24 Декабря 2019 г. 18:14

Ставка на гражданское общество: как Запад работает на отрыв Армении от России

Ставка на гражданское общество: как Запад работает на отрыв Армении от России
Фото: aravot.am

В начале декабря в Армении был принят проект поправок к законодательству, обязывающий неправительственные организации публиковать финансовые отчеты. Впрочем, это еще не полный контроль за их деятельностью: указывать придется лишь информацию о расходовании средств, но не об их источниках. Между тем, как отмечает посольство России в Армении, ряд действующих в республике НПО, финансируемых Западом, активно пытается внести раскол в двусторонние отношения. О том, как подобные организации строят в Армении свою идеологическую работу и что необходимо сделать, чтобы нивелировать ее негативное влияние на евразийские интеграционные процессы, читайте в статье преподавателя кафедры политологии Российско-Армянского (Славянского) Университета (Ереван) Норайра Дунамаляна.

Опубликованный в 2019 г. доклад о влиянии 102‑й российской военной базы в Армении, профинансированный Форумом гражданского общества Восточного партнерства Евросоюза (CSF EP) и Национальным фондом для демократии (NDF), вызвал недоумение у посольства России в республике, так как вопрос российско-армянских отношений стал предметом «субъективной» оценки. Касаясь той же темы, секретарь Совета безопасности РФ Николай Патрушев заявил: «В отношении СНГ и ОДКБ Западом последовательно проводится политика, направленная на разрушение единого гуманитарного пространства и дальнейшее разобщение народов». Примечательно, что бывший глава СНБ Армении Артур Ванецян также высказал мнение об угрозе национальной безопасности республики, исходящей от Фонда Сороса. Попробуем прояснить, являются ли прозападные некоммерческие организации (НКО) деструктивным элементом общественной жизни?

Поле деятельности идеологов


Прозападные неправительственные организации (НПО) в Армении всегда представляли собой серьезную политическую и социальную силу, руководствующуюся четкой повесткой, но играющую на слишком узком общественном поле (Рис. 1). Иными словами, влияние прозападных НКО на все армянское общество никогда не было критическим, но активная часть общества подвергалась довольно сильному воздействию. Как результат, происходила крайняя поляризация взглядов между гражданскими активистами и властью, а остальная часть общества пребывала в маргинализированном состоянии. Последствия «бархатной революции» в Армении стали ярким тому подтверждением.

гр1.png

Рис. 1. Уровень доверия общественным организациям в Армении, % (CRRC)

НПО в Армении стали действовать на идеологически опустошенном поле, когда государство «ушло» из многих сфер общественной жизни. Необходимо было заполнить этот вакуум новыми идеями, обеспечить работой людей и предложить новую повестку, которая была бы важна для общества независимой Армении.

Вместе с распадом СССР распалось и общее гуманитарное пространство, где больше не существовало единого языка, идеологии и каких-либо культурных основ.

Единственными носителями данного «гуманитарного пространства» стали бывшие граждане Союза. Но со сменой поколений и формирования определенных общественных дискурсов крен гуманитарного развития перешел в сторону формирования национальных государств. Гуманитарное пространство распалось, а вместе с ним прежние политические и исторические мифы.

На протяжении 90-х не существовало каких-либо международных институтов (кроме, возможно, СНГ), которые бы сохранили социальные и культурные связи на постсоветском пространстве, параллельно в независимых республиках развивались процессы, направленные на централизацию власти.

Национальная специфика общественной жизни


Основной повесткой западных фондов на постсоветском пространстве в начале 90‑х  стало формирование лояльной политической элиты и общества, чему способствовал социально-экономический кризис и рост бедности. В свою очередь, независимым республикам нужна была помощь в деле восстановления различных сфер общественной жизни, а американские и европейские фонды предоставляли такую возможность. Однако специфика армянского общества корректировала степень влияния Запада и других государств на общественные дискурсы в республике: его монолитность не позволяла сыграть на внутренних противоречиях или легко дестабилизировать ситуацию, поэтому внешним силам приходилось считаться как с традиционной приоритетностью армяно-российских отношений, так и необходимостью установления партнерских отношений с США или ЕС.

С другой стороны, с 90‑х  Армении начала активно помогать диаспора, которая имела иные политические и идейные ориентиры, чем те, которые сложились в бывшей АССР. Представители диаспоры, которые затем переехали в Армению на постоянное жительство, также не разделяли ценностей общего «советского» прошлого.

В Армении начало формироваться (и поныне формируется) специфичное гуманитарное пространство, совмещающее сразу несколько культурно-цивилизационных векторов.

С этим внешние игроки также должны считаться при продвижении какого-либо дискурса. Важно к тому же отметить, что после распада СССР в армянском обществе Россия не воспринималась как источник угрозы. Наоборот, в контексте обеспечения безопасности связь с Россией считалась необходимой.

