05 Марта 2018 г.

Сможет ли Беларусь отказаться от российской электроэнергии?

Сможет ли Беларусь отказаться от российской электроэнергии?
Фото: intavrida.ru

В конце прошлого года министр энергетики Беларуси Владимир Потупчик, выступая в парламенте, заявил, что республика не смогла договориться с Россией об условиях закупки электроэнергии в 2018 г., поэтому в новом году импортировать ее не будет. А 21 февраля 2018 г. Потупчик сообщил, что впервые в своей истории Беларусь отказалась от импорта электроэнергии из других государств и теперь является самодостаточной в этом сегменте страной. Данное достижение, безусловно, важно для Беларуси, но отказ от импорта российской электроэнергии именно сейчас вызывает ряд вопросов и выглядит довольно странно.

Во-первых, стоит сказать, что отказ Минска от импорта электроэнергии был ожидаем, но он должен был произойти как минимум в 2019 г., когда планируется запустить первую очередь строящейся Белорусской АЭС мощностью 1200 МВт. Второй энергоблок аналогичной мощности должен вступить в строй в 2020 г. В случае, если бы Беларусь направила весь объем вырабатываемой на АЭС электроэнергии на внутренний рынок, это позволило бы полностью ликвидировать дефицит. Атомная станция сможет вырабатывать около 18 млрд кВт·ч в год, а объем импорта электроэнергии в 2017 г. составил 2,733 млрд кВт·ч. (весь объем получен из России).

электробаланс в Беларуси.png

Источник: Белстат

Учитывая, что в Беларуси в год потребляется 36-38 млрд кВт·ч, то поставки из России составляют примерно 9,5% от потребления электроэнергии республики (рассчитано по данным Белстата на 2016 г.). Это довольно большой объем.

Нынешний отказ от закупок российской электроэнергии порождает вопрос: каким образом Беларусь может отказаться от импорта при отсутствии нового крупного источника генерации в виде той же АЭС?

Потупчик в своих заявлениях утверждает, что Беларусь увеличила генерацию на своих газовых электростанциях. Можно предположить, что ранее республика не использовала станции на полную мощность, так как часть из них выдавала электроэнергию с высокой себестоимостью. Поэтому, чтобы конкурировать с российскими поставками электричества, нужно было иметь дешевое сырье.

В 2018 г. действительно изменились расценки на российский газ. Если в 2017 г. средняя стоимость российского газа составила $146,2 за тыс. куб. м, то в 2018 г. действует фиксированная цена – $129 за тыс. куб. м, в 2019 г. она будет снижена до $127, а с 2020 г. стороны и вовсе договорились приравнять Беларусь к российским регионам, т.е. цена будет такой же, как в Смоленской области плюс стоимость доставки.

Можно сделать предположение, что сокращение стоимости газа на $20 на 1 тыс. куб. м делает генерацию на белорусских ТЭС более конкурентоспособным вариантом получения электроэнергии по сравнению с импортом из России. Слабость данной версии состоит в самом предположении конкуренции внутренней генерации с поставками из России по стоимости газа. Получается, что чем дороже российский газ был для Беларуси, тем меньше она должна была бы самостоятельно генерировать и больше импортировать готовой электроэнергии из России, ведь в регионах РФ газ всегда был относительно дешевым. А мы не видим корреляции объемов импорта электроэнергии с ценой на российский газ в статистике поставок, что видно из таблицы ниже.

Таблица 1. Сопоставление цен на газ из РФ и объема импорта электроэнергии Беларусью

 

 2012 

 2013

 2014 

 2015 

 2016 

 2017 

 Среднегодовая цена на газ из РФ (долл. за тыс. куб. м) 

168,4

165,7

170,1

144,5

136,6

146,2

Объем импорта электроэнергии (млрд кВт·ч.)

7,9

6,7

3,8

2,8

3,2

2,7

Источник: Белстат

Цифры скорее говорят о том, что Беларусь все время использовала максимальную мощность своих газовых станций. В этом случае стоит рассматривать версию о повышении энергоэффективности белорусской экономики, когда для успешного функционирования республике нужно меньше электроэнергии. Действительно, Беларусь год от года снижала энергоемкость экономики, но это происходило постепенно. И свидетельств большого рывка в этом направлении за последние несколько месяцев нет. К тому же каждый последующий шаг на пути энергоэффективности дается все сложнее и дороже, поэтому рывки возможны как раз в начале пути, а не на последних отрезках.

эффективность производства тепловой и.png

Источник: Белстат

Если в Беларуси не появилось новых источников генерации, газовые станции как работали, так и работают на полную мощность, а энергоэффективность революционно не увеличилась, значит, и отказаться от импорта электроэнергии страна пока не может. Точнее, может, но ненадолго.

Сейчас Беларусь прекратила закупки и стремится в переговорах добиться лучших условий. Мы уже наблюдали подобную стратегию в нефтяной сфере, когда Минск говорил о переходе на сырье из Венесуэлы и Ирана. Однако времени на торги мало. Если посмотреть статистику таможенной службы РФ, то мы увидим, что закупки электроэнергии Беларусью в России в первом и четвертом кварталах каждого года были значительно меньше, чем в остальное время.

динамика поставок.png

Источник: ФТС РФ. Примечание: Данные указаны в тыс. долларов США, что позволяет понять динамику поставок. Данные за 4-й квартал 2017 г. в ФТС пока отсутствуют.

Отсюда можно сделать вывод, что ближе к апрелю стороны вернутся к торговле электроэнергией. Российская «Интер РАО» уже заявила, что готова начать поставки при обращении по запросу белорусской стороны. Вместе с тем, скоро вопрос закупок электроэнергии уйдет в прошлое. После ввода в эксплуатацию энергоблоков возводимой «Росатомом» Островецкой АЭС в 2019-2020 гг. Беларусь не только сможет отказаться от закупок, но и получит возможность экспортировать свою электроэнергию за рубеж.


Игорь Юшков, эксперт Финансового университета при Правительстве РФ, ведущий аналитик Фонда национальной энергетической безопасности

Комментарии
22 Июля
РЕДАКТОРСКая КОЛОНКа

Встреча Путина и Трампа высвечивает несколько тенденций, которые окажут большое влияние на развитие стран СНГ.

Инфографика: Военно-морские силы США в Европе
инфографика
Цифра недели

$716 млрд

составит военный бюджет США на 2019 г., который станет самым крупным в истории. В 2018 г. военный бюджет США равнялся $692 млрд.