03 Марта 2019 г.

«Поводок для Варшавы»: США привязывают Польшу к своему оружию

«Поводок для Варшавы»: США привязывают Польшу к своему оружию
Фото: thedefensepost.com

В феврале Польша подписала многомилионный контракт на покупку у США новой реактивной системы залпового огня, планы приобретения которой вынашивались оборонным ведомством еще с 2007 г. Свою озабоченность масштабным перевооружением польской армии уже выразила Беларусь. Однако реакция польских промышленников и экспертов оказалась неоднозначной, и некоторые уже успели окрестить день подписания «черной средой». О том, чем примечательна купленная система, и о причинах, заставших специалистов использовать столь красочный эпитет, читайте в статье заведующего кафедрой географии, природопользования и пространственного развития БФУ им. И. Канта Юрия Зверева специально для «Евразия.Эксперт».

История вопроса


В середине февраля министр национальной обороны Польши Мариуш Блащак подписал с правительством США соглашение на сумму $414 млн. (около 1,5 млрд злотых) на поставку первого дивизионного комплекта ракетной системы M142 HIMARS (High Mobility Artillery Rocket Systems) производства корпорации Lockheed Martin. О значимости этого события свидетельствует то, что при подписании присутствовали президент Польши Анджей Дуда и вице-президент США Майкл Пенс. Согласно соглашению, Польша к 2023 г. должна получить 18 боевых самоходных пусковых установок (ПУ) и две учебные ПУ, а также управляемые реактивные снаряды GMLRS, баллистические оперативно-тактические ракеты (ОТР) ATACMS, практические ракеты LCRR[1], а также сопутствующую технику и системы. В соглашение также вошли услуги по обучению и технической поддержке.

В Польше подписание соглашения оценили двояко. Если президент Дуда назвал это важным событием, которое является частью программы модернизации польской армии, то, например, генерал профессор Богуслав Пачек, бывший ректор Академии национальной обороны, считает, что у польской промышленности есть основания назвать день подписания соглашения «черной средой».

Министерство национальной обороны Польши уже достаточно давно разработало концепцию Polskie Kły («Польские клыки»), предусматривающую создание потенциала сдерживания из ракет, запускаемых с воздушных[2], морских[3] и сухопутных платформ. Соответствующие разделы были внесены в «План технической модернизации на 2013-2022 годы», утвержденный министерством 11 декабря 2012 г. В качестве одного из приоритетов в нем предусматривалось завершение разработки и принятие на вооружение новой реактивной системы залпового огня (РСЗО) WR-300 Homar («Лобстер»)[4]. Всего предполагалось закупить 56 пусковых установок (ПУ) РСЗО Homar (3 дивизиона по 18 ПУ плюс две учебные ПУ). С самого начала заявлялось, что РСЗО Homar будут размещены, помимо прочего, в восточной части страны и что они, в частности, поступят на вооружение 11-го Мазурского артполка в Венгожево недалеко от Калининградской области, где дополнят 155-мм самоходные гаубицы Krab.

Научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы по РСЗО Homar были начаты еще в 2007 г.

Изначально предполагалось, что польские сухопутные войска получат систему, способную поражать цели залповым огнем на расстоянии до 60 км. Дополнительно она должна была быть способна стрелять тактическими ракетами с дальностью от 150 до 300 км. В 2010 г. контракт на дальнейшую разработку системы выиграл консорциум под руководством компании Huta Stalowa Wola S.A. (HSW) (Сталёва-Воля). Программа предусматривала организацию производства в Польше ПУ Homar и частичную локализацию выпуска боеприпасов, интеграцию в комплекс польских систем управления огнем (СУО) и систем связи и навигации, размещение боевых средств РСЗО на производимых в Польше (самостоятельно или по лицензии) шасси.

Иными словами, программа замышлялась, как национальная с иностранным участием.

Кроме того, польская промышленность рассчитывала на получение дополнительных заказов в рамках последующей модернизации ракетной системы.

С мая 2014 г., после начала конфликта на востоке Украины, реализация программы Homar, как и ряда других ключевых польских военных программ, была ускорена.

