24 Июня 2018 г.

Напряженность между Анкарой и Вашингтоном сблизит Турцию с Россией, Ираном и Китаем – турецкий эксперт

Напряженность между Анкарой и Вашингтоном сблизит Турцию с Россией, Ираном и Китаем – турецкий эксперт
Фото: si.wsj.net

Внутри- и внешнеполитические события в Турции заставляют экспертов все чаще обращать взор в сторону Анкары. С одной стороны, 24 июня в стране проходят президентские и парламентские выборы. С другой – США угрожают Анкаре санкциями в ответ на закупку российских С-400. Научный сотрудник программы Ближнего Востока и Северной Африки Европейского совета по международным отношениям Гюней Йылдыз, однако, считает, что санкции Штатов против страны – союзника по НАТО на деле маловероятны. Турецкий политолог в интервью «Евразия.Эксперт» рассказал о предвыборной обстановке в Турции, об отношениях Анкары с Москвой и Вашингтоном, а также объяснил, почему в ближайшее время маятник турецкой внешней политики может качнуться в сторону Запада.

- Господин Йылдыз, как вы оцениваете предвыборную ситуацию в стране?

- Президент Эрдоган объявил о проведении досрочных выборов, дав оппозиции совсем немного времени на то, чтобы подготовиться и бросить вызов ему и его Партии справедливости и развития (ПСР). Но несмотря на это, оппозиционные партии сумели проявить организованность и создали собственный альянс для противостояния альянсу ПСР и Партии националистического движения. Большинство опросов общественного мнения говорят о том, что экономика – наиболее важный вопрос, волнующий электорат. Почти 50% опрошенных назвали эту проблему ключевой, а 20% заявили, что основная беда страны – безработица.

То, как Эрдоган решает экономические вопросы, более не выставляет его в выигрышном свете из-за того, в каком состоянии сейчас находится экономика Турции. А вопросы безопасности и турецкого национализма, в которых Эрдоган проявляет себя лучше, не являются приоритетными для многих голосующих на этих выборах.

Вера турок в то, что подсчет голосов будет нечестным, может отпугнуть некоторых из тех, кто будет голосовать против ПСР 24 июня.

Президент Эрдоган и его ПСР контролируют почти 95% турецких СМИ и почти все государственные учреждения, что дает им значительное преимущество на выборах. Однако ПСР не смогла сформулировать ясного и четкого видения будущего для Турции.

- Согласно результатам опроса, Эрдогана поддерживают 48,3% турок, что не даст ему возможности выиграть в первом туре выборов. Что вы думаете об этом? Будет ли второй тур?

- Возможно, в первом туре Эрдоган не победит. Тот факт, что выдвинулось несколько кандидатов, которых поддерживают разные слои населения, говорит о том, что Эрдоган с очень небольшой вероятностью сумеет набрать 50% голосов в первом раунде. Однако это не значит, что кто-либо из его соперников сможет набрать необходимые 50%. Более вероятный сценарий состоит в том, что другие кандидаты разделят эту цифру между собой.

Перспективы правящей ПСР в парламентских выборах тоже не выглядят наилучшим образом. Есть большая вероятность, что она не сумеет на выборах получить большинство в парламенте, если Демократическая партия народов (ДПН) пройдет десятипроцентный барьер. Если же этого не произойдет, большинство кресел членов парламента, которые иначе достались бы ДПН, отойдут к ПСР.

- Кого поддерживает большинство населения Турции? Что показывают опросы?

- Президента Эрдогана и ПСР все еще поддерживают больше, чем другие партии. Однако эта поддержка недостаточна для того, чтобы обеспечить большинство в парламенте. Кандидат от основного конкурента ПСР со стороны оппозиции (Республиканской народной партии – РНП) Мухаррем Индже также получает значительную поддержку со стороны турецкого населения. Впервые за последнюю пару десятилетий РНП смогла привлечь своей риторикой и консервативных мусульман, и курдов, которые обычно поддерживают другие партии. Индже также, похоже, получает поддержку со стороны турецкого государства, и его победа может не так испугать сторонников ПСР, как победа других кандидатов.

- Что выборы в Турции означают для России? Если Эрдоган победит, чего ждать от российско-турецких отношений?

- Турецкая внешняя политика со времен вынужденного ухода с поста бывшего премьер-министра Ахмета Давутоглу основывалась на попытках эксплуатации геополитического соперничества между Вашингтоном и Москвой. Следуя этим курсом, Анкара значительно сблизилась с Россией, чтобы сбалансировать свои отношения с США.

