ядерной программы после того, как он, его отец и дед инвестировали в нее такие средства. Быть ядерной державой – это часть самоопределения Северной Кореи как государства, это даже прописано в ее конституции.

Ядерная программа существует более 25 лет, в нее вложены миллиарды долларов, это один из основных гарантов безопасности страны. Не далее, как полгода назад Ким Чен Ын подчеркнул важность ядерных вооружений для своей страны. Поэтому сегодня трудно поверить в то, что он откажется от своего ядерного арсенала. Конечно, он будет говорить, что это сделает, как до него говорили его дед и отец – до тех пор, пока он не получит достаточно уступок от США и других государств. Но история подсказывает, что когда-нибудь он, скорее всего, начнет жаловаться на договор и выйдет из него. Конечно, в этот раз все может отличаться…

- Трампа критиковали за уступки Северной Корее по ядерной проблеме. Действительно ли такие уступки имели место с его стороны?

- Основная проблема здесь состоит в том, что Трамп видит каждую проблему в разрезе двустороннего соглашения – в конец концов, так он ведет все дела. Он считает, что личные взаимоотношения могут заменить сложные международные взаимодействия. Когда его спросили о том, насколько он подготовлен к встрече, он ответил: «Я не думаю, что мне надо готовиться. Все дело в отношении, в желании сделать то, что необходимо». Это очень странный подход в дипломатии.

Трамп, похоже, не понимает, что Ким Чен Ын не бизнесмен, а глава государства. С другой стороны, 25 лет традиционного дипломатического подхода лишь усложнили обстановку. Посмотрим, насколько лучше окажется подход Трампа.

- Bloomberg писал, что Северная Корея может повлиять на итоги китайско-американской торговой войны в ходе переговоров между лидером Северной Кореи Ким Чен Ыном и президентом США Дональдом Трампом. Что вы думаете об этом?

- Не думаю, что это возможно и что Северная Корея будет стараться активно повлиять на результаты китайско-американской торговой войны. Однако северокорейский вопрос может быть важным в переговорах Штатов и Китая. Другими словами, в китайско-американских отношениях Северная Корея является не субъектом, а объектом.

Комментарии
26 Августа
РЕДАКТОРСКая КОЛОНКа

Назначение послом России в Беларуси Михаила Бабича означает новый этап в российско-белорусских отношениях.

Инфографика: Военно-морские силы США в Европе
инфографика
Цифра недели

$33,2 млрд

составил объем промышленного производства в Беларуси в январе-августе 2018 г. Это на 7,1% больше, чем в январе-августе 2017 г. – Белстат