3 марта 2015 г. министерство национальной обороны Польши отправило приглашение о начале переговоров о поставке Homar консорциуму во главе с Huta Stalowa Wola S.A., в состав которого входили также Wojskowe Zakłady Uzbrojenia S.A. в Грудзёндзе, Mesko S.A. (штаб-квартира в Скаржиско-Каменна – производство ракет по лицензии) и WB Electronics S.A. (штаб-квартира в Ожарув-Мазовецкий – производство и интеграция СУО и автоматизированной системы управления, командования, связи, разведки, наблюдения и рекогносцировки (CS4IR)). Планировалось заключить контракт на поставки Homar в том же 2015 г. с тем, чтобы начать поставки уже в 2018 г. Как оказалось, такой график был излишне оптимистичным.

В июле 2016 г. состав консорциума изменился. Его возглавила Polska Grupa Zbrojeniowa S.A. (PGZ) со штаб-квартирой в Радоме[5]. HSW стала техническим лидером консорциума, отвечающим за производство ПУ и других транспортных средств. Продолжили свое участие Wojskowe Zakłady Uzbrojenia S.A. в Грудзёндзе, Mesko S.A. и WB Electronics S.A. В состав консорциума также вошла компания Rosomak S.A. (штаб-квартира в Семяновице-Слёнске), отвечающая за разработку и производство разведывательных и командных машин.

Стала рассматриваться возможность закупки большего количество Homar – тогдашний министр национальной обороны Польши Антоний Мачеревич говорил уже о приобретении около 160 ПУ (девяти дивизионов вместо первоначально планировавшихся трех).

В апреле 2017 г. консорциум подал окончательную оферту по программе Homar, в которой были названы три потенциальных зарубежных партнера – поставщика ракет: американская фирма Lockheed Martin, консорциум израильских компаний IAI и IMI и турецкая компания Roketsan. Американцы предлагали унитарные управляемые реактивные снаряды GMLRS калибра 227 мм с максимальной дальностью стрельбы 70-80 км и управляемую баллистическую ОТР ATACMS диаметром 610 мм с дальностью 300 км, израильтяне – управляемые ракеты EXTRA калибра 306 мм с дальностью 150 км и Predator Hawk калибра 370 мм с дальностью 300 км, а также управляемую баллистическую ОТР LORA[6] диаметром 624 мм с дальностью более 300 км[7], турки – управляемые ракеты ТR-300 и TRG-300 калибра 300 мм с дальностью 100 и 120 км соответственно и управляемую баллистическую ОТР J-600Т диаметром 600 мм с дальностью 300 км.

4 июля 2017 г. консорциум рекомендовал польскому правительству для дальнейших переговоров фирму Lockheed Martin.

Как отмечают польские аналитики, этот выбор был в первую очередь политическим, а не техническим[8], и не случайно он был приурочен к визиту в Варшаву 5 июля 2017 г. президента США Дональда Трампа.

Камнем преткновения на дальнейших переговорах оказались общая стоимость контракта и передача ключевых технологий, на которой настаивали поляки, и на что правительством США было наложено жесткое ограничение[9]. Кроме того, финансовые ожидания подрядчиков, в т.ч. иностранных, значительно превысили средства, которые министерство национальной обороны Польши зарезервировало в плане технической модернизации в начале 2015 г. на программу Homar. Также выяснилось, что препятствием для реализации программы в замысливаемом виде являются недостаточные технологические и производственные возможности некоторых заводов PGZ, в частности завода Mesko.

К середине 2018 г. переговоры зашли в тупик. В итоге в июле Польша отказались от концепции, согласно которой основным поставщиком комплекса Homar должны были быть польские компании, сотрудничающие с американским партнером. Было решено срочно напрямую закупить в США проверенные РСЗО M142 HIMARS (High Mobility Artillery Rocket System) производства корпорации Lockheed Martin без какой-либо локализации их производства в Польше. Объем закупок при этом был сокращен с трех дивизионов до одного. Переговоры об остальных было обещано провести позднее.

В октябре 2018 г. заказ был отправлен США в рамках Программы зарубежных военных продаж Министерства обороны США (Foreign Military Sales (FMS)). В конце ноября 2018 года Агентство по сотрудничеству в области безопасности и обороны (DSCA) Министерства обороны США объявило, что Государственный департамент дал согласие продать в Польшу системы HIMARS и что соответствующий запрос направлен в Конгресс. В начале декабря 2018 г. согласие Конгресса на поставки HIMARS в Польшу было дано.

Что же купили поляки?