Но многие чиновники в Анкаре считают, что Турция уже получила все возможные преимущества от тесных связей с Москвой. Независимо от того, кто выиграет эти выборы, маятник турецкой внешней политики, возможно, будет вынужден опять качнуться в сторону Запада.

Если победит Эрдоган, он продолжит поддерживать дружеские отношения с Москвой, пока не получит достаточно уступок от США в Сирии и Ираке (в курдском вопросе). Отношения Турции с Россией могли бы быть сбалансированы более тесными связями с Западом. Однако президент Эрдоган сжег на этом пути много мостов.

Что касается крупных проектов, таких, как «Турецкий поток» и АЭС «Аккую», президент Эрдоган намерен продолжать их реализацию максимальными темпами.

Энергетические сделки Турции с Россией приносят большую выгоду бизнесменам, близким к президенту Эрдогану. Желание Эрдогана осуществлять энергетические проекты совместно с Москвой, Тегераном и Эрбилем также обусловлено связями между Эрдоганом и бизнесменами, участвующими в этих проектах.

Текущий дефицит платежного баланса Турции и ее энергетические потребности заставят практически любого турецкого политического лидера поддерживать эти проекты. Форма отношений с Россией может отличаться от лидера к лидеру. В этом отношении президент Эрдоган – лучшее, на что может рассчитывать Москва.

- Во время визита министра иностранных дел Турции в Китай прошло обсуждение строительства третьей атомной электростанции в Турции. Как вы оцениваете возможность строительства АЭС с участием китайской стороны?

- Я думаю, еще рано говорить об участии китайских компаний в таких проектах.

Однако Анкара действительно хочет нарастить свое сотрудничество с Китаем, чтобы придать своей внешней политике больше устойчивости перед лицом давления со стороны Запада.

Некоторые министры, близкие к Эрдогану, восхищаются Китаем больше, чем Россией. Они добиваются более близких отношений с Пекином. Сильные торговые связи с Китаем, особенно в энергетике, также рассматриваются как внешнеполитический маневр и как попытка увеличить двусторонний товарооборот.

- Введут ли США санкции против Турции в ответ на закупку российских С-400? К каким последствиям это приведет для экономики страны и ее отношений с Россией?

- Основным источником антиэрдогановских настроений в США является не Белый дом, а Сенат. Несмотря на множество проблем между США и Турцией, президент США Дональд Трамп не использовал негативную риторику в отношении президента Эрдогана. И тот в основном воздерживался от прямой критики Трампа. Принятие полномасштабных санкций против страны – союзника по НАТО стало бы беспрецедентным для США, и я не думаю, что это возможно в ближайшем будущем. Однако я думаю, США могут полагать, что угроза санкций против Турции достаточна для того, чтобы убедить ее отказаться от ракетной сделки с Россией. Несмотря на улучшения в турецкой оборонной промышленности, Анкара не может рисковать попасть в ситуацию, в которой она не сможет закупать военные технологии у Запада.

Сохранение напряженности в отношениях Анкары и Вашингтона заставит турецкое правительство улучшать отношения с Россией, Ираном и Китаем в краткосрочной перспективе. Но в долгосрочном плане, особенно если турецкий истеблишмент будет вынужден выбирать между США и Россией, велика вероятность, что он выберет США.

Турецко-российские отношения смогут развиваться, только если Анкара сбалансирует их с рабочими отношениями с США.

- Эрдоган предложил России совместно развивать комплексы С-500. Насколько реальным представляется этот проект?

- Российско-турецкие отношения достигли стратегического уровня, и турецкая оборонная промышленность значительно улучшилась за последнее десятилетие. Однако я не думаю, что связи двух стран достаточно крепки для того, чтобы Москва и Анкара совместно разрабатывали такие сложны оборонные технологии. Думаю, Россия не нуждается в технологической поддержке со стороны Турции, чья оборонная промышленность развита значительно слабее, чем российская. Поэтому я не считаю данную идею реалистичной.

Комментарии
28 Октября
РЕДАКТОРСКая КОЛОНКа

Беларусь записали в один ряд «прифронтовых государств» с Украиной и Грузией для противодействия России и Китаю.

Инфографика: Военно-морские силы США в Европе
инфографика
Цифра недели

$32 млн

инвестирует Евразийский банк развития в электроэнергетику Казахстана. Это позволит внедрить автоматизированные системы учета электроэнергии, модернизировать электрические подстанции и построить новые линии электропередач