27 Ноября 2018 г.

Торговая война США и Китая: столкновение Евразии и Евро-Атлантики неизбежно

Торговая война США и Китая: столкновение Евразии и Евро-Атлантики неизбежно
Председатель КНР Си Цзиньпин и президент США Дональд Трамп.
Фото: newsapi.com.au

Долгое время экономики Китая и США шли «рука об руку», дополняя друг друга: американцы из соображений экономии переносили свое производство в КНР, китайцы пользовались огромным американским рынком сбыта. Годы такого сосуществования привели к известному результату: Пекин стал крупнейшим держателем американского госдолга, постепенно оттесняя США с позиций лидера мировой экономики. Штаты бьют тревогу: торговая война с Китаем – попытка Дональда Трампа хоть немного исправить положение. Однако на деле она может привести к результату, которого Америка отнюдь не желает.

Когда Дональд Трамп поздравил Демократическую партию с победой на выборах, многие его избиратели задали себе один и тот же вопрос. Ответ на него много проясняет в политике американского государства после избрания президента-республиканца. Проясняет он и то, как будет развиваться торговая война США и Китая, каковы теперь шансы Вашингтона и что будут делать в этих условиях американские фирмы в Китае.

Как это могло случиться, что «наш президент» поздравил демократов и они одержали победу на выборах? Только ли дело в их агитации, или Трамп фактически отказался от борьбы за Конгресс? Не сделал ли он этот шаг, когда отказался организовать внутрипартийное восстание республиканцев, что изменило бы партию – сделало бы ее трампистской? Все эти вопросы – лишь развертывание первого из них. В 2017-2018 гг. Трамп сделал выбор: он не стал поднимать консервативные массы на борьбу и остался без своей партии, но готовым принять и предложить компромиссы внутри американской политики. Именно так, несмотря на дружелюбие встреч, президент России остался для Трампа противником, и санкции против России не прекратились, финансовые же круги перестали провоцировать филиппики.

Трамп пошел на сделку по многим вопросам внешней политики. Он сохранил и усилил линию по Евросоюзу. Взамен он получил возможность расширить протекционистские меры США, приняв также частично стратегию внешнего протекционизма. В этом и состояла соль его европейской политики. США лоббировали сжиженный газ и привилегии для своих фирм, одновременно нащупывая слабые места в ЕС, и пытаясь его расколоть и развалить. Взамен за эти «услуги демократам» Трамп получил большую свободу действий по китайскому вопросу. А вопрос этот является важнейшим. Беда США лишь, что он не может быть окончательно решен без полного изменения их экономической политики. А именно это Трампу никак не удается сделать. Потому он периодически вызывает кризисы в торговых отношениях сразу после вроде бы удачных переговоров с КНР. Этим он стремится раскачать американскую политику, по сути же расширив коридор собственных возможностей, ибо он узок.

Подоплека «честной сделки»


В одном из последних выступлений Трамп поведал: США приближаются к заключению торгового соглашения с Китаем, которое будет выгодным для американской экономики. При этом забавно прозвучало его вывод, что сделка будет честная. О честности и «перезагрузке» отношений Трамп вспомнил, вероятно, сразу, как его страна ввела пошлину на большое количество китайских товаров в размере 25%. Примерно в это же время Министерство коммерции КНР словно бы в предупредительных целях объявило о повышении ввозных пошлин на этаноламин из США, Саудовской Аравии, Таиланда и Малайзии. Срок действия пошлин пять лет, а размер от 10% до 97%. Причиной был сочтен демпинг, то есть просто низкая цена ввозимого вещества. В демпинге обвиняют Китай и США. Проблема в том, что почти любой промышленный товар в Поднебесной производить дешево, а в Соединенных Штатах – дорого.

В предвыборном 2016 г. Трамп говорил, что не боится ослабления доллара. Он видел такую перспективу и понимал, что высокий курс американкой валюты невыгоден в США производителям. Не случайно США в последние годы стремятся вывозить больше сжиженного газа и нефти, тогда как вроде бы никто не мешает потреблять их у себя дома, расширяя производство промышленных товаров. Но так не получается, ибо американские компании не без причин много лет выносили производство за пределы страны. Логично и стремление Китая покупать в США все меньше промышленных товаров, закупая (и то в порядке дружеского одолжения) сою и другие продукты сельского хозяйства. Зато продавать в США выгодно.

Трамп хотел бы убрать недостатки американской экономики. Но ему по силам только перекрыть их таможенными пошлинами, и то не сразу, и с ограничениями, под видом «честной сделки».

Если бы президент США оказался готов опереться на рабочий класс своей страны или сам рабочий класс оказался готов штурмовать комитеты республиканской партии, то расклад сил был бы иным. Впрочем, это не отменило бы господствующих позиций главных американских «производителей» – финансового бизнеса. В итоге же в Пекине не могут не замечать, что американские партнеры под видом окончательного решения вопроса стремятся вырвать уступки, чтобы следом потребовать новых, так как договор не оказался «честным», как они якобы ожидали. А это логика конфликта.

Американские компании в Китае


Одна только угроза новых американских ограничений для китайских товаров, что должны последовать в начале 2019 г., вызвала осенью взлет поставок на рынок США. Ожидание осложнения закупок в КНР обоснованно, так как в Пекине разгадали американскую стратегию. Появилась информация и о вероятном уходе американского бизнеса из южных провинций Поднебесной. Уход этот понемногу начался, еще когда Барак Обама призвал бизнес поискать выгоды в других местах, например, во Вьетнаме. Однако теперь, по результатам опроса Американской торговой палаты, 70% фирм готовы или готовятся покинуть Китай и перенести дело в другие места.