РСЗО M142 HIMARS представляет собой колесный вариант гусеничной РСЗО M270 MLRS (Multiple Launch Rocket System), впервые использованной в бою во время войны в Персидском заливе против Ирака в 1991 г. Система HIMARS создана на базе пятитонного колесного шасси 6х6 FMTV M1140, на котором размещаются либо транспортно-пусковой контейнер с шестью неуправляемыми или управляемыми реактивными снарядами семейства MLRS/GMLRS калибра 227 мм с дальностью стрельбы 15-70 км[10] либо одна баллистическая ОТР ATACMS с дальностью 70-300 км[11]. Управляемые реактивные снаряды GMLRS имеют боевую часть весом 9 0 кг и оснащены комбинированной инерциально-спутниковой (INS/GPS) системой наведения, которая обеспечивает круговое вероятное отклонение (КВО) около 5 м (в некоторых источниках – 5-10 м). По точности попадания их сравнивают со «снайперской винтовкой с 70-ти километровой дальностью». Баллистические ракеты ATACMS несут боеголовку весом уже 227 кг и также оснащены системой наведения INS/GPS, которая обеспечивает КВО «десятки метров» (по некоторым данным, 10-50 м).

Системы HIMARS поступили на вооружение в США в 2005 г. и были впервые применены морской пехотой в боях против иракских повстанцев в 2007 г. Использовались они американцами и в Афганистане. Кроме вооруженных сил США РСЗО HIMARS состоят на вооружении Иордании, Канады, ОАЭ и Сингапура. Они также закуплены, но еще не получены Румынией[12].

Ощущения в польском военном и военно-промышленном сообществе от новой покупки достаточно противоречивы.

С одной стороны, Польша все же получает надежную и проверенную в боевых действиях дальнобойную высокоточную ракетную систему, которая соответствует стандартам НАТО и многократно увеличивает возможности сухопутных войск по дальнему поражению целей[13]. По максимальной дальности поражения (300 км) HIMARS существенно превосходит самые дальнобойные артиллерийские системы Польши, такие как РСЗО WR-40 Langusta и 155-мм самоходные гаубицы Krab (40 км).

С другой стороны, количество законтрактованных систем HIMARS пока весьма невелико. 18 боевых ПУ достаточно для оснащения лишь одной польской дивизии из имеющихся четырех. Как отмечают польские эксперты, они будут красиво смотреться на парадах, но их реальный вклад в укрепление обороноспособности Польши, если не последуют дальнейшие закупки, будет гомеопатическим. Особенно с учетом того, что поставляемых боеприпасов хватит только лишь на один день интенсивного боевого применения (на каждую боевую ПУ приходиться лишь 15 ракет GMLRS и чуть больше полутора ОТР ATACMS[14]).

В будущем использовании систем HIMARS Польша целиком зависит от союзников по НАТО, в первую очередь от США, так как у нее нет своих средств дальней разведки, способных обнаруживать, идентифицировать и обеспечивать поражение мобильных целей на расстоянии 100, 200 или 300 км за линией фронта.

Без этого системы HIMARS могут поражать только стационарные цели с заранее известными координатами, такие как города, военные базы и склады и т.п. При таком раскладе они имеют больше психологическое значение, являясь средством устрашения потенциального противника.

Главное же разочарование испытала польская военная промышленность, в которой день заключения контракта с американцами, как уже упоминалось, даже назвали «черной средой». Польша рассчитывала, что ведущим подрядчиком по программе Homar выступит национальный консорциум во главе с PGZ, а американские компании будут выступать лишь в роли его субподрядчиков. Консорциум должен был производить (самостоятельно или по лицензии) основную часть техники, включая частичную локализацию производства ракет, и получить новые для себя технологии и основную часть денег, выделенных на программу. Но этого не произошло – HIMARS поступят из США в Польшу, как говорится, «с полки», и прибыль получат американские компании, прежде всего Lockheed Martin.

В HIMARS будет стандартная американская система управления огнем (СУО) AFATDS, в то время как поляки первоначально надеялись использовать в комплексе Homar свою собственную СУО Topaz. К тому же неясно, какую именно версию AFATDS получит Польша – модернизированную, которая должна поступить на вооружение в США в 2020 г., или текущую, которая к моменту начала поставок будет уже устаревшей.

Таким образом, Польша, получив, пусть и в ограниченном (пока?) масштабе «длинную руку» для своих сухопутных войск, совсем ничего не выиграла в плане приобретения новых военных технологий и получения выгодного контракта, хотя рассчитывала на все это с самого начала программы Homar.

