15 Сентября 2017 г.

Сколько женщин в большой политике в странах Евразийского союза

Сколько женщин в большой политике в странах Евразийского союза
Председатель Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации Валентина Матвиенко.
Фото: ria.ru

Большинство государств в мире признали необходимость борьбы с сексизмом. Конвенцию ООН о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин ратифицировали 189 стран. Кажется, что женщины уже добились равноправия на политическом уровне. Однако цифры говорят обратное. Согласно организации Inter-Parliamentary Union (IPU), среднее число женщин в парламентах во всем мире сегодня едва превышает 23%. В странах Евразийского союза этот показатель заметно выше. Сколько женщин в странах ЕАЭС сегодня на вершинах большой политики? Почему Беларусь в лидерах, а Россия – на последнем месте среди союзников, хотя по числу женщин в руководстве бизнесом – на первом месте в мире? Как ситуация обстоит в других странах СНГ и в целом в мире?

Беларусь – в лидерах


В парламенте Беларуси представлено рекордное количество женщин в ЕАЭС – 33%. В рейтинге международной организации Inter-Parliamentary Union (IPU) республика занимает 29 место в мире.

Республика Беларусь обеспечивает присутствие не менее трети женщин в парламенте, в том числе за счет особых квот. Этим целям служит и регулярно утверждаемый в республике Национальный план действий по обеспечению гендерного равенства.

В верхней палате Национального собрания (парламента) – Совете Республики – 17 женщин из 56 выбираемых сенаторов. При этом заместителем председателя Совета Республики является  Марианна Щеткина. Прежде она занимала должность министра труда и социальной защиты Беларуси. Помимо этого, с 2010 г. Щеткина председательствует в Совете по социальной политике при Интеграционном комитете ЕврАзЭС. В нижней палате парламента (Палате представителей) 38 женщин из 110 депутатов.

Руководителем администрации президента Беларуси является Наталья Кочанова. Кочанова стала первой женщиной, занявшей пост главы президентской администрации в республике. Прежде она была первой женщиной вице-премьером. До нынешней должности Кочанова дошла менее чем за десять лет. Еще в 2007 г. она возглавляла горисполком небольшого города Новополоцка.

В белорусском правительстве женщины занимают две министерские должности: министр информации Лилия Ананич и министр труда и социальной защиты Ирина Костевич. Еще один важный пост в государстве занимает Лидия Ермошина, возглавляющая Центральную избирательную комиссию с 1996 г.

Большинство женщин-руководителей в Беларуси в прошлом работали ранее педагогами. Также немало инженеров, экономистов и врачей по образованию.

Другие страны ЕАЭС


В верхней палате парламента Казахстана Сенате на 47 мест представлено всего 4 женщины, в том числе дочь президента Казахстана Нурсултана Назарбаева Дарига Назарбаева. Она является председателем Комитета по международным отношениям, обороне и безопасности. Также должность главы Комитета по социально-культурному развитию и науке занимает Бырганым Айтимова.

В нижней палате – Мажилисе, предусматривающем 107 мест, присутствуют 29 женщин. Таким образом, в парламенте Казахстана 21% женщин (57 место по IPU).

Единственной женщиной в правительстве Казахстана является министр труда и социальной защиты населения Тамара Дуйсенова, прежде министр здравоохранения и социального развития, экономист по образованию.

В однопалатном парламенте Кыргызстана Жогорку Кенеш, состоящем из 120 депутатов, 23 женщины. Согласно данным IPU, республика занимает 102 место в мире по числу женщин в парламенте (19%). В правительстве одним из вице-премьеров является Чолпон Султанбекова, министром образования и науки – Гульмира Кудайбердиева и министром труда и социального развития – Таалайкул Исакунова. Преобладающее количество женщин во власти республики получили экономическое образование, многие – юридическое.

Представленность женщин в однопалатном парламенте Армении – 18%. В Национальном собрании, предусматривающем 105 мест, 19 женщин (110 место в мире, по данным IPU). Единственной женщиной в армянском правительстве является министр диаспоры Армении Грануш Акопян. В свободное от министерской работы время она, доктор юридических наук, председательствует в Международном союзе армянских женщин и Совете Гаварского государственного университета. Также Акопян является создателем молодежного парламента.

