11 Октября 2017 г.

Союз Беларуси и России должен сделать ставку на новую индустриализацию – эксперты

Союз Беларуси и России должен сделать ставку на новую индустриализацию – эксперты
Фото: Николай Покровский

Выход на экспортные рынки как ресурс новой индустриализации Беларуси и России обсудили эксперты из двух стран 9 октября в Деловом и Культурном комплексе Посольства Беларуси в России. Заседание Российско-белорусского экспертного клуба впервые состоялось в формате телевизионной передачи. К аналитикам присоединились международные чиновники из Евразийской экономической комиссии. «Евразия.Эксперт» публикует репортаж с места события.

Участников приветствовал председатель Телерадиовещательной организации Союзного государства Николай Ефимович. «Союзному государству не хватает серьезной экспертной площадки, которая могла бы вырабатывать обоснованные прогнозы», – отметил председатель Ефимович.

IMG_1699.jpg

Эксперты клуба обсудили вызовы и перспективы четвертой промышленной революции. По мнению профессора НИУ «Высшая школа экономики» Дмитрия Евстафьева, важным результатом промышленной революции станет децентрализация доступа к финансовым ресурсам.

«Новые финансовые технологии действительно являются революционными. Они снимут один и важнейших критериев, по которому предоставлялся доступ к финансовым ресурсам. Теперь для доступа к значительным финансовым ресурсам размер не будет иметь доминирующего значения, как это было в 1990 – начале 2000-х гг., когда шла гонка за капитализацию», – отметил эксперт.

Вторым, не менее важным результатом станет децентрализация управления: «Меняется понимание, кто такой директор, что такое собственность», – отметил профессор. «Главный инженер теперь необязательно должен находиться на заводе», при этом он может находиться даже в другой стране.

По мнению эксперта, это создает ряд вызовов для региона, и самое главное то, что Союзному государству необходимо управлять информационными процессами.

IMG_1428.jpg

«Конечно, нужно не отставать и в новой энергетике. Сейчас у нас нет стимулов догонять в области новой энергетики, потому что все стабильно. Но если не впишемся, потом будет сложно. Но главное – это информационное пространство. В ближайшие два года большая часть событий будет происходить не в реальности, а в коммуникациях», – заключил Евстафьев.

Директор Центра системного анализа и стратегических исследований НАН, к.э.н. Беларуси Валерий Гончаров отметил, что необходимо признать существование новой экономической реальности.

Несмотря на то, что общий уровень наукоемкости продукции упал, Беларуси удалось сохранить развитый индустриальный комплекс и удерживать устойчивые позиции на мировом рынке, однако «разобщенность пока не преодолена». Союзное государство, по мнению эксперта, является наиболее продвинутой формой для развития научной сферы, так как имеет свой фонд, бюджет.  

IMG_1449.jpg

«Это позволяет реализовывать совместные программы: 45 совместных программ реализовано в Союзном государстве от агропромышленности до суперкомпьютерных программ и совместных космических аппаратов. ЕАЭС обладает договором, но в этом договоре отсутствует наука, технологии, разработки. Необходимо прописать научную составляющую интеграции», – подчеркнул Гончаров.

С ним поспорил помощник члена Коллегии (министра) по промышленности и агропромышленному комплексу Евразийской экономической комиссии (ЕЭК) Юрий Иванов. Представитель ЕЭК признал, что на этапе создания Договора о ЕАЭС разрабатывалась статья о научно-техническом сотрудничестве, но она не была реализована, так как стороны не пришли к единому мнению. Однако эти моменты были учтены в документе «Основные направления промышленного сотрудничества», который в 2015 г. был подписан главами правительств стран ЕАЭС.

«Это дало возможность развивать научно-техническое сотрудничество, концертировать совместные ресурсы на передовых направлениях, причем на самых прорывных идеях», – отметил представитель ЕЭК. По словам Иванова, выяснилось, что в рамках технологических платформ реализация проектов может проходить быстрее.

В документе предусмотрено, что стороны могут присоединиться к реализации рекомендаций ЕЭК, исходя из национальных интересов в промышленности.

Это может касаться и реализации конкретных совместных проектов, которые реализуются не всеми странами одновременно. Остальные будут присоединяться, когда у них появятся интерес или соответствующие возможности. «Таким образом, мы все наработки Союзного государства встроили в ЕАЭС, чтобы не было противоречий», – подчеркнул Иванов.

«Наше новое будущее с позиции Беларуси – это интеллектуальная экономика», добавил Гончаров. Она предполагает развитый неоиндустриальный комплекс, гармонизацию систем и терминов, которые используются в Беларуси и России, а также создание единой системы долгосрочного прогнозирования.

«Нам нужно совершить качественный скачок. Наращивая мускулы в традиционных отраслях мы не перепрыгнем в новое будущее», – заключил Гончаров.

Член Экспертного совета при Правительстве РФ, к.т.н., Андрей Ионин, наоборот выступил в поддержку ослабления технического регулирования технологий, приведя пример Великобритании, которая таким образом смогла переключить финансовые потоки на Лондон, в то время как другие страны тормозили разработку новейших технологий, в частности биотехнологий.

IMG_1537.jpg

«Впервые технологическая революция бьет в середину, вытесняя офисного планктона, средний класс. Эти люди не просто средний класс – они составляют основу избирателей», – отметил Ионин.

«Точкой концентрации должна стать информационная безопасность. Тогда мы займем важное место в цифровой экономике. Незащищенный цифровой актив не стоит ничего», – добавил эксперт. По мнению Ионина, одним из проектов Союзного государства должно стать возрождение физико-математического образования, так как страны имеют лучшую физмат школу в мире.