Особое разочарование вызвал отказ американцев предоставить технологии производства ракет GMLRS, получение которых считалось ключевым вопросом для модернизации как оборонной промышленности Польши, так и польской армии. В итоге все деньги, запланированные на программу Homar, уходят к американцам. Собственно, то же самое произошло и при закупке Польшей в прошлом году американской зенитной ракетной системы (ЗРС) Patriot – с той небольшой разницей, что на 4,75 млрд долл. общей суммы контракта поляки получили офсетные обязательства по передаче технологий и налаживанию производства в Польше некоторых элементов этой ЗРС и другой американской военной техники на сумму всего лишь около 280 млн долл. Получается, США сполна используют ухудшение отношений с Россией, которые они сами и обостряют, придумывая для этого все новые и новые предлоги, а также антироссийские фобии восточноевропейских элит (в т.ч. и польской) для обеспечения как можно большей загрузки предприятий своего ВПК. В духе известного лозунга Дональда Трампа: «Европа должна заплатить!» (за оборону и безопасность – Ю.З.).

Кроме того, поставляя Польше дальнобойные средства поражения, такие как авиационные крылатые ракеты JASSM и ракетные системы HIMARS, для эффективного боевого применения которых у Польши нет, как уже отмечалось, своих средств дальней разведки, США привязывают поляков к своей военной машине и контролируют реальный «пусковой ключ» от польских ракет[15].

Если говорить о военных аспектах вопроса, то первоочередными потенциальными целями для польских систем HIMARS, безусловно, станут российские объекты в Калининградской области. Об этом еще в июле 2016 г. было написано в опубликованном американским «Атлантическим советом» докладе «Arming for Deterrence. How Poland and NATO Should Counter a Resurgent Russia» за авторством бывшего заместителя Верховного главнокомандующего Объединенными вооруженными силами НАТО в Европе, британского генерала сэра Ричарда Ширреффа и бывшего советника министра обороны Польши – Мацея Олекс-Щитовского. О том, что США и НАТО нуждаются в увеличении сухопутного потенциала, обладающего способностью наносить точечные удары с больших дистанций, а также высокой живучестью, чтобы противодействовать российским зонам воспрещения и ограничения доступа и маневра (A2/AD[16]) (в т.ч. и в Калининградской области), говорил летом того же года и бывший верховный главнокомандующий Объединенных вооруженных сил НАТО в Европе, генерал Филип Бридлав. Другое дело, что только 18 ПУ и ограниченное число ракет (особенно баллистических ATACMS) вряд ли дадут возможность успешно решить эту задачу (с учетом наличия в Калининградской области комплексной многоуровневой системы ПВО и ПРО, оснащенной современными ЗРС С-400 и С-300В4, способных поражать ОТР).

И Россия, и союзная Республика Беларусь уже располагают ракетным ответом на баллистические ракеты ATACMS, которые получит Польша – оперативными ракетно-тактическими комплексами (ОТРК) «Искандер-М» в Калининградской области, и белорусскими РСЗО «Полонез».

ОТРК «Искандер-М», в отличие от HIMARS c ATACMS, может нести ядерную боеголовку, обладает большим разнообразием значительно более тяжелых, чем у ATACMS, обычных боевых частей массой 720/800 кг (по разным данным), может применять не только сверхманевренные квазибаллистические ракеты, являющихся крайне сложной целью для систем противоракетной обороны (ПРО) из-за использования «стелс-технологий», но и крылатые ракеты, обладает более высокой точностью попадания (КВО баллистических ракет с корреляционной ГСН 5-7 м, в некоторых источниках называют даже 2 м) и большей дальностью стрельбы (на испытаниях – 480 км).

Белорусская РСЗО «Полонез» оснащена управляемыми 301-мм ракетами с максимальной дальностью стрельбы более 200 км и КВО от 30 до 50 м. В модернизированном варианте система оснащена управляемыми ОТР с боевой частью весом 480 кг, дальностью стрельбы 300 км и КВО не более 10-15 м.

Что касается залповых ракет GMLRS, то достаточно эффективным ответом Польше станет запланированное перевооружение 244-й отдельной Неманской Краснознаменной орденов Суворова II степени и Кутузова III степени артиллерийской бригады в Калининграде, которая уже сейчас получает вместо РЗСО «Град» более дальнобойные РСЗО «Ураган» и новейшие РСЗО «Ураган-1М» (максимальная дальность стрельбы 120 км). А у Беларуси, помимо «Полонезов», имеются РСЗО «Смерч» с дальностью стрельбы до 90 км.


