16 Августа 2018 г.

Совместимы ли Евразийский союз и «Один пояс, один путь»? Взгляд из Китая

Совместимы ли Евразийский союз и «Один пояс, один путь»? Взгляд из Китая
Фото: hk.saowen.com

Информационное пространство стран ЕАЭС полно новостей о взаимоотношениях Евразийского экономического союза и входящих в него стран с Китаем. В отношении Китая в странах – членах ЕАЭС присутствует определенный консенсус, заключающийся в развитии партнерских отношений по линии КНР – ЕАЭС, выстраивании коллективной переговорной позиции с Пекином. Обращаясь к китайской прессе, разберемся в сложной мозаике отношений КНР и Евразийского экономического союза с точки зрения Китая.

ЕАЭС как экономическая интеграционная платформа Армении, Беларуси, Казахстана, Кыргызстана и России начал работу 1 января 2015 г., когда вступил в силу договор о ЕАЭС, подписанный в мае 2014 г. Интересно, что уже 8 мая 2015 г. в Москве было подписано Совместное заявление РФ и КНР о сотрудничестве по сопряжению строительства ЕАЭС и Экономического пояса Шелкового пути (ЭПШП). Это событие повлияло на дальнейшее восприятие китайско-евразийского взаимодействия. Однако, как показывает обзор китайской прессы, в КНР видение ЕАЭС несколько отличается.

С российской точки зрения, ЕАЭС – это интеграционное объединение равных акторов, тогда как с точки зрения Китая, ЕАЭС разделяется на Россию и остальных членов Союза.

Подобный взгляд может быть вызван развитием в Китае концепции «дипломатии большой страны с китайской спецификой». Активно используемая пятым поколением руководителей, данная концепция разделяет страны мира на подгруппы. Концепция представляет собой триединую конструкцию, которая описывает отношения Китая с крупными державами (США и Россия), соседними державами (пограничные КНР страны) и развивающимися странами.

Таким образом, взгляд пятого поколения руководителей на нюансы дипломатии и международных отношений фактически разделяет ЕАЭС на крупную державу (Россию), пограничные страны (Казахстан и Кыргызстан) и развивающиеся страны (Армения и Беларусь), что накладывает определенный отпечаток на целостное восприятие ЕАЭС.

Китай воспринимает Россию как лидера в ЕАЭС и сравнивает союз с китайской инициативой «Пояса и Пути». Отмечается, что ЕАЭС призван избавить Россию от последствий экономического кризиса, помогает укрепить геополитический статус Москвы в Евразии. В дополнение к этому в Китае говорят о роли ЕАЭС как моста между Европой и АТР, а также о надеждах России, что евразийская интеграция рано или поздно станет новым полюсом в многополярном мире.

Евразийская интеграция рассматривается как новая возможность для развития «Пояса и Пути». Прогнозы экспертов касательно взаимодействия ЕАЭС и инициативы «Пояса и Пути» в Центральной Азии, бесспорно, будут рисовать как мрачные, так и позитивные картины, однако совпадение интересов России и КНР на современном этапе развития позволяет надеяться на результативное взаимодействие.

Подчеркивается, что ЕАЭС и «Пояс и Путь» не имеют причин для конфронтации, поскольку существуют в разных плоскостях: ЕАЭС – как механизм интеграции, «Пояс и Путь» – как механизм в области инфраструктуры и логистики.

Интересно, что в Китае видят сходство геополитических аспектов ЕАЭС и «Пояса и Пути». Отмечается, что геополитическая активность США и их союзников как в Европе, так и в Азии подталкивает Россию и Китай к укреплению своих геополитических позиций, что привело к сопряжению ЕАЭС и ЭПШП.

Китай отмечает, что экономическая сила «Пояса и Пути» заметно превосходит силу ЕАЭС. Сопряжение должно открыть путь в ЕАЭС для китайского капитала, дать возможность привлекать более качественные китайские инвестиции в больших размерах. Весте с тем инфраструктурное развитие, которое несет «Пояс и Путь» в страны ЕАЭС, решает проблему отсутствия выхода к морю для внутриконтинентальных стран, что увеличивает международную конкурентоспособность предприятий из стран Центральной Азии.

Развитие отношений между ЕАЭС и инициативой «Пояса и Пути» рассматривается как возможность роста влияния Китая на политическую, экономическую и геополитическую ситуацию в Евразии.

Евразийская интеграция и китайская инициатива становятся важным механизмом экономического развития континента. Эффект от взаимодействия становится новой отправной точкой для российско-китайского сотрудничества, которое порождает гармоничные двусторонние отношения в сердце евразийского континента.

В китайских СМИ отмечают возможные препятствия развитию инициативы «Пояса и Пути» на постсоветском пространстве. Так, если сопряжение инициативы «Пояса и Пути» и ЕАЭС поставит под угрозу интеграцию России и постсоветских стран Центральноазиатского региона, то Москва может оказать сопротивление Пекину. Если же сопряжение поможет России сблизиться с постсоветскими странами, то КНР может всецело рассчитывать на поддержку.

В дополнение к этому отмечено, что политические отношения между Москвой и Пекином находятся на несоизмеримо более высоком уровне, нежели экономические.

Говоря об экономической составляющей, в Китае отмечают значительную зависимость ЕАЭС от импорта продукции из КНР. Дальнейшее сопряжение ЕАЭС и «Пояса и Пути» должно помочь развитию торгового взаимодействия, продвинуть сотрудничество между сторонами и вывести его на новый уровень.

Дальнейшее развитие отношений между ЕАЭС и КНР, по мнению китайских аналитиков, должно включать в себя следующие моменты. Во-первых, стандартизация и взаимодействие между акторами в рамках сопряжения ЕАЭС и инициативы Пекина должны происходить в соответствии с правилами ВТО. Во-вторых, устранение торговых барьеров и постепенное продвижение к зоне свободной торговли ЕАЭС – КНР.

Таким образом можно сделать три основных вывода. Во-первых, Китай видит ЕАЭС как интеграционный проект, играющий важное геополитическое значение в Евразии. Россия выделяется в качестве лидера объединения, и вопросы взаимодействия с ним Пекин склонен решать в первую очередь с Москвой. Во-вторых, проведена параллель между инициативой «Пояса и Пути» и ЕАЭС в том, что оба проекта были созданы как геополитический ответ на действия США и их союзников. Наконец, отмечаются бóльшая экономическая сила китайской инициативы по сравнению с ЕАЭС, перспективы еще большего экономического доминирования Китая в экономике. Однако политически проведены «красные линии», позволяющие сохранять конструктивные отношения с Россией на постсоветском пространстве.


Владимир Нежданов, магистр международных отношений, эксперт Центра изучения перспектив интеграции

Комментарии
26 Августа
РЕДАКТОРСКая КОЛОНКа

Назначение послом России в Беларуси Михаила Бабича означает новый этап в российско-белорусских отношениях.

Инфографика: Военно-морские силы США в Европе
инфографика
Цифра недели

$33,2 млрд

составил объем промышленного производства в Беларуси в январе-августе 2018 г. Это на 7,1% больше, чем в январе-августе 2017 г. – Белстат