20 Сентября 2017 г.

Станислав Станкевич: от бургомистра Борисова до агента ЦРУ

Станислав Станкевич: от бургомистра Борисова до агента ЦРУ
Фото: slovodel.com

Вокруг фигуры Станислава Станкевича до сих пор не утихают споры. Одни говорят, что он был оклеветан и незаслуженно забыт, что он выдающийся белорусский филолог и «грамадскі дзеяч». Другие дают очень короткие определения: холуй, лакей, нацистский преступник. Кем же был один из соратников Витовта Тумаша – доктор Станкевич? Об этом специально для «Евразия.Эксперт» Василий Малашенков рассказывает в очередной статье своего цикла о белорусских коллаборационистах.

Станислав Станкевич, как и Витовт Тумаш, в свое время входил в Белорусский центральный совет (БЦР – Беларуская цэнтральная рада) – коллаборационистскую организацию при немцах. Белорусские оппозиционеры отзываются о нем по-разному. Некоторые просто констатируют, что он был бургомистром Борисова, особо не вдаваясь в подробности. Но обычно отзывы все-таки положительные. Основной аргумент, как и в других случаях, прост. Да, Станкевич сотрудничал с оккупантами в определенной мере, но вообще делал это для борьбы с большевиками.

Вот, к примеру, можно почитать небольшую зарисовку о Станкевиче от оппозиционного писателя Владимира Орлова. Даже те, кто не владеет белорусским, убедятся, что о коллаборационистском периоде там упоминается вскользь. Все излагается в очень позитивном ключе.

Остановимся подробнее на другой зарисовке, автор которой – известный белорусский оппозиционер Валентин Вечерко (Вінцук Вячорка). Речь о предисловии к книге самого Станкевича, которая называется «Русіфікацыя беларускае мовы ў БССР і супраціў русіфікацыйнаму працэсу» и была издана в Минске в 1994 г.

Для удобства читателей из других стран даем перевод на русский:

«Д-р [доктор] Станислав Станкевич (23 февраля 1907 г., село Орленяты Кревской волости Ошмянского повета Виленской губернии [ныне – Сморгонский район Гродненской области] – 6 ноября 1980 г., Нью-Йорк) – выдающийся, хотя пока что почти не известный на Родине белорусский литературовед, критик, публицист, общественный деятель. Использовал также псевдонимы как Язэп Кореневский (Язэп Каранеўскі), Алесь Крыга, Девясил (Дзівасіл). Выходец из знаменитого в белорусском движении рода Станкевичей».

Итак, слово «коллаборационист» или другой подобный термин здесь не употребляется. Характеристика сплошь положительная. И все же Вечерко не может не упомянуть об оккупационном периоде в жизни Станкевича. Вот как это описывается:

«...Остался на Родине, надеясь и при очередной оккупации [1] работать на белорусское дело или, по крайней мере, не отдавать в чужие руки административных постов. Станислав Станкевич согласился занять должность председателя Борисовского округа [бургомистра Борисова] в зоне немецкой тыловой военной администрации. Это дало после войны основания обвинить С. Станкевича в коллаборационизме. Но сохранились сведения, что этот человек, имея на своем гражданском посту очень ограниченные полномочия, тем не менее делал все возможное, чтобы спасать мирных граждан.

А. Шукелойть [2] свидетельствует, как С. Станкевич предупреждал еврейский актив про задуманную гитлеровцами ликвидацию Борисовского гетто; широко известен факт, что Станкевич спас от немецкой расправы захваченного вместе с советскими партизанами председателя Союза писателей Беларуси [БССР] и будущего автора гимна БССР Михася Климковича. Станислав Станкевич участвовал во II Всебелорусском конгрессе (Минск, 27 июня 1944 г.). С 1962 г. живет в Нью-Йорке».

Про спасение Климковича – достаточно распространенная история. Те, кто пишет об этом, иногда ссылаются на свидетельство сына поэта. Вполне возможно, что это правда. Однако это, пожалуй, единственный положительный эпизод из оккупационной жизни доктора Станкевича. К примеру, то же участие в конгрессе 1944 г. явно его не красит. 