Юрий Зверев, заведующий кафедрой географии, природопользования и пространственного развития БФУ им. И. Канта


[1] Конкретное количество закупаемых ракет в информации о заключении соглашения не раскрывались, но Госдепартамент США в ноябре 2018 г. одобрил поставку в Польшу 36 шестиракетных контейнеров с ракетами GMLRS модели M31 с унитарными боеголовками, девяти шестиракетных контейнеров с ракетами модели M30A1 с кассетными боеголовками, 30 ОТР ATACMS М57 с унитарными боеголовками и 20 практических ракет LCRR.

[2] Крылатые ракеты JASSM.

[3] Ракеты, запускаемые с подводных лодок, приобретаемых по программе Orka.

[4] Польские артиллерийские системы последних лет традиционно носят названия ракообразных – «Лангуста», «Краб», «Рак» и т.д. В СССР, как известно, более популярны цветочные названия таких систем – «Гвоздика», «Акация», «Гиацинт». «Пион», «Тюльпан» и др. Впрочем, после от этого правила стали отходить – так, 152-мм самоходную гаубицу 2С19 «Мста-С» назвали в честь реки в Новгородской и Тверской областях, а новейшую российскую 152-мм самоходную гаубицу 2С35 – «Коалиция-СВ».

[5] Холдинговая компания, созданная польским правительством 26 ноября 2013 г. для объединения польских государственных предприятий оборонной промышленности.

[6] Оперативно-тактический ракетный комплекс (ОТРК) LORA в 2018 г. был куплен Азербайджаном.

[7] По некоторым данным – более 400 км.

[8] ПУ системы Lynx, предлагавшейся Израилем, могла нести 8 управляемых реактивных снарядов EXTRA с максимальной дальностью 150 км и боевой частью весом 120 кг, или 4 управляемые баллистические ракеты Predator Hawk с дальностью 300 км и боеголовкой весом 140 кг, или две управляемые баллистические ракеты LORA с дальностью более 300 км (возможно, более 400 км) и боеголовкой весом 250 кг. Круговое вероятное отклонение (КВО) всех трех ракет – менее 10 м. Американцы предложили огневой модуль системы HIMARS – шесть управляемых ракет GMLRS с максимальной дальностью 70-80 км, боевой частью весом 90 кг и КВО около 5 м или одна управляемая баллистическая ракета ATACMS с максимальной дальностью 300 км, боевой частью весом 227 кг и КВО «десятки метров» (по некоторым данным, от 10 до 50 м).

[9] Израиль, кстати, предлагал передачу в оборонную промышленность Польши большинства технологий системы Lynx, включая производство и совместную разработку ракет, а также так называемую «полонизацию» системы транспортных средств для ракет и других систем, например, контрбатарейных радаров, производимых в Польше.

[10] В некоторых источниках указывается максимальная дальность 84 км.

[11] Система MLRS несет вдвое больше ракет – 12 MLRS/GMLRS либо две ОТР ATACMS.

[12] M270 MLRS распространены шире. Кроме США, они находятся на вооружении Бахрейна, Великобритании, Германии, Египта, Израиля, Италии, Саудовской Аравии, Турции, Финляндии, Франции, Южной Кореи и Японии.

[13] Большую дальность (370 км) в польских вооруженных силах имеют только авиационные крылатые ракеты AGM-158A JASSM.

[14] Всего 270 ракет GMLRS и 30 ракет ATACMS, если исходить из разрешения Госдепа США на поставку. В 2017 г. Польша запрашивала у США 150 готовых ракет GMLRS плюс 1642 секции наведения и управления для сборки этих ракет у себя, а также 61 ракету ATACMS.

[15] К тому же, для коррекции наведения используются сигналы американской спутниковой навигационной системы GPS, точность выдаваемых координат которой зависит от воли американцев.

[16] Anti-Access/Area Denial

Загрузка...
Комментарии
06 Марта
РЕДАКТОРСКая КОЛОНКа

Президент Беларуси сформулировал новые тезисы по евразийской интеграции.

Инфографика: 5 ключевых событий в ЕАЭС в 2018 году
инфографика
Цифра недели

36%

составила доля США на мировом рынке вооружений в 2014-2018 гг. В топ-5 крупнейших экспортеров оружия также вошли Россия (21%), Франция (6,8%), Германия (6,4%) и Китай (5,2%) – SIPRI

Mediametrics