Помощник проректора по научной работе Санкт-Петербургского государственного экономического университета, д.э.н., профессор Александр Саулин подчеркнул, что «прежде чем понять, как из ямы выбираться, надо разобраться, в какой яме мы находимся». Эксперт посетовал на «самый большой провал» в станкостроении.

«В последние три года об этом наконец-то стали говорили, а то мы все говорим, что станки нам не нужны, у нас сейчас будет научно-техническая революция, 3D принтеры. Тогда почему в Германии 40% обрабатывающей промышленности, в то время как в России только 20%? Почему Германия производит в 20 раз больше станков, чем Россия, хотя ее население меньше? Они могли бы уже давно использовать новые технологии. А они их производят», – отметил Саулин.

По мнению заместителя председателя Республиканского общественного объединения «Белая Русь» Александра Шатько, основная проблема того, что многие проекты Союзного государства в науке не закончены в том, что часто происходит смена людей на местах. «Цельного кадрового административного формата для двух государств пока нет», – подчеркнул Шатько.

Научный сотрудник Института философии НАН Беларуси, главный редактор портала «ИМХОклуб.by» Алексей Дзермант предположил, что Союзное государство могло бы стать формой технологического оффшора. Для этого необходимы создание совместных фондов для финансовых средств и политическая воля.

«Не хватает долгосрочного планирования. Сегодня идет цифровая трансформация экономики, но за этим последует и цифровая трансформация общества. Люди будут бояться изменений и сопротивляться инновациям. Мы должны преодолеть сопротивление, посадить взрослых людей за 50 лет за парты, повышать их квалификацию», – отметил председатель Республиканской конфедерации предпринимательства Беларуси Владимир Карягин.

IMG_1648.jpg

По словам Карягина, людям угрожает потеря занятости, к которой они привыкли. «Время и образование – два ведущих фактора. Если мы будем терять время, то мы обречены на догоняющую экономику», – заключил эксперт.

Ректор Государственного академического университета гуманитарных наук, сопредседатель Российско-белорусского экспертного клуба, к.ист.н., Денис Фомин-Нилов поделился мнением о сущности сегодняшнего образования.

«Университеты стали «вузами». С советских времен у нас остались представления об университете как о вузе – фабрике, получающей из школ «полуфабрикат», а выпускающей «специалиста», который потом 35 лет должен отработать. Университет – это изучение опыта предшественников, коммуникация, генерация идей, среда».

По мнению ректора, нужно менять не только представления преподавательского состава, но и в целом культуру. Эти процессы уже идут во многих университетах.

По мнению заведующей кафедрой экономики промышленных предприятий Белорусского государственного экономического университета, д.э.н., профессора Людмилы Нехорошевой, важнейшей задачей является необходимость сделать так, чтобы проекты Беларуси не продавались крупным западным компаниям, а оставались в стране. Решением этой проблемы может стать создание соответствующей концепции, примеры которой есть в Германии, Франции, США.

Важной характеристикой происходящих перемен, по мнению заведующей отделом мониторинга социально-экономического развития Института экономики НАН Беларуси, к.э.н. Татьяны Садовской, является то, что меняется роль мелкого и среднего предпринимательства.

IMG_1730.jpg

Россия и Беларусь используют схожие подходы для стимулирования экспорта, в частности в налоговой (снижение налоговой нагрузки) и финансовой (различные субсидии, льготные кредиты) сферах. Кроме того, существуют как федеральные, так и региональные государственные программы. В четвертой промышленной революции возрастает роль информационно-маркетинговой поддержки экспорта.

«В поддержке экспорта у нас есть реальные возможности создания единой институциональной среды, которая бы стимулировала экспортную деятельность. Особенное внимание нужно обратить на малое и среднее предпринимательство», – заключила Садовская.

Заместитель директора по научной работе Вологодского научного центра РАН Константин Гулин подчеркнул, что торговле мешает «информационный вакуум». По его словам, более 90% компаний «не знают, что и куда экспортировать». Кроме того, у компаний нет возможности получить дешевые кредиты. Союзные программы, по его мнению, должны согласовываться с бизнесом.

Директор Центра изучения перспектив интеграции Сергей Рекеда обратил внимание экспертов на то, что чаще всего Россия и Беларусь не может договориться по тем секторам, в которых у сторон и так налажено сотрудничество.

«То по молоку, то по трубам не можем договориться. Это сектора, которые нам достались от общего наследства и похожи в подходах. А в новых секторах – космос или IT – мы активно сотрудничаем. Надо создавать новые сектора, а не пытаться склеить старые».

IMG_1697.jpg

Эксперты согласились с необходимостью развивать союзное и евразийское сотрудничество по линии новых информационных технологий. Представленные в ходе заседания идеи и предложения будут переданы в профильные ведомства и научно-исследовательские структуры России и Беларуси для дальнейшей проработки.

Подготовила Юлия Рулева 

Комментарии
26 Ноября
РЕДАКТОРСКая КОЛОНКа

Даля Грибаускайте постаралась, чтобы отказ Александра Лукашенко от приглашения на саммит Восточного партнерства в Брюссель выглядел однозначно – как провал Евросоюза.

Инфографика: Военно-морские силы США в Европе
инфографика
Цифра недели

$9,8 млрд

составила общая сумма ввозных таможенных пошлин, поступивших в бюджеты стран ЕАЭС в 2016 г. В 2015 г. данная сумма была на $782,7 млн или на 7,4% больше – Счетная палата РФ