Между Западом и Россией


К концу нулевых стало очевидным, что конфронтация между Западом и Россией будет углубляться по причине кардинального несоответствия ряда подходов к внешней политике и переформатированию отношений на постсоветском пространстве. На тот же период пришлась и агрессивная риторика в вопросе выбора стран общего окружения («shared neighborhood») ЕС и России, что в дальнейшем привело к украинскому кризису, санкциям и предельно накаленной ситуации во многих постсоветских республиках.

В условиях отсутствия прямого конфликта неправительственные организации, финансируемые извне, стали одним из важнейших инструментов идеологического противостояния.

При этом линия гуманитарного противостояния проходила не только в рамках развития гражданского общества, но и в сферах социально-гуманитарной науки и медиа.

Не хотелось бы создавать ложного впечатления, что программы США, ЕС, России и других государств имели однозначно негативное влияние, так как в условиях разрухи и упадка, а также формирования определенных авторитарных тенденций во власти, финансовые вливания со стороны зарубежных фондов стали важным мотиватором для общественной активности. Тяжелая социально-экономическая ситуация заставила правительство Армении создать механизмы сотрудничества с различными источниками финансирования, чтобы пополнять скудную ресурсную базу. Кроме того, демонстрируемая многовекторность внешней политики Еревана смягчала влияние глобальной конфронтации, настраивая иностранных партнеров на равные условия конкуренции в республике.

Европейский и американский подходы


Выбор евразийского пути интеграции способствовал активизации ЕС в сфере поддержки армянских НКО. Кризис отношений между Евросоюзом и Арменией также совпал с ростом социальных протестов в республике, что, в свою очередь, благоприятствовало формированию целого блока общественных организаций, придерживающихся оппозиционных взглядов. «Обоюдоострое лезвие» публичной дипломатии ЕС впредь было обращено не только против укрепления позиций России в республике, но и против авторитарности армянской власти (данный вопрос до 2013 г. еврочиновники успешно обходили стороной).

В 2014‑2017 гг. было запланировано потратить более €140 млн (~$155,2 млн) на развитие гражданского общества. В 2018 г. в поддержку развития гражданского общества в Армении Брюссель выделил €1.75 млн (~$1,9 млн). Среди областей, финансируемых ЕС, можно выделить науку, искусство, медицину, образование, развитие регионов и многое другое – все это сформировало общее представление о Евросоюзе в армянском обществе (и в большей мере оно положительно).

На деятельность ЕС наслаивается функционирование других институтов, занимающихся мониторингом демократического развития страны (Transparency International), проведением анализа общественного мнения (International Republican Institute) или формированием определенного информационного дискурса.

Все эти организации объединяет четкая программа действий и определенная идеологизация всего процесса, что, в свою очередь, приводит к субъективному отношению к социальным и политическим реалиям в Армении и других странах.

Кроме того, важным аспектом является работа с армяноязычными информационными ресурсами и телеканалами, которые продвигают прозападную повестку.

Деятельность некоторых американских фондов созвучна гуманитарной политике Евросоюза. К примеру, Фонд «Открытое общество-Армения» (более известный как Фонд Сороса) ежегодно предоставляет гранты в сферах поддержки гражданского общества, медиа, образования и права. Проекты, поддерживаемые Фондом, направлены, прежде всего, на защиту уязвимых групп, антикоррупционную деятельность, пропаганду толерантности, поддержку либерального дискурса (Таб. 1.).

Аннотация 2019-12-25 094503.png

Таб. 1. Список некоторых проектов, поддержанных Фондом «Открытое общество» в 2019 г. [источник]

Финансируемые Фондом организации в рамках своих исследований и отдельных мероприятий часто придерживаются критики влияния России в Армении и эффективности ЕАЭС, а также других интеграционных проектов на постсоветском пространстве. Ситуация с деятельностью подобных фондов в Армении довольно-таки сложна, так как трудно отделить реальную социальную помощь от субъективной пропаганды каких-либо явлений, противоречащих общественной морали в Армении.

На протяжении всего периода независимости американские и европейские фонды внесли позитивный вклад в развитие республики, но вместе с тем оставили себе право привносить собственную повестку в общественный дискурс. Отдельная тема – влияние западных религиозных организаций в Армении, которые пагубно воздействуют на армянское общество.

Фонд Сороса


Возвращаясь к политической мифологии, сформировавшейся вокруг Фонда Сороса, стоит отметить, что необходимо разделять позицию Фонда и правительства США, так как между Трампом и Соросом присутствуют серьезные идеологические разногласия. Сама поддержка США в начале 90‑х была связана не столько с имперскими амбициями этой державы, сколько с усилиями армянского лобби по обеспечению финансовой поддержки независимой Армении.

