22 Июля 2016 г.

США готовы к евразийской интеграции? Два взгляда из Вашингтона

США готовы к евразийской интеграции? Два взгляда из Вашингтона
Фото: masslive.com

Все помнят знаковое заявление Хиллари Клинтон на посту госсекретаря США в 2011 г. о необходимости «замедлить» или «остановить» евразийскую интеграцию. После тех слов официальный Вашингтон старался хранить молчание по этой теме. В экспертном сообществе США пока преобладают ястребы. Аргументы их давно и хорошо известны: ценности и сдерживание. Но есть и иные голоса. Предлагаем читателям мнения двух известных американских специалистов по России, представляющих позиции реализма в экспертных кругах внешнеполитического истеблишмента США.

В аналитической записке на тему: «Как Вашингтон перестал бояться и полюбил евразийскую интеграцию», опубликованной в апреле 2016 г., американский специалист по России Джеффри Манкофф рассматривает ситуацию в Евразии как взаимодействие трех проектов: Евразийского экономического союза, американской инициативы «Новый Шелковый путь» и китайского проекта «Экономический пояс Шелкового пути».

Основные тезисы статьи:

1. «Развертывание российского и китайского проектов [в Евразии] привело к том, что Вашингтон вынужден соблюдать хрупкий баланс. Среди изначальных целей поддерживаемого США проекта «Новый Шелковый путь» (вдвинут Госдепартаментом США в 2011 г. – прим. ред.) было усиление связей Афганистана и стран Центральной Азии с Индией, из которой США надеялась сделать потенциальный противовес российскому и китайскому влиянию в регионе».

2. «Вашингтон начал признавать, что изначальный план «Нового шелкового пути» был слишком амбициозным, и что Россия и Китай, скорее всего, будут основной движущей силой евразийский интеграции в ближайшие несколько лет. США предпринимают попытки адаптировать свой подход к этой тенденции, понимая, что у них нет выбора, кроме как смириться и с ЕАЭС и ЭПШП., попутно оставаясь верным собственным долгосрочным заделам в сохранении суверенитета малых государств и принципов либеральной экономики».

3.  «По мере того, как евразийские амбиции Вашингтона уменьшились вместе с планируемым свертыванием сил США в Афганистане, Соединенные штаты начали лелеять надежду на активное региональное сотрудничество с Китаем, намереваясь опереться на глубокие карманы Пекина, чтобы построить новые инфраструктурные проекты, которые не по кошельку США».

4.  «Политические и экономические патологии Центральной Азии делают её непривлекательным выбором для частных компаний, инвестиционные решения которых диктуются коммерческими соображениями, в отличие от государственных компаний в России и США. Интересы США в Центральной Азии недостаточно важны, чтобы оправдать ресурсы (дипломатические, экономические и политические), которые необходимы для полной реализации американского видения «Нового шелкового пути».

5. «Вашингтон также не в выгодном положении, чтобы затевать серьезные споры с Москвой и Пекином ради этого региона. Россия и Китай имеют более обоснованный интерес в сфере безопасности и, скорее всего, будут диктовать повестку евразийской интеграции в грядущие годы. Географическая близость определяет интересы России и Китая в Центральной Азии и Евразии в целом как фундаментальные».

6. «Вызов для внешней политики США в регионе: достичь как можно больше целей своего «Нового Шелкового пути», минимизируя [при этом] размах конфронтации с Москвой и Пекином. Это значит, что надо искать рычаги, в частности, китайские инвестиции, при этом выводя Москву и Пекин на более либеральную версию интеграции. Вашингтон может и не любить ЕАЭС и ЭПШП, но он начинает понимать, что это единственная игра на этом поле».

В октябре 2014 г. профессор Йельского университета Томас Грэм, бывший старший директор по России Совета национальной безопасности США (2004-2007), выступил со статьей «Опасность нового сдерживания», охарактеризовав отношение американского внешнеполитического истеблишмента к евразийскому проекту. 

В частности, эксперт отметил:

1. «Сегодняшний мир – многополярный… В этих условиях развивающиеся государства не станут обращаться к США за помощью, как это фактически было в период холодной войны. Новые центры силы в мире едва ли будут уделять США большое внимание… отказ Китая, Индии и Бразилии выступить с осуждение аннексии Крыма – говорит о проблемах, которые возникнут в будущем»

2. «Ни по одному из вопросов [геополитического взаимодействия РФ и США] российская и американская точки зрения не являются непримиримыми, за исключением постсоветского пространства… США выступают против сфер влияния любого государства. Однако на деле США проводят на постсоветском пространстве политику ограничения российского присутствия».

3. «Даже если Россия будет старательно трудиться над политическим решением, уважающим суверенитет и территориальную целостность Украины, Вашингтон продолжит искать способы наказать, ограничить и ослабить Россию, воспринимающуюся теперь как угрозу».

4.  «Один из вариантов действий США в отношении России – продолжение укрепления двусторонних связей [США] в сфере обороны с бывшими советскими государствами, в частности, Азербайджаном, Грузией, Молдовой и Украиной. На американское руководство будет оказываться определенное давление для предоставления Плана действий для приобретения членства в НАТО Грузии и Украине».

В июне 2016 г. Томас Грэм развил ряд тезисов в свежей статье «Америке нужно отбросить старые привычки в отношении России». 

В частности, эксперт отметил:

1. «На фоне украинского кризиса не должно быть сомнений, что цель, формировавшая политику [США] с конца холодной войны, а именно – медленная, но неуклонная интеграция России в евроатлантическое сообщество недостижима. Россия больше в этом не заинтересована. Ее амбиция – укрепление в качестве независимой великой державы в Центральной Евразии».

2. «Россия стремится вынудить США действовать как нормальную великую державу, которая для реализации своих интересов должна учитывать интересы других великих держав и, прежде всего, России… Получится ли это – вопрос открытый».

3. «Нам следует подходить к России на основе жесткого расчета, исходя из национальных интересов и неидеологизированной оценки того, как Россия может помочь или помешать нашим целям. … В результате отношения [США и России] могут стать смесью конкуренции и сотрудничества, сопротивления и договоренностей, короче говоря, нормальными отношениями между двумя ведущими мировыми державами».

Редакция "Евразия.Эксперт"

Комментарии
28 Марта
РЕДАКТОРСКая КОЛОНКа

Пресечение акции оппозиции 25 марта стало неожиданностью для большинства.

Инфографика: Уникальность экономической географии Евразии
инфографика
Цифра недели

100 тыс.

украинцев получили российское гражданство в 2016 г., что на 49% больше, чем в 2015 г. Таким образом, украинцы стали абсолютными лидерами по числу получивших гражданство РФ в 2016 г.