19 Октября 2017 г.

Соглашение с Китаем позволит Евразийскому союзу потягаться с ЕС – китайский эксперт

Соглашение с Китаем позволит Евразийскому союзу потягаться с ЕС – китайский эксперт
Председатель КНР Си Цзиньпин и президент РФ Владимир Путин.
Фото: washingtoninformer.com

В начале октября Евразийская экономическая комиссия и Китай завершили решающий раунд переговоров по торгово-экономическому соглашению. Детали соглашения, подготовленного Евразийской экономической комиссией и Министерством коммерции КНР, пока не разглашаются. Известно, что речь идет о непреференциальном торговом соглашении. Зона свободной торговли создана не будет, и таможенные пошлины для китайских товаров на границах ЕАЭС по-прежнему останутся. Соглашение касается взаимодействия в таких областях, как конкуренция, защита прав потребителей, электронная торговля, санитарные и фитосанитарные меры. Подобное соглашение – еще и часть работы по сопряжению Евразийского экономического союза и китайской инициативы «Один пояс – один путь». О том, что подтолкнуло Китай и ЕАЭС к подписанию соглашения, и что оно дает, корреспондент «Евразия.Эксперт» побеседовал с международным обозревателем китайского телеканала CCTV Эйнаром Тангеном. 

- Господин Танген, как в Китае воспринимают сегодня Евразийский экономический союз? И зачем двум сторонам понадобилось заключать соглашение?

- Пять стран-членов ЕАЭС – Россия, Беларусь, Казахстан, Армения и Кыргызстан – это группа, которая после нескольких лет подготовки, планирования и наращивания потенциала окончательно оформилась в 2015 г. Политически и экономически она сконцентрирована вокруг России, которая частично использует модель ЕС для развития территорий, бывших ранее частью СССР.

Страны ЕАЭС располагают богатой ресурсами территорией, составляющей 15% от площади всей суши Земли. Здесь проживает 183 млн человек, а суммарный ВВП стран союза по паритету покупательной способности составляет $4 трлн.

В глобальном масштабе ЕАЭС пока недостаточно крупный игрок, чтобы в экономическом плане потягаться с ЕС или США. Однако соглашение между обладающим огромными ресурсами ЕАЭС и Китаем с его значительными производственными мощностями меняет все.

В дополнение Китай получает запасной логистический коридор на случай военной блокады морских путей из страны на востоке. Если бы Китай был отрезан от поставщиков ресурсов, его экономика бы остановилась. Это давняя мечта многих стратегов в Вашингтоне.

- Иногда можно услышать мнение, что Евразийскому союзу лучше смотреть на Запад, чем на Восток... 

- Соглашение ЕАЭС с Китаем – это прагматичное решение. Европа и США продолжают давить на Россию из-за ситуации на Украине. РФ восприняла экономическое и военное внедрение ЕС и НАТО в бывшие страны восточного блока как нарушение обещаний, данных при распаде СССР.

Россия ни при каких обстоятельствах не собиралась отказаться от важнейшего незамерзающего порта (Севастополя - прим.ЕЭ), за который она столетиями платила пролитой кровью. Да еще в пользу НАТО – организации, созданной с единственной целью – противостоять СССР. Неслучайно в 2014 г., после начала конфликта на Украине, Народный банк Китая и ЦБ РФ совершили валютный своп на сумму $24 млрд. Тогда же КНР и Россия подписали нефтегазовые контракты на $500 млрд, рассчитанные на 40 лет.

Важным фактором является и изменчивость политики США при президенте Дональде Трампе. Дипломатия, как и бизнес, основывается на уверенности, а после прихода к власти в Америке Дональда Трампа Китай остался единственным на сегодняшний день предсказуемым крупным игроком.

- Что конкретно дает подготовленное торговое соглашение Китаю и ЕАЭС?

- Китай сегодня является торговым партнером России номер один. Однако за исключением Кыргызстана, торговля остальных стран ЕАЭС с КНР находится на довольно низком уровне. Это может радикально измениться, если вступят в силу торговые соглашения и будет создана транспортная инфраструктура, ведь Китай – это крупнейший и самый быстро развивающийся потребительский рынок.

По словам заместителя премьер-министра РФ Дмитрия Рогозина, в первой половине 2017 г. торговля между Китаем и Россией уже превысила сумму в $38 млрд. Спикер министерства коммерции КНР Шэнь Даньян считает, что к концу года она превысит $80 млрд. В 2008 г. весь двусторонний товарооборот между странами составлял $56,8 млрд.

