06 Июля 2017 г.

Ситуация в Греции напоминает коллапс СССР – греческий аналитик

Ситуация в Греции напоминает коллапс СССР – греческий аналитик

В конце июня Греция стала первой страной Евросоюза, заключившей официальное соглашение о сотрудничестве с Евразийским экономическим союзом (ЕАЭС). О том, что стоит за этим решением, какую оно вызовет реакцию в Европе, и какова ситуация в греческой экономике сегодня «Евразия.Эксперт» рассказал Иоаннис Михалетос, греческий политолог, научный сотрудник Средиземноморского центра стратегического анализа и информации, расположенного в Афинах.

 - Господин Михалетос, в конце июня в Москве состоялось подписание Совместной декларации о сотрудничестве Евразийской экономической комиссии (ЕЭК) и правительства Греческой Республики. Как вы оцениваете перспективы такого сотрудничества?

- Существует множество перспектив, особенно в коммерческом секторе. Греция – это не только туристическая, но и судоходная страна, которую страны ЕАЭС могут использовать для перевозки своих товаров. Греция производит сельхоз продукцию, которой нет в странах ЕАЭС, в частности, оливковое масло, средиземноморские фрукты и овощи, вино.

В странах ЕАЭС расположены крупные городские агломерации глобального значения, например, Москва, чей ВВП по паритету покупательной способности составляет более $700 млрд. и почти в 4 раза превосходит ВВП Греции, или есть Санкт-Петербург с ВВП в $240 млрд.

Эти городские центры нуждаются в развитой сфере сервиса, что соответствует ориентированности греческой экономики сегодня.

Промышленные компании из ЕАЭС также могут найти возможности в Греции, особенно в сфере важных минералов – боксит, никель, магний, известняк, мрамор и др. Международные энергокоридоры – еще одна сфера общих бизнес-интересов наших стран.

- Почему греческое правительство приняло решение подписать декларацию сотрудничества с ЕЭК? Каковы его мотивы?

- Возникает ощущение, что Афины спекулируют или даже знают, что отношения в треугольнике Вашингтон-Брюссель-Москва будут нормализованы или стабилизированы в будущем. Также нельзя исключать, что «Запада» или некоторые силы там выдвигают Грецию на острие в данном процессе.

Не будем забывать, что в разгар холодной войны в 1980-е гг. греческий премьер-министр Андреас Папандреу, гражданин США, был крайне активен в выработке тесных связей с советским блоком и дружественными ему странами.

История показывает, что, по сути, это было частью большой стратегии либеральных сил в Вашингтоне, которые ощущали приближающийся конец холодной войны и хотел выстроить мосты и связи для продвижения «глобалистской повестки», которая, впрочем, выродилась сегодня в «макиавеллистскую повестку». 

- Как восприняли в Европе новость о перспективном сотрудничестве Греции и Евразийского экономического союза?

- Пока рано говорить. Но следует учесть, что в ЕС есть ряд стран, стремящихся расширись отношения с ЕАЭС, например, Австрия, Германия, Италия, Словения, Чехия или Венгрия.

Также важным фактором является потепление российско-турецких отношений. Развитие ситуации на Ближнем Востоке и новая китайская инициатива «Один пояс – один путь», поддерживающая видение евразийской интеграции, побуждают Грецию и ЕС обратить более пристальное внимание на сотрудничество с ЕАЭС.

Несмотря на сегодняшний негатив в отношениях России и ЕС, история последних трехсот лет показывает, что за заморозками приходит потепление.

Соблазн для крупных европейских компаний получить доступ к богатейшему в плане ресурсов региону выходит за рамки текущих кризисов.

Очевидное сближение Китая и ЕАЭС создает самое крупное и динамичное геоэкономическое пространство в мировой истории, что побуждает «большой» европейский капитал к сотрудничеству.

Естественно предположить, что в долгосрочной перспективе ЕС двинется в направлении формализации устойчивой платформы экономического взаимодействия [с ЕАЭС].

- Как вы оцениваете сегодняшние российско-греческие отношения, каковы перспективы их сотрудничества?

- С исторической точки зрения отношения находятся сегодня на хорошем уровне, учитывая, что Греция входит в ЕС и НАТО и вынуждена подчиняться коллективным решениям этих организаций, которые негативно сказываются на российских интересах.

Тем не менее, 65% природного газа и 45% сырой нефти, импортируемых Грецией, приходят из России. В этом году Грецию посетит 1 млн российских туристов, больше в страну приезжает только британцев и немцев.

Также в страну из России приходят значительные инвестиции, которые с 2010 г. уже насчитывают около $1,2 млрд, преимущественно в сферах недвижимости, туризма и продовольствия.

Греция – единственная страна НАТО, которая широко использует российские вооружения, приобретенные в 1990-2000-х гг., например, [зенитно-ракетные комплексы] С300, Тор-М1, Оса-К, [противотанковый ракетный комплекс] Корнет-Э и ряд других оборонных систем.

