04 Декабря 2018 г.

Сопряжение ЕАЭС и Шелкового пути: Китай меняет стратегию

Сопряжение ЕАЭС и Шелкового пути: Китай меняет стратегию
Фото: cnn.com

Одним из важнейших внешнеэкономических ориентиров Евразийского союза выступает развитие сотрудничества с Китаем и сопряжение с инициативой «Один пояс, один путь» (ОПОП). Весной 2018 г. Евразийская экономическая комиссия подписала с Китаем торгово-экономическое соглашение, а осенью председатель КНР Си Цзиньпин предложил ускорить процесс сопряжения ЕАЭС и ОПОП. О том, как в Китае видят основные приоритеты сотрудничества с ЕАЭС, и от чего зависит ускорение сопряжения ЕАЭС и ОПОП, читайте в статье «Евразия.Эксперт».

Последние инициативы Китая действительно открывают новые направления сопряжения ЕАЭС и «Одного пояса, одного пути»: предлагается активнее сотрудничать по международным вопросам а также активизировать взаимодействие в сфере энергетики и инновационных технологий. Несмотря на позитивную риторику и конкретные предложения по развитию диалога и сопряжения проектов сторон, инициатива вызывает немало вопросов. Во-первых, каким образом может развиваться тесный диалог по международным вопросам в рамках сопряжения ЕАЭС и инициативы «Пояса и Пути»? ЕАЭС остается исключительно экономическим объединением, а значит, наднациональные органы ЕАЭС не обладают компетенциями по развитию диалога по широкому кругу международных вопросов от его лица.

Однако осенние переговоры председателя КНР Си Цзиньпина и главы администрации президента РФ Антона Вайно о развитии сопряжения ЕАЭС и китайской инициативы не случаен. В политической элите Китая ЕАЭС воспринимается скорее не как единый организм, состоящий из равных по праву голоса акторов, а как проект, развиваемый в первую очередь Россией. Именно в этом причина, по которой поступило предложение развивать диалог по международным вопросам, а также уточнять аспекты развития сопряжения ЕАЭС и инициативы «Пояса и Пути» именно с Москвой. Таким образом, в настоящее время Китай воспринимает ЕАЭС как российский вариант инициативы «Пояса и Пути».

С другой стороны, КНР обращает внимание на возможности более быстрого роста инициативы «Пояса и Пути» благодаря развитию диалога с ЕАЭС. Евразийская интеграция рассматривается как новая возможность для развития «Пояса и Пути». Оно и понятно, поскольку Китай готов активно инвестировать в страны – члены ЕАЭС в целом и в Россию в частности для достижения определенных политических и экономических целей.

Летом 2018 г. Китай предоставил значительные средства на развитие евразийской интеграции. Внешэкономбанк России получил инвестиции объемом в 25 млрд юаней (около $10 млрд) для развития интеграционных процессов в ЕАЭС.

Интересно, что информационное агентство «Синьхуа» также подчеркивает внимание на значительную зависимость ЕАЭС от позиции России. Говоря о соглашении об экономическом и торговом сотрудничестве, в Китае обращают внимание, что взаимодействие ЕАЭС и инициативы «Пояса и Пути» началось с подписания соглашения между Москвой и Пекином.

МИД КНР также имеет двоякое представление о процессе интеграции в Евразии. Внешнеполитическое ведомство Китая говорит о роли как ЕАЭС, так и России в развитии проектов инициативы «Пояса и Пути». Сопряжение ЕАЭС и китайской инициативы описывается не как путь укрепления отношений стран – членов ЕАЭС и Китая, но как дополнительное подспорье для развития российско-китайского взаимодействия.

Но в глазах китайского руководства ЕАЭС – не единственная организация, которая может выступить в качестве партнера при развитии проектов инициативы «Пояса и Пути» на пространстве бывшего СССР.

Так, 11-14 октября состоялось заседание Совета глав правительств государств – членов Шанхайской организации сотрудничества, на котором китайский премьер Ли Кэцян высказался за развитие доверительных отношений КНР и членов ШОС с целью построения «сообщества единой судьбы» в рамках этой организации (上合组织命运共同体).

Особое внимание было уделено развитию экономического потенциала ШОС. Ранее была отмечена важность инициативы «Пояса и Пути» для развития ШОС и необходимость стремления к созданию ЗСТ ШОС. Достижение этого результата возможно через реформирование коммерческой системы стран, укрепление правовой структуры, а также совместной борьбы с коррупцией и движения в сторону экономического взаимодействия.

Таким образом, ускорение сопряжения ЕАЭС и инициативы «Пояса и Пути» в большей степени означает желание ускорить развитие взаимодействия России и Китая. Важно, что КНР видит Россию и другие страны ЕАЭС как государства, входящие в инициативу «Пояса и Пути», и только потом как участников других объединений. Стремление развивать более тесный диалог по международным вопросам между Россией и КНР представляет собой маркер представлений Китая об особом положении России в рамках ЕАЭС.


Владимир Нежданов, магистр международных отношений, эксперт Центра изучения перспектив интеграции

Комментарии
28 Октября
РЕДАКТОРСКая КОЛОНКа

Беларусь записали в один ряд «прифронтовых государств» с Украиной и Грузией для противодействия России и Китаю.

Инфографика: Отношение к евразийской интеграции
инфографика
Цифра недели

70,4%

голосов набрал блок «Мой шаг» Никола Пашиняна на парламентских выборах в Армении