Беларусь в годы немецкой оккупации.jpg

Беларусь в годы немецкой оккупации. Источник: imhoclub.by

Слово из Израиля


А теперь несколько слов насчет еврейского актива. Живущий в Израиле Александр Розенблюм – бывший борисовчанин, который занимается историей родного города. Краевед собрал немало фотографий и других данных о Борисове, где некоторое время Станкевич был бургомистром. Одна из заметок о «дзеяче», которую написал Розенблюм, называется «Холуй». Название говорит само за себя.

Отрывок из нее:

«Даже весной 1945-го в агонизирующем Берлине, редактируя газетенку "Ранiца", Станкевич продолжал призывать белорусов к поддержке фюрера и бороться до победы. Я своими глазами читал эти строки».

Станислав Станкевич.jpg

Станислав Станкевич. Источник: librusec.pro

Для полноты картины выдержка из другой заметки Розенблюма:

«19 октября 1941 г. Станкевич выступал на банкете, организованном по случаю предстоявшей на следующий день акции по полному истреблению обитателей Борисовского гетто.

Он благословил полицию на «четкое выполнение этого важного дела, которое, наконец, навсегда очистит город от жидовского засилья» (в одном из иностранных источников я прочитал, что бургомистр даже рекомендовал способ «экономного» захоронения трупов расстрелянных евреев, названный методом сардин)».

И оттуда же:

«Этот претендовавший на респектабельность тип никого из своего пистолета не расстреливал, а лишь отдавал распоряжения: арестовать, изъять, уничтожить. В первую очередь это в равной степени касалось коммунистов, партизан, евреев. В госархиве Минской области мне довелось видеть его приказы и резолюции. Запомнилось такое собственноручное указание, сделанное еще до создания в городе гетто: «Весь скот у жидов забрать».

Комментарии к мнению представителя современного еврейского актива, думаю, излишни.

Немцы в оккупированном Борисове.jpg

Немцы в оккупированном Борисове. Источник: antique-photos.com

Голос Америки


Перейдем к обзору американских источников. Открываем книгу Расса Белланта «Старые наци, новые правые и Республиканская партия» (Old Nazis, the New Right, and the Republican Party, South End Press, 1991).

Находим интересный отрывок, где Беллант пишет об истории Белорусско-Американской ассоциации (The Belarusan-American Association, Inc.) – общественной организации с коллаборационистскими корнями:

«Другой лидер Ассоциации, Станислав Станкевич, редактор газеты, которую спонсировали нацисты (...) стал мэром Борисова в 1941 г. После постройки стены вокруг еврейской части города Станкевич провел серию финансовых экспроприаций среди обитателей гетто. Затем его полиция садистки покончила с 7 тысячами борисовских евреев 20 октября 1941 г.».

Обратимся и к работе историка Александра Марка из Вермонтского университета (США) «Нацистские коллаборанты, американская разведка и холодная война: дело Белорусского центрального совета» (Nazi Collaborators, American Intelligence, and the Cold War: The Case of the Byelorussian Central Council). Кстати, этот текст в большом изобилии снабжен ссылками на архивные документы и другие источники.

Вот интересующие нас отрывки:

«Станислав Станкевич, «борисовский мясник», был одним из наиболее печально известных белорусских военных преступников, которые сотрудничали с немцами в убийствах белорусских евреев…»

«Островский, Станкевич и Рогуля в скором времени начнут интенсивно подключаться к сообществам бывших студентов, чтобы организовать белорусов для службы Третьему Рейху. Например, Витовт Тумаш, один из любимых учеников Островского в [Виленской белорусской] гимназии, вскоре вырос в активного раннего сторонника коллаборации с Третьим Рейхом и в итоге служил немцам в качестве бургомистра Минска...»

«…Станислав Станкевич отдал приказ о казнях тысяч евреев».

«Получая ориентиры и помощь конъюнктурных коллаборационистов, таких как Ясюк, Соболевский и Станкевич, айнзацгруппы совершили массовые убийства и геноцид в невиданных до сих пор масштабах...»

