17 Декабря 2017 г.

Сирия – лишь начало. Россия расширяет военное присутствие на Ближнем Востоке

Сирия – лишь начало. Россия расширяет военное присутствие на Ближнем Востоке
Глава Минобороны РФ Сергей Шойгу в Сирии
Фото: http://theduran.com

Во время своего визита в Сирию президент России Владимир Путин заявил о победе над терроризмом в стране и об успешном выполнении боевых задач, поставленных перед российскими военнослужащими. Начался вывод российского военного контингента. Однако это не означает конец военного присутствия Москвы в стране. Российское руководство начинает пожинать плоды военной победы в Сирии. Готовятся крупные военные и экономические соглашения с Египтом, которые дадут выход на Ливию. Ставки в ближневосточной партии для Москвы серьезно растут.

Победа в Сирии


Несмотря на начало вывода основной группировки российских войск из Сирии, подобные заявления и решения уже принимались дважды – весной 2016 и зимой 2017 гг. Российское военное присутствие в Сирии не заканчивается. В итоге на постоянной основе российский военный контингент в Сирии будет базироваться в Латакии, на базе Хмеймим и в Тартусе. Помимо этого, не стоит забывать и о российской военной полиции, которая обеспечивает мониторинг зон деэскалации и режима прекращения огня.

Присутствие российских военных также важно с точки зрения поддержания сложившейся военной ситуации, в которой доминирует Дамаск. Москве необходимо иметь рычаги давления на Асада, Иран и Турцию, а присутствие российских военных как раз и выполняет эту задачу.

Поскольку на сегодняшнем этапе Дамаск еще менее склонен к реформам и компромиссам с оппозицией, России необходимо иметь возможность оказывать на него давление, чтобы он был готов идти на уступки и участвовать в переговорах. Такая же логика и в отношении Ирана, который после победы сил режима будет еще менее сговорчивым в ходе политического процесса. Что касается Турции, для нее присутствие российских военных – это сдерживающий фактор, позволяющий удерживать Анкару от более агрессивных действий на севере Сирии.

Знаковым визит Путина в Сирию стал еще и потому, что прошел после объявления его решения участвовать в президентских выборах 2018 г. Посещение базы Хмеймим, демонстрация победы России и «возвращение героев на родину» стало своеобразным стартом его избирательной кампании, которая показывает его как успешного командующего и эффективного кризис-менеджера региональных конфликтов, в отличии от США.

Военное и экономическое проникновение в Египет


После Сирии Путин полетел в Каир, где провел переговоры с египетским президентом Абделем Фаттахом ас-Сиси, а после направился в Турцию для встречи с турецким лидером.

Визит Путина в Египет стал очередным важным шагом, подтвердившим устойчивое развитие российско-египетских отношений. С 2013 г. обе страны весьма успешно развивают и экономическое, и политическое, и военное сотрудничество.

Во время визита Путина в Египет стороны завершили подписание всех необходимых контрактов на строительство первой атомной электростанции, которые оценивают в $25 млрд, что является гигантским инфраструктурным проектом. Помимо этого, Москва планирует создать российскую индустриальную зону в Египте, куда инвестирует до $7 млрд.

Кроме того, страны имеют многомиллиардные экономические и военные контракты, а их вооруженные силы проводят совместные учения.

Важным стал последний визит министра обороны России Сергея Шойгу в Египет в конце ноября, в ходе которого стороны пришли к предварительной договоренности о соглашении, позволяющем использовать воздушное пространство и военные аэродромы обеих стран военной авиацией.

Если соглашение будет в ближайшее время подписано, то это создаст правовую базу для военного присутствия России в Египте.

Соглашение даст России возможность увеличить военное присутствие в Северной Африке и иметь больше шансов влиять на идущие там конфликты, например, в Ливии. Недавний теракт в египетской мечети, унесший жизни более 300 человек, также повышает шансы на дальнейшее укрепление антитеррористического сотрудничества между Москвой и Каиром.

Результативность действий ВКС России в Сирии дает Египту ясное понимание, насколько широкими возможностями располагает Москва для борьбы с терроризмом.