Здесь можно отметить также и фигуру бывшего министра иностранных дел Армении Вартана Осканяна, который использовал свои связи в США для привлечения инвестиций в республику. Не секрет, что экономический подъем в Армении после 2003 года был в том числе связан и с большим потоком инвестиций из США. Отметим также, что армянское лобби добилось поддержки не только Армении, но и Нагорно-Карабахской республики, что стало возможным в рамках различных программ по безопасности и миру (программа разминирования в НКР).

гр2.png

Рис. 2. Финансирование программ USAID в странах Южного Кавказа, млн. долл. [источник]

Сегодня администрация Трампа выбрала путь постепенного свертывания программ по поддержке других стран (кроме важных союзников) (Рис. 2). Возможно, что в 2020 г. финансирование по линии USAID снизится до $6.5 млн, хотя в Палате представителей была подтверждена инициатива по увеличению поддержки на $40 млн в связи с победой революции в Армении. Отдельной статьей идет поддержка со стороны Государственного департамента США, которая в 2019 г. уменьшилась почти в 10 раз по сравнению с прошлыми годами, остановившись на отметке в $640 тыс.

Есть ли противовес?


Исходя из вышесказанного, чрезмерное влияние прозападных НПО в Армении можно объяснить несколькими факторами:

1. скудностью ресурсов государства и ростом бедности;

2. многовекторностью внешней политики;

3. четкой программой действий зарубежных организаций;

4. распадом постсоветского гуманитарного пространства;

5. конфликтом Запада и России.

Интересно, что общественное мнение в Армении даже после «бархатной революции» остается стабильным – Россия воспринимается как важный политический и экономический партнер – но дискурсы постепенно меняются в сторону обсуждения раздражающих армянское общество тем (Стамбульская конвенция, вопросы экологии, преподавание армянского языка и истории в непрофильных учреждениях). Прозападные НПО принимают самое активное участие в обсуждении этих вопросов посредством СМИ и отдельных мероприятий. Но в то же время надо понимать, что альтернативных организаций попросту нет.

Влияние пророссийских общественных организаций сведено к минимуму по причине отсутствия финансирования или ограниченности обсуждаемых тем.

Еще одной проблемой пророссийских или проевразийских НПО, а также российских федеральных агентств и фондов, остается низкий уровень организованности всего процесса, отсутствия общей концепции и связи между гуманитарными организациями. К примеру, совместные с ООН программы России в Армении не освещаются должным образом, а единичные мероприятия по тематике общей истории или роли ЕАЭС не получают в армянском обществе должного отклика.

Кроме того, стоит отметить крайнюю агрессивность противостояния различных общественных организаций в Армении. НПО, получающие деньги из западных фондов, наотрез отказываются сотрудничать с организациями, замеченными в обсуждении какой-либо пророссийской или евразийской тематики. Тем самым происходит раскол не в обществе, а в стане общественных организаций, занимающих те или иные позиции. Это обстоятельство не приводит к крайнему росту общественных противоречий, но мешает формированию здорового общественного дискурса.

Что нужно делать


Конкуренция в гуманитарной сфере Армении будет расти параллельно увеличению количества игроков (Китай и другие государства), поэтому подходы к продвижению мягкой силы также должны меняться. Главной целью прозападных сил является формирование лояльного социального и политического дискурса в Армении при условии снижения влияния России и других государств в регионе.

Сохранение общего гуманитарного пространства на постсоветском пространстве остается несбыточной надеждой, так как общественные дискурсы независимых республик ушли довольно далеко друг от друга. Именно поэтому общее гуманитарное пространство должно формироваться в пространстве новых технологий, креативного подхода к распространению социальных и политических идей.

Иными словами, для включения широких слоев армянского общества в общее гуманитарное пространство необходимо сформировать конкурентное преимущество в отношении с западными программами в сфере науки, образования, культуры и так далее.

К этому можно добавить рост интереса к региону со стороны Китая. Даже внутри ЕАЭС такие крупные государства как Казахстан пытаются сформулировать свое видение евразийских интеграционных процессов и распространить эти идеи за рубежом, в том числе в Армении.

Для армянской власти важно определить некие «красные линии» в обсуждении общественно значимых тем со стороны различных НПО, представив концепцию развития армянского общества и государства. Единственным путем является формирование своего собственного видения общественных и политических отношений, а также создание механизма финансирования широкого круга армянских НПО.


Норайр Дунамалян, кандидат политических наук, преподаватель кафедры политологии Российско-Армянского (Славянского) Университета (Ереван)

Загрузка...
Комментарии
16 Января
РЕДАКТОРСКая КОЛОНКа

5 вопросов о значении «исторического послания» В.В.Путина для внешней политики Кремля.

Инфографика: 5 ключевых событий в ЕАЭС в 2019 году
инфографика
Цифра недели

24 тыс.


казахстанцев укрылись от массовых беспорядков в Кордайском районе на территории соседнего Кыргызстана

Mediametrics