«Члены айнзацгрупп и солдаты Вермахта, которые совершили эти зверства, не могли бы осуществить эти массовые казни столь эффективно без помощи местных коллаборационистов (...) Некоторые из этих белорусских коллаборационистов были сливками общества, как например Станислав Станкевич (…) Айнзацгруппа B прибыла в Новогрудок 3 июля 1941 г. и уничтожила примерно 100 евреев. Доктор Франц Зикс, эсэсовский лидер и глава айнзацгруппы B, оптимистично названной Vorkommando Moskau (передовая команда «Москва»), лично выбрал Станкевича в помощь для мобильных отрядов убийц в Беларуси. После небольшой службы для Vorkommando Moskau немецкие военные власти назначили Станкевича бургомистром Борисова – среднего по размерам города примерно в 100 км на северо-восток от Минска».

Борисовская расправа


Что касается гетто в Борисове, то Александр Марк поясняет следующее: «Стремясь доказать свою ценность на новом руководящем посту [бургомистра Борисова], Станкевич рьяно начал приготовления к созданию гетто для примерно 8 тыс. евреев, жителей региона, в самых бедных районах города. Опять же, Марк ссылается на израильского ученого белорусского происхождения Леонида Рейна. Тот в своей работе «Короли и пешки. Коллаборация в Беларуси во время Второй мировой войны» писал, что Станкевич активно участвовал в разных стадиях «решения» еврейского вопроса. Рейн, как и другие авторы, указывает, что бургомистр облагал данью жителей гетто.

Возможно, еще в этот период у Станкевича начались проблемы с алкоголем. Марк пишет о том же банкете 19 октября 1941 г., что и Розенблюм. Американский автор отмечает, что тогда бургомистр устроил «wild party» – дикую вечернику – для вспомогательных полицейских сил, на которой полицаи стали «properly drunk», то есть дошли до нужной кондиции. Свою жуткую операцию они начали в 3:00 20 октября. Очевидно, что алкоголь помог им перейти барьер человечности и заглушить голос совести.

Они врывались в дома, ловили евреев на улице. Забирали и пожилых людей, и детей, и беременных. К восходу солнца всех уже вывезли за город в районе аэродрома, где были вырыты длинные траншеи. Они заставили жертв снять одежду и залезть в ямы. После того, как были застрелены первые евреи, других под дулом заставляли раскладывать тела убитых в траншее. Потом трупы заливали слоем грязи, приказывали следующей «партии» ложиться на это место и убивали.

Эта система и получила название «метод сардин» -- Olsardinenmanier. Она позволяла экономить место в огромных братских могилах. Да и патроны Станкевич тоже старался экономить. Приказывал стрелять сразу в двойной ряд тел…

Источники, которые изучил Александр Марк, содержат и ряд других шокирующих подробностей борисовской расправы. Это не только изнасилования, но и крайняя жестокость к малолетним детям, которых кидали в яму живыми. Некоторых людей не расстреливали, а просто забивали прикладами.

При этом Станкевич, видимо, не желая мараться, сам на место казни не поехал. Но его жуткая схема понравилась хозяевам, и бургомистр пошел на повышение. Его перевели на пост главы Барановичской области. Сейчас город Барановичи входит в Брестскую область. Это важный транспортный и экономический центр. Таким он был и в те времена. Тогда там проживали 15 тыс. евреев. А в регионе, административным центром которого был город, жило еще около 50 тыс. евреев. В Барановичах в 1942 г. Станислав Станкевич тоже создавал гетто для подготовки новых казней...

Карьера в гору


В 1943 г. Станкевич вошел в особую структуру – Vertrauensrat – доверительный совет, который состоял из проверенных коллаборационистов. Его создал небезызвестный генерал-комиссар Генерального округа Белоруссия Вильгельм Кубе. Орган был, в том числе, реакцией на все возраставшую партизанскую угрозу.

Как уже говорилось выше, Станкевич вошел и в БЦР. Председатель этого органа – Радослав Островский – в январе 1944 г. официально объявил, что нужно создавать белорусскую армию для поддержки вермахта в его борьбе против Красной армии. Кстати, для немцев важнее всего была именно эта военная составляющая.

Станкевич, скорее всего, участвовал в реализации таких инициатив, потому что его назначили представителем БЦР в Барановичах. Пушечное мясо не могли собирать только в Минске.