Последней из стран Евразийского союза в рейтинге IPU оказалась Россия (130 место). В двухпалатном парламенте РФ 16% женщин. В верхней палате парламента Совете Федерации, состоящем из 170 членов, 29 женщин. Председателем Совета Федерации является Валентина Матвиенко. Матвиенко – первая женщина в истории России, ставшая спикером верхней палаты парламента. Согласно данным ряда опросов, сегодня она является самой влиятельной женщиной России.

В нижней палате парламента Государственной Думе 71 женщина из 450 депутатов. Двое являются заместителями председателя Госдумы Вячеслава Володина (Ольга Епифанова и Ирина Яровая). Одним из заместителей председателя Правительства РФ Дмитрия Медведева является Ольга Голодец. Среди министров всего две женщины: Вероника Скворцова (министр здравоохранения) и Ольга Васильева (министр образования и науки).

Примечательно, что отставая от партнеров по ЕАЭС по числу женщин в большой политике, Россия - мировой лидер по числу женщин в бизнесе. По данным международной организации Grant Thornton International, женщины составляют 45% среди руководства компаний в России.

Большинство российских женщин во власти, как и большинство белорусских, получили педагогическое образование. Многие по первой специальности являются юристами или врачами. 

А что у них?


Несмотря на то, что риторика о защите прав женщин больше присуща западному сообществу, в первую тройку лидеров рейтинга IPU входят Руанда (56%), Боливия (52%) и Куба (49%). Полностью отсутствуют женщины в парламентах Микронезии, Катара, Вануату и Йемена.

Европейские лидеры по числу женщин в парламенте – Исландия (4 место, 48%) и Швеция (6 место, 44%). Германия в рейтинге занимает 22 место (37%), Великобритания – 46 (28%), Франция – 64 (26%), США – 101 (20%). 

Разрыв в количестве женщин-парламентариев в странах Прибалтики достигает двукратной разницы: Эстония на 59 месте (27%), Литва – на 86 (21%), Латвия на 126 (16%).

Что касается других стран постсоветского пространства, то в Центральной Азии Туркменистан занимает 66 строчку (26%), Таджикистан – 104 (20%), Узбекистан – 128 (16%). Закавказские Азербайджан и Грузия стоят рядом  – 119 (17%) и 125 (15%) места соответственно. Почти двукратно отличаются по числу женщин восточноевропейские республики: Молдова занимает 80 место (23%), Украина – 147 (12%). 

Особенности культуры, религия и глубоко укоренившиеся стереотипы все еще являются преградами на пути женщин, стремящихся участвовать в политической жизни. Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган в выступлении, посвященном правам женщин, отметил, что женщины не могут быть равны мужчине, так как «это против природы». Иранский депутат Надир Газипур заявил, что «парламент – не место для женщин». А польский евродепутат Януш Корвин-Миккэ оскорбил женщин во время своего выступления в Европарламенте, заявив, что «женщины должны зарабатывать меньше мужчин, потому что они слабее, меньше и менее умные».

Очевидно, пока мир далек от достижения гендерного уважения даже на политическом уровне. С другой стороны, квоты на «женские» мандаты не несут обществу значимых эффектов, если не изменяют устоявшиеся гендерные стереотипы. Эту задачу способно решить только образование, которое объяснит, что гендерное равенство заключается не в вытеснении мужчин, а в предоставлении женщине выбора заниматься любой профессиональной деятельностью. 


Юлия Рулева, политический обозреватель (Москва)

Комментарии
23 Мая
РЕДАКТОРСКая КОЛОНКа

Опрометчиво полагать, что протестная волна, захлёстывающая политические системы стран Запада, никак не коснётся внутренней политики стран ЕАЭС.

Инфографика: Военно-морские силы США в Европе
инфографика
Цифра недели

36%

составил рост товарооборота Вьетнама и стран ЕАЭС после заключения соглашения о зоне свободной торговли. В 2016 г. объем торговли составил $4,3 млрд, а в 2017 г. – $5,9 млрд – Евразийская экономическая комиссия