Что касается достигнутых договоренностей между Пекином и Москвой, то детали еще не опубликованы. Однако все указывает на то, что соглашение о свободной торговле между ЕАЭС и Китаем уменьшит торговые барьеры и даст каждой из стран выход на новые рынки. Это большой прорыв для Китая, поскольку он получает новый сухопутный маршрут через территорию стабильного ЕАЭС для своего Нового Шелкового пути. Товары из Китая в Европу и обратно по нему доставляются в два раза быстрее, чем морским путем.

- Как отразится на экономиках стран ЕАЭС реализация соглашения с Китаем?

- Это позволит странам, расположенным между Россией и Китаем, расширить присутствие на китайском и европейском рынках как для экспорта, так и импорта. Эти страны, участвуя в инициативе «Один пояс – один путь», смогут создать новые рабочие места, нарастить производственные и сельскохозяйственные мощности.

В Китай будут экспортироваться энергоресурсы, полезные ископаемые, продукция агропрома, машиностроения и легкой промышленности. Основными статьями импорта из КНР станут потребительские товары и производственное оборудование.

Конечно, это обобщение, поскольку страны имеют отличающиеся нужды и ресурсы. Создание транспортной инфраструктуры и ее использование компаниями для получения доступа к рынкам – это основная идея китайского мегапроекта «Один пояс – один путь». В ней задействованы страны между Китаем, Европой, Африкой и Ближним Востоком. Созданные компаниями рабочие места дадут толчок местным экономикам и создадут новые возможности для китайских производителей потребительских товаров и товаров промышленного потребления.

- Национальные железные дороги России, Беларуси и Казахстана приступили к проработке предварительного технического обоснования высокоскоростной железной дороги «Евразия», который свяжет Китай и Западную Европу. Магистраль пройдет из Пекина через Астану, Москву и Минск в Берлин. Как вы оцениваете перспективы данного проекта?

- Для вышеперечисленных городов проект окажется ценным только в том случае, если часть людей, использующих этот коридор, будут заниматься предпринимательством в ЕАЭС. Конечная цель – не просто связать Китай с Европой, но также повысить транспортную доступность территорий, для которых нет другой логистической альтернативы. Трудность состоит в том, что есть участки, где плотность населения на огромных территориях крайне низкая. Это значительно усложняет создание центров производства.

Вместе с тем, [если дорога будет построена] каждый новый административный центр или город по ходу маршрута сможет извлечь выгоду из близлежащих баз природных ресурсов, снизить трудозатраты, построить конкурентоспособные обрабатывающие центры, а также создать новые рабочие места и укрепить местную экономику.

- На саммите БРИКС под председательством Китая были заявлены инициативы по отказу от доллара в торговле между странами-участницами. Насколько серьезны намерения Пекина в отношении дедолларизации?

- Меры по интернационализации юаня (превращение национальной валюты в средство платежа и накопления в международных экономических операциях - прим.ЕЭ) во многом связаны с нацеленностью на уход от гегемонии доллара.

Для Китая интернационализация юаня облегчила бы торговые процессы, избавив страну от необходимости использовать доллар как промежуточную валюту, и от рисков, связанных с этим типом транзакций на рынке Forex.

Китай также получит большую прибыль, если юань станет резервной валютой. Способность обеспечивать собственную потребность в кредитах за счет инвестиций из других стран заметно снизит для него стоимость финансирования.

Китай дал понять, что он будет поощрять использование национальных валют в сделках, совершаемых в рамках инициативы «Один пояс – один путь». Чтобы способствовать этому, КНР уже совершил валютные свопы с 21 страной. Этот шаг нацелен на укрепление и других национальных валют, что само по себе будет способствовать развитию торговли.


Беседовал Сеймур Мамедов

Комментарии
14 Ноября
РЕДАКТОРСКая КОЛОНКа

Полностью отказаться от прибалтийских портов Беларусь не планирует.

Инфографика: Военно-морские силы США в Европе
инфографика
Цифра недели

$6,7 млрд

составил объем иностранных инвестиций в реальный сектор экономики Беларуси за первые 9 месяцев 2017 г., что на 6,4% больше, чем за аналогичный период 2016 г. Основными инвесторами выступили компании из России (40,6%), Великобритании (26,6%) и Кипра (7,1%) – Белстат