Для размещения штаб-квартиры БЦР использовалось это здание в центре Минска..jpg

Для размещения штаб-квартиры БЦР использовалось это здание в центре Минска. Источник: bka-roa.chat.ru

После войны


Когда дела у немцев пошли плохо, Станкевич сначала убежал с ними в Польшу, а затем и в саму Германию. Там он участвовал в пропагандистской кампании. Призывал белорусскую диаспору помочь немецкой военной машине. В августе 1944 г. Станкевич стал редактором газеты «Раніца», о которой упоминает Розенблюм. Американская разведка давала изданию такую дефиницию: «Пронацистская, антисоюзническая, издается в Берлине».

Позже, боясь, что раскроется его работа в немецкой пропаганде, Станкевич часто говорил или писал, что трудился в белорусской еженедельной газете. Названия не указывал. Кстати Тумаш тоже успел поработать в «Раніце».

Фактически газета издавалась немецкими властями. Тумаш позже высказывал сожаления о том, что разведка Германии могла иметь некоторое влияние на эту газету. Он предпочитал называть ее не прогерманской, а антикоммунистической. Считал, что прямого влияния на редакционную политику не было. В реальности же «Раніца» в Берлине была под полным контролем Третьего рейха. Газете позволяли продвигать белорусский национализм только для того, чтобы мобилизовать местных белорусов в Ваффен СС.

Жизнь после смерти наци


Очень скоро немецким кураторам стало не до белорусских проектов. Так как в БЦР было немало представителей интеллигенции, которые владели иностранными языками, многие из этих коллаборантов сумели раствориться в послевоенной суматохе лагерей для беженцев.

Члены БЦР, как правило, выдавали себя за поляков, чтобы избежать репатриации в СССР. Теперь они делали все больший акцент на антикоммунистической позиции и поддержке капиталистических ценностей. При этом, конечно, всячески стремились «стереть» нацистское прошлое из своих биографий. Их сообщество усиленно искало покровительства у западных союзников СССР.

В итоге Станкевич почти нашел себя в этой новой реальности. В 1945 г. он работал учителем в Регенсбурге и окрестнотях лагеря Михельсдорф, где тогда жили беженцы. В 1946 г. он стал комендантом аналогичного лагеря Остерхофен. Вновь обрел себя и на пропагандистской ниве. Стал шеф-редактором белорусского периодического издания «Бацькаўшчына». В одной из анкет ЦРУ за 1954 г. было указано, что его редакторская зарплата составляла 600 дойчмарок. Но Станкевич, несмотря на то, что в Германии был при деле, хотел покинуть Европу. Однако американцы пускать его к себе сначала не хотели.  

Это объясняется, в том числе, тем, что в 1947 г. ООН приняло резолюцию, инициированнуюю БССР, где Станкевич был назван военным преступником, которому дали приют США в своей зоне оккупации Германии. Несмотря на это, преступник проработал в Остерхофене до мая 1950 г., а затем стал сотрудником мюнхенского офиса международной организации, которая занималась беженцами. Но, как уже говорилось, он стремился попасть в США, как и многие его соратники.

Интересно, что американская структура, занимавшаяся перемещенными лицам (US Displaced Persons Committee), не знала о борисовском эпизоде Станкевича. По крайней мере, демонстрировала это на официльном уровне. Эта служба отказывала коллаборанту во въезде в США из-за того, что он редактировал газету, которая была органом немецкой пропаганды. Еще миграционным чиновникам не нравилось, что человек слишком быстро поменял свои взгляды. Сам же Станкевич пояснял, что поддерживал национал-социализм только для того, чтобы бороться с советской властью.

Примечательно, что однажды ФБР раскопало интересный факт о его немецком периоде. Как-то он опубликовал текст, где обвинял лидеров лагеря Михельсдорф в поддержке идей коммунизма. В общем, Станкевич создавал образ борца с советами, чтобы доказать свою нужность Штатам.

Однако же в 1950 г., получив отказ в выдаче визы от властей США, он поехал в Шотландию. Там в то время проходил съезд Антибольшевистского блока народов (Anti-Bolshevik Block of Nations – ABN). Эта организация была создана по инициативе украинских националистов в послевоенном Мюнхене. Она фактически объединила многих бывших коллаборантов из СССР, но не только их. Туда вошли антикоммунисты, которые, как правило, были выходцами из Союза или соцстран. В идеологию этой организации экс-участники коллаборации предусмотрительно включили антинацистский элемент.

