17 Июня 2018 г.

Сопряжение ЕАЭС и инициативы «Пояса и Пути»: взгляд из Китая

Сопряжение ЕАЭС и инициативы «Пояса и Пути»: взгляд из Китая
Постер с Председателем КНР Си Цзиньпином.
Фото: forbesimg.com

17 мая 2018 г. во время проведения экономического форума в Астане было подписано соглашение между Китайской Народной Республикой и Евразийским экономическим союзом об экономическом и торговом сотрудничестве. Данный документ, по мнению китайской стороны, является важной вехой в продвижении инициативы КНР «Один пояс – один путь». Процесс ратификации договора может затянуться на многие месяцы, но Китай не спешит: сотрудничество с ЕАЭС является для Пекина не единственным способом торгово-экономического взаимодействия с евразийскими государствами.

Объем соглашения составил 13 глав. Документ определяет деятельность КНР и ЕАЭС в рамках таможенного сотрудничества и упрощения процедур торговли, права интеллектуальной собственности, устанавливает базу для ведомственного сотрудничества и проведения государственных закупок, а также устанавливает правила для ведения электронной торговли, рассматривает вопросы, связанные с конкуренцией на рынках.

Стороны договорились о дальнейшем упрощении процедур таможенного оформления и сокращения сопутствующих расходов при ведении торговли.

Предполагается создание благоприятных условий для промышленного развития, содействие углублению экономических отношений КНР и ЕАЭС, а также его государств – членов в рамках двусторонних отношений с КНР.

Путь к соглашению начался в мае 2015 г. С тех пор прошло пять раундов переговоров, три заседания рабочих групп, а также две консультации на уровне министров. Соглашение открывает новый этап отношений КНР и ЕАЭС, а также сотрудничества в рамках политики сопряжения ЕАЭС и инициативы «Пояса и Пути».

В Китае подчеркивают, что, несмотря на отсутствие снижения тарифов в рамках соглашения, оно основано на правилах и нормах ВТО. Такой взгляд позволяет говорить о двух аспектах развивающегося торгово-экономического взаимодействия Китая и ЕАЭС. С одной стороны, торгово-экономические отношения КНР и ЕАЭС должны находиться в рамках норм и правил ВТО, что говорит об отсутствии стремления Китая создавать параллельную глобальную торгово-экономическую систему на базе взаимоотношений с ЕАЭС. С другой стороны, Китай делает попытку перехватить первенство в ВТО у стран Запада, подчеркнуть свою приверженность устоявшимся правилам торгово-экономических отношений в мире.

Необходимо заметить, что в Китае не торопятся с оценкой соглашения о торгово-экономическом сотрудничестве с ЕАЭС. Процесс ратификации соглашения во всех странах – членах ЕАЭС может продолжаться более полугода, а значит, возможность реальной оценки документа и его значения для сторон откроется не раньше 2019 г.

В Китае говорят об элитарном характере соглашения. Отмечено, что весь период взаимодействия ЕАЭС и КНР в вопросах торгово-экономических отношений, а также в вопросах сопряжения ЕАЭС и инициативы «Пояса и Пути» первую скрипку играли лидеры государств. В итоге благодаря значительной личной поддержке председателя КНР и лидеров стран – членов ЕАЭС стало возможным завершение переговоров по соглашению.

Документ рассматривается как часть политики Китая в рамках взаимоотношений со странами – участницами инициативы «Пояса и Пути». Соглашение названо важной вехой в строительстве и развитии китайской инициативы. Перечисляя аспекты соглашения, затрагивающие сотрудничество в сфере торговли, интеллектуальной собственности, государственных закупок и электронной коммерции, подчеркивается, что интеграция ЕАЭС и КНР, шире – инициативы «Пояса и Пути», позволяет китайским предприятиям еще больше развивать свой экспортный потенциал в отношении стран – членов ЕАЭС.

Китай видит соглашение о торгово-экономическом сотрудничестве не только как документ, организующий систему многостороннего сотрудничества стран ЕАЭС с КНР, но и как основу дальнейшего развития торгово-экономических отношений с ними. Соглашение между ЕАЭС и КНР было упомянуто в совместных заявлениях с Россией и Казахстаном в преддверии саммита ШОС.

Говоря о двустороннем сотрудничестве КНР на примере России, соглашение пока что не было отмечено в качестве прорывного или первостепенного документа. Напротив, документ назван в ряду рутинных практик двустороннего взаимодействия, которые, несмотря на значительный прогресс, требуют дополнительных усилий и закрепления результатов.

Говоря о взгляде китайской прессы и аналитических центров на возможности торгово-экономического взаимодействия в Евразии, на первое место выходит не ЕАЭС, а ШОС, которая постепенно получает все большую значимость в рамках китайской внешнеэкономической стратегии.

Вызывает интерес материал о содействии углублению экономического сотрудничества в ШОС, опубликованный в преддверии саммита организации в Циндао.

Целью развития экономического взаимодействия в ШОС названо содействие региональному упрощению процедур торговли и либерализации институциональных механизмов.

Подчеркнута важность инициативы «Пояса и Пути» для развития ШОС и необходимость стремления к созданию ЗСТ ШОС. Достижение этого результата возможно через реформирование коммерческой системы стран, укрепление правовой структуры, а также совместной борьбы с коррупцией и движения в сторону экономического взаимодействия. Достижимость ЗСТ ШОС просматривается через синергию организации и китайской инициативы.

ШОС также рассматривается как основа регионального «сообщества единой судьбы». ШОС представляет собой новый тип международных отношений, который базируется на уважении, справедливости и взаимной выгоде. Новый тип международных политических и экономических отношений в ШОС сформирован «Шанхайским духом», который основан на доверии, взаимной выгоде, равенстве, уважении к различным цивилизациям и стремлении к общему развитию.

В ШОС происходит продвижение экономического сотрудничества и формирование сообщества экономических интересов. Благодаря инициативе «Пояса и Пути» была улучшена инфраструктура региона, что влияет на развитие торговли стран – членов организации.

Подчеркнуто развитие гуманитарного сотрудничества. Проводятся мероприятия по культурному обмену и обмену в сфере образования и науки. Благодаря этому формируется социальная основа развития общества, разделяющего «общую судьбу».

Взаимодействие КНР и ЕАЭС зависит от множества факторов как во внутренней политике, так и в международных отношениях. ЕАЭС не является единственной площадкой, рассматриваемой КНР как основа для экономического взаимодействия с постсоветской Евразией.

Заметны активные попытки выдвижения экономической повестки дня на первое место в рамках ШОС. Основным нюансом является то, что все возможные механизмы взаимодействия находятся в контексте развития инициативы «Пояса и Пути», которая, по мнению КНР, начинает выступать мерилом экономической интеграции в Евразии.


Владимир Нежданов, магистр международных отношений, эксперт Центра изучения перспектив интеграции

Комментарии
26 Августа
РЕДАКТОРСКая КОЛОНКа

Назначение послом России в Беларуси Михаила Бабича означает новый этап в российско-белорусских отношениях.

Инфографика: Военно-морские силы США в Европе
инфографика
Цифра недели

$33,2 млрд

составил объем промышленного производства в Беларуси в январе-августе 2018 г. Это на 7,1% больше, чем в январе-августе 2017 г. – Белстат