Такой результат едва ли стоит рассматривать как последствие плана Трампа. Скорее, его можно назвать итогом работы всех прежних лет, включая и демократическую команду. Новый президент лишь усилил нажим, используя для получения санкции на такой курс достигнутые компромиссы. Теперь потери прибыли выросли, но неизменными остаются лазейки для их сохранения – поставки через Вьетнам или другие страны, где произведенные в Китае продукты становятся официально местными товарами и идут в США. Трамп не может перекрыть эти «мышиные ходы». Только со временем, ценой многих мероприятий ситуация может измениться, а потери американских фирм в Китае – увеличиться. Тогда ничего не остается, как продавать или закрывать дело в КНР, что облегчает перехват его китайским бизнесом, но не гарантирует ему сбыта товаров в США. Пока же этот процесс находится в зародыше.

Несмотря на лазейки, факт остается фактом: происходит расцепление двух экономик – китайской и американской, которое породит еще немало проблем для отдельных компаний.

Расцепление это логично и необходимо, так как Поднебесная слишком окрепла экономически, а США не могут позволить себе и далее усиливать эту экономику, при этом наращивая свой долг и дефицит.

Противоречие между США и КНР основано на том, что поддержка американского рынка с 2008 г. становилась все более затратным делом. ВВП рос вместе с долгом, который перевалил недавно за $21,5 трлн. Китай при этой извлекал выгоды из нездоровья американской экономики. Трамп лишь поставил вопрос о пресечении такого положения острее прежнего. Он определил, что Китай – это враг, которого нужно переиграть на основе его зависимости от американского рынка сбыта. Чего не могут понять в США, так этого того, что у Китая нет большой зависимости от американских товаров. Он теснит американское промышленное оборудование, так как в США крайне дорогое производство. Компенсировать ситуацию мог бы максимальный уровень протекционизма, но Трампу такого система компромиссов в США не позволит.

Судьба противостояния


В результате Китай будет мягче отцепляться от рынка США. Его потери будут меньше, чем могли бы быть, и он отчаянно будет развивать торговлю с другими странами. Россия и КНР уже наращивают товарооборот. Нельзя исключать и того, что в Китае пойдут на большее поощрение производства в Средней Азии, хотя и так местные рынки получили выгоду от осознания Пекином необходимости замещения сырья, ввозимого по морю. Это и лежит в основе «Шелкового пути», а вовсе не стремление попасть в Европу. Хотя наземный маршрут в ЕС важен, он может пригодиться при морской блокаде.

Конфликт Китая с США еще находится в зародыше. По сути же это конфликт всех экономик Евразии, где развитие национального капитализма требует усиления связей друг с другом при одновременной независимости накопления и инвестирования от старых центров капитализма.

Не случайно в Пекине спокойней стали относиться к ЕАЭС, хотя первая реакция была болезненной. Все из-за того, что у евразийских центров капитализма (России и Китая) вырисовывается общий враг, задача которого – лишить экономики с трудом добытых ими временных и неполных преимуществ. Во всей этой истории остается только один частный вопрос. Это вопрос о том, будет ли у Китая сделка с США. Не имея возможности и духу сломить внутренних противников, а идя с ними на компромисс, Трамп забывает, что власть в Пекине строится на иных началах: там крупный промышленный капитал не выторговывает у финансистов право сделать тот или иной шаг, а контролирует процесс, опираясь на сильную бюрократию и возрастающий дух национального возрождения. Сделка по модели Трампа невозможна, но временное соглашение – да. При этом Пекин может нажимать и там, где Трампу будет политически неудобно, в вопросах, волнующих финансистов.

Пекин может пойти на уступки, но по сути никакой уступки не делать. Так, его отказ закупать нефть в Иране он будет разменивать на переговорах, сам при этом продолжая брать нефть Ирана с помощью посредников и транзитеров. Трампу придется обращать внимание на такие «уступки», и от него будут требовать своих жестов.

В итоге же спор не разрешится. Противоречия усилятся, борьба растянется на долгие годы, а американские компании уйдут, срезав потери. Со временем будут замещены и китайские товары в США. И проблема тут только одна: Трамп вынужден дозировать удары, а Пекин может проявлять твердость и выигрывать время, не меняя конечного результата дела. В Евразии же будет расти взаимопонимание и торговля. Даже если в какой-то момент фондовый рынок США рухнет, и по миру прокатится Третья волна кризиса, это лишь приостановит процесс, чтобы он после снова ускорился. И за все это мы должны сказать спасибо Трампу. Новая экономическая реальность складывается благодаря нему, проблема его лишь в том, что происходит это в основном не в США.


Василий Колташов, руководитель Центра политэкономических исследований Института нового общества

Комментарии
28 Октября
РЕДАКТОРСКая КОЛОНКа

Беларусь записали в один ряд «прифронтовых государств» с Украиной и Грузией для противодействия России и Китаю.

Инфографика: Отношение к евразийской интеграции
инфографика
Цифра недели

70,4%

голосов набрал блок «Мой шаг» Никола Пашиняна на парламентских выборах в Армении