На съезда ABN Станкевич представлял постгитлеровскую БЦР. Кстати, он был не последним человеком в новом движении, а членом Центрального комитета Блока. Вернувшись из Эдинбурга, он стал еще и председателем ученого совета Институт изучения СССР (Institute for the Study of the USSR). Этот центр, как и ABN, тайно финансировлись ЦРУ. Кстати американские кураторы сделали Станкевича главой ученого совета по рекомендации Франтишека Кушеля – бывшего коллаборанта, штандартнефюрера СС.  

На американской службе


Как и Тумаш, Станкевич был вовлечен в долговременную операцию спецслужб США под кодовым названием Aequor. Она включала в себя спонсирование пропаганлистской деятельности главы БНР (Белорусской народной республики) Миколы Абрамчика, о котором мы упоминали в прошлых частях.

Другая часть операции – заброска в БССР агентов для сбора разведданных, координации вооруженных лесных отрядов «Черный кот», которые чем-то были похожи на балтийских лесных братьев. Насколько это было реализовано – тема для отдельного разговора. Упомянем лишь то, что в послевоенной ФРГ набирались кандидаты для заброски в БССР. Их тренировали в бывших казармах под Мюнхеном – в Дахау, вблизи печально известного места, где ранее был концлагерь.

Но вернемся к личности Станкевича. Американская разведка долго не хотела пускать его в США не только из-за темного прошлого. Их смущало пристрастие бывшего нациста к алкоголю. В открытом доступе на сайте ЦРУ выложен документ, который подтверждает это. Бумага датирована октябрем 1960 г. Глава мюнхенской разведструктуры США сообщает в нем Центру, что Станкевич не прочь злоупотребить, а когда выпьет может рассказать лишнего. Конечно, это качество офицерам ЦРУ нравиться никак не могло.

Однако в 1962 г. Станкевичу все же удалось доказать, что он достоин переезда в США. До этого – в 1958 г. – ему позволили посетить Штаты по краткосрочной визе. Причем он тогда злоупотребил доверием: пробыл в стране на месяц дольше, чем было позволено. А в целом он, очевидно, старался убедить кураторов, что его нужно оставить в Америке.

Стать гражданином США Станкевичу удалось в 1969 г. Экс-бургомистр Борисова благополучно дожил в Штатах до своей смерти в 1980-м. Ему очень повезло, ведь Джон Лофтус к этому времени закончил дело Станкевича, и уже должен был предъявить обвинения. Прожил бы белорусский эмигрант еще две недели – попал бы на скамью подсудимых. 

А так только его имя попало в труды историков и публицистику. В Америке о нем написали не только Марк и  Беллант, но и Уильям Блум. Приведем отрывок из его книги «Убивая надежду» (Killing Hope) в качестве финала.

«Многие русские [выходцы из СССР], которые работали на различных радиостанциях, вещавших о свободе, демократии и других гуманитарных вопросах, позже были идентифицированы Департаментом юстиции США как члены печально известных гитлеровких айнзацгрупп, которые устраивали облавы на евреев в СССР и убивали их. Одним из самых худших был Станислав Станкевич, под руководством которого было осуществлено массовое убийство евреев в Беларуси, когда детей хоронили заживо, по видимому для того, чтобы сэкономить боеприпасы...»


Василий Малашенков, белорусский журналист (Минск)


[1] – Очевидно, Вечерко – сын помощника первого секретаря Компартии Белоруссии – считает присоединение западных белорусских земель к БССР в 1939 г. советской оккупацией.

[2] – Шукелойть Антон Антонович. Земляк Станкевича. Родился в одной из деревень Ошмянского повета в 1915 г. Во время войны работал чиновником гражданской администрации коллаборационистов в Минске. Вместе с немцами бежал от советских войск. Затем уехал в США, где участвовал в деятельности таких организаций, как например Белорусский институт науки и искусства. Умер в Нью-Йорке 7 января 2017 г.

Комментарии
18 Октября
РЕДАКТОРСКая КОЛОНКа

Разморозка отношений с Западной Европой не мешает экономическому повороту Беларуси на Восток, даже наоборот.

Инфографика: Военно-морские силы США в Европе
инфографика
Цифра недели

317,5 млн км²

составила площадь Земли, космическую съемку которой выполнил Белорусский космический аппарат и российский КА «Канопус-В» за 5 лет, что составило более 60% от общей площади Земли