В этой связи Кремлю, безусловно, есть, что предложить Египту. Неслучайно после переговоров со своим коллегой Путин сообщил, что они договорились об усилении антитеррористического сотрудничества.

Кроме того, учитывая, что военная фаза сирийского конфликта завершается, Россия может стать более активной в других частях региона, и Египет прекрасно подходит для этого. Имея опыт эффективного сотрудничества с Каиром еще с советских времен, Москва знает, как работать с египтянами.

Неслучайно за последний год появлялись сообщения (хоть и опровергнутые официальными представителями как России, так и Египта) о присутствии российских военных в Египте недалеко от ливийской границы и о том, что Москва ведет переговоры об аренде военной базы в Сиди Баррани (в прошлом в этом городе находилась военно-морская база СССР). Так или иначе, наблюдается серьезная заинтересованность обеих стран в дополнительном расширении военного сотрудничества.

После террористической атаки на российский пассажирский лайнер в октябре 2015 г. над Синаем прямое авиасообщение между Москвой и Каиром было приостановлено. Путин заявил, что необходимые документы о восстановлении полетов в Каир могут быть подписаны в ближайшее время. Однако об авиасообщении с туристическими центрами (города Хургада и Шарм эш-Шейх) речь не идет. К тому же, последние теракты в Египте не способствуют снятию этого запрета. Более того, данная тема остается определенным рычагом давления Москвы на Каир и позволяет добиваться определенных выгод.

Через Египет – в Ливию


Египет является выходом России в Ливию. Москва планирует сыграть позитивную роль, способствуя переговорному процессу и помогая бороться с террористической угрозой.

После успешного завершения военной операции в Сирии, Москва может предложить свой опыт и Ливии. В этой связи Россия вполне может усилить свою активность на ливийском треке.

Помимо этого, и в Каире, и в Анкаре Путин не обошел стороной палестино-израильский конфликт, отметив, что решение США признать Иерусалим столицей Израиля является контрпродуктивным и дестабилизирующим, что способствует только росту радикализма в регионе.

Вместе с тем это открывает некоторые возможности для Москвы. После решения Трампа отношения США с Саудовской Аравией, ОАЭ и Турцией ухудшатся, в то время как произойдет очередной всплеск антиамериканизма и антисемитизма в мусульманских странах.

Россия оказывается по одну сторону баррикад с союзниками США в регионе, с которыми она может улучшить отношения. Подобный шаг Трампа дает больше шансов для России укрепить свое влияние в регионе.

В то же время Москва ясно понимает, что США остаются ведущей силой на Ближнем Востоке и одним из ключевых партнеров как Египта, так и Турции.

К тому же Вашингтон обладает намного большими экономическими и финансовыми возможностями, чем Москва, если речь идет о том, кто может больше предложить.

С ростом влияния России в Сирии Москва научилась использовать региональные разногласия в свою пользу, тем самым обеспечивая себе большее влияние за счет ошибок и просчетов США.

С другой стороны, как Каир, так и Анкара также рассматривают Москву как важного партнера, который помогает им балансировать влияние Вашингтона.

Таким образом, однодневное турне российского президента подтвердило четкое намерение России продолжать работать на укрепление своего влияние на Ближнем Востоке, в том числе за счет ошибок новой администрации в Вашингтоне.

Пока что это работает, но с увеличением влияния Москвы будут расти и ее ответственность за региональные процессы и ожидания региональных игроков.

Если Россия не сможет продемонстрировать реальные результаты по политическому процессу в Сирии, сыграть позитивную роль в Ливии или в палестино-израильском урегулировании, это поднимет много вопросов в регионе по поводу состоятельности российской политики. В этом случае Москва рискует потерять заработанное влияние и авторитет в регионе.


Алексей Хлебников, эксперт по Ближнему Востоку Российского совета по международным делам

 

Комментарии
26 Августа
РЕДАКТОРСКая КОЛОНКа

Назначение послом России в Беларуси Михаила Бабича означает новый этап в российско-белорусских отношениях.

Инфографика: Военно-морские силы США в Европе
инфографика
Цифра недели

$33,2 млрд

составил объем промышленного производства в Беларуси в январе-августе 2018 г. Это на 7,1% больше, чем в январе-августе 2017 г. – Белстат