Также немаловажно, что торговый флот Греции ведет бизнес с российскими компаниями, занимаясь перевозками нефти, угля, железа, зерна и множества других товаров из российских портов на мировые рынки.

На дипломатическом уровне Афины и Москва имеют общие и публично заявленные взгляды на проблемы Кипра, Косово, терроризма, и косвенно оба государства соглашаются, хотя не афишируют публично, в вопросах Ирана, Ливии и Боснии.

Как член НАТО и ЕС, Греция обязана принимать решения вместе с Альянсом и Союзом, в том числе по санкциям, но очевидно, что Греция не хочет принимать эти решения. После обретения независимости в 1929 г. Россия, наряду с Великобританией и Францией, была признана «державой-защитницей». Несмотря на то, что в XXI веке международные отношения сильно изменились, греко-российские отношения имеют глубокие корни в геополитике и экономике.

- В прошлом году Великобритания неожиданно начала брекзит. Однако намного раньше появился термит «грекзит», означающий выход Афин из зоны евро. Возможен ли выход Греции из еврозоны, и как граждане страны настроены сегодня в отношении европейского проекта в целом?

- По последним опросам, 35% греков хотят выйти из еврозоны, 15% не определились и 50% хотят остаться. Когда кризис только начинался в 2010 г. лишь 10% выступали за отказ от евро. Очевидно, мы наблюдаем постепенное разрушение доверия к валюте евро.

С 2010 г. греческие власти так и не смогли привлечь значительных инвестиций в страну, тогда как 8% рабочей силы, как правило, наиболее образованной, покинули Грецию, налоги постоянно растут, безработица составляет 23%. Удивительно, что в стране в таких условиях продолжают выполняться государственные функции.

Ведущие страны ЕС, особенно Германия, серьезно сомневаются, могут ли Афины остаться в еврозоне. Полагаю, Брюссель и Берлин примут решение по этому вопросу после немецких выборов в сентябре 2017 г. или в начале 2018 г.

Очевидно, Греция не должна была вводить евро в 2002 г., она была явно не готова к такому шагу.

- Есть ли свет в конце туннеля в греческом кризисе?

- Греция явно еще очень далека от завершения кризиса. Я уже сказал об иммиграции греков, особенно молодых и образованных, что особенно тревожно на фоне негативной демографии. Каждый день 300 греков покидают свою страну.

Система социального страхования разрушается, банковская система находится в состоянии «зомби», по 55% кредитного портфеля идут задержки по выплатам кредитов. Каждое из министерств выдумывает новые идеи как вытягивать деньги из налогоплательщиков, не сокращая при этом бюрократический аппарат (знаменитая греческая бюрократия превратилась из «бумажной» в «электронную»).

Чтобы получить нормальное медобслуживание или образование надо платить, государство пустило ситуацию в этих секторах на самотек, что ведет к их разрушению.

Многие греки скажут вам, что ситуация в стране напоминает коллапс Советского Союза в 1990-х гг., с серьезными «дырами» в сфере здравоохранения, ростом самоубийств и преступлений, общественными беспорядками, вандализмом и наркоманией.

Бизнесы закрываются ежедневно, потребление ключевых продуктов питания снизилось в первые месяцы 2017 г.: потребление молока упало на 5%, хлеба – на 7%, мяса – на 8%.

По сравнению с уровнем 2010 г. строительный сектор упал на 90%, потребление цемента – на 85%, цены на недвижимость – на 55%, закрылось около 35% частных магазинов и бизнесов, общее промышленное производство упало на 40%, потребление нефти – на 40%, продажи автомобилей – на 65%, в сфере развлечений и общественного питания спад составил 35% и т.д.

С другой стороны, греческий туризм выиграл от «арабской весны», которая вскоре превратилась в «зиму», так как туристские рынки Египта, Турции и других мусульманских государств сжались. Туризм в Греции с 2010 г. вырос на 30%. Спасает ситуацию и динамичный сектор судоходства. Если бы не это, то Греция уже обанкротилась бы и вышла из еврозоны.

В последний раз Греция переживала банкротство в 1932 г., а до этого – несколько раз в XIX в. Интересно, что после этого экономическая активность восстанавливалась через несколько лет. Кроме того, греческая логика ведения бизнеса и управления экономикой сильно отличается от других [европейских] стран, и неортодоксальные методы, которые не работают в других государствах, здесь нередко приносят успех. Поэтому я с оптимизмом смотрю в долгосрочное будущее Греции, но не в ближайшие годы.


Беседовал Сеймур Мамедов

Комментарии
14 Ноября
РЕДАКТОРСКая КОЛОНКа

Полностью отказаться от прибалтийских портов Беларусь не планирует.

Инфографика: Военно-морские силы США в Европе
инфографика
Цифра недели

$6,7 млрд

составил объем иностранных инвестиций в реальный сектор экономики Беларуси за первые 9 месяцев 2017 г., что на 6,4% больше, чем за аналогичный период 2016 г. Основными инвесторами выступили компании из России (40,6%), Великобритании (26,6%) и Кипра (7,1%) – Белстат