09 Ноября 2016 г.

«Трамп – лекарство для политической системы США»

«Трамп – лекарство для политической системы США»
Фото: gannett-cdn.com

О причинах сенсационной победы на президентских выборах в США и дальнейших действиях Дональда Трампа «Евразия.Эксперт» поговорил с политологом Павлом Святенковым, предсказывавшим еще в начале 2016 г. дрейф США «в сторону политического режима во главе с харизматическим популистским лидером», похожим «на Качинского в Польше или Орбана в Венгрии».

- Дональд Трамп победил на президентских выборах в США. Что стоит за его победой? Какие силы и тенденции повлияли на результат выборов?

- Очевидно, значимая часть американского общества раздражена той политикой, которую власти проводили в течение последних лет. Политика глобализации, как оказалось, приносила прибыль только корпорациям, но наносила ущерб рядовым американцам, и им надоело это терпеть.

Также им надоело терпеть массовую миграцию, перенос рабочих мест в страны Юго-Восточной Азии и политкорректность. Все это вылилось в массовые протестные настроения, воплощением которых стал Трамп.

При этом Трамп – нетипичная фигура для американской политики. У него нет никакого политического опыта. Обычно люди, которые баллотируются в президенты, ранее занимали посты сенаторов, губернаторов. В данном случае мы этого не видим.

Впервые за очень долгие годы мы на выборах в США увидели чисто протестное голосование против «кандидата от истеблишмента», каковым естественно является Хиллари Клинтон.       

- В ходе избирательной кампании на самом серьезном политическом уровне распространились конспирологические лозунги: «рука Москвы», «Трамп – человек Путина» и т.д. В чем причина?

- Здесь все довольно банально: у Хиллари Клинтон было очень много политических грехов. Ее обвиняли в том, что от нее шла утечка секретных электронных писем, в коррупции, в связях с Уолл-стрит и олигархией, в нечестной игре против Берни Сандерса (ее противника внутри Демократической партии).

Соответственно, штаб Клинтон придумал, как им показалось, универсальный ответ на все эти обвинения. Они отвечали так: «Вы все агенты Путина».

На деле Клинтон, скорее всего, не верила в то, что Трамп – «марионетка Путина», что именно российские хакеры взломали сайт Демократического национального комитета.

Ни одного явного подтверждения этому не было. Тем не менее, все эти обвинения усиленно тиражировались в СМИ.

Судя по тем результатам, которые мы видим, убедить американского избирателя в том, что за всеми обвинениями в адрес Клинтон стоит Путин или Россия, не удалось.  

- Что говорит о состоянии политической системы США небывалое развитие теорий заговора в ходе этой избирательной кампании?

- Прежде всего, это означает крайне острый ход избирательной кампании и попытку демонизировать Трампа – чтобы он предстал грубияном, хулиганом, да еще и шпионом.

Трампу удалось купировать все эти обвинения. Самое главное, избиратели в эти обвинения не поверили – потому что иначе придется сказать, что массовый избиратель проголосовал за шпиона – что явно не так.

- В 2015 г. Вы писали, что правый популист Трамп может стать лекарством от загнивания американской политической системы. Что Вы имели в виду?

- Действительно, Трамп является неким «лекарством», потому что Хиллари Клинтон многие ненавидели, и попытки продвинуть ее на высший пост были чрезвычайно грубыми и насильственными. Вокруг нее объединились все СМИ, ее поддержали все крупные газеты, ее поддержало руководство не только Демократической, но и Республиканской партии.

Трамп – это попытка с помощью демократии вылечить тот «элитный междусобойчик», который сложился в американской политике и который пытался захватить монополию на власть. Эту монополию своей персоной представляла Хиллари Клинтон.

Победа Трампа – очень серьезный успех американской демократии, несмотря на всю остроту избирательной кампании и серьезный раскол избирателей в ее ходе.

- Михаил Горбачев заявлял, что США нужна собственная перестройка. Может ли Трамп сыграть здесь какую-то роль?

- К перестройке Трамп никакого отношения не имеет. Горбачев постоянно говорит о том, что США нужна перестройка – обычно он говорит это тогда, когда к власти приходит новый американский президент. Например, он это говорил с приходом Обамы.

Если в фигуре Обамы было нечто «перестроечное», то в фигуре Трампа ничего такого нет. Его фигура похожа на Рональда Рэйгана – это человек, который готов перезапустить американскую политическую систему на новых основаниях.

Поэтому я не считаю, что Трамп начнет перестройку. Трамп обещает «rebuild» – это буквально переводится как «перестройка», но реально имеется в виду «воссоздание», «перезапуск» американской политической системы.

- Насколько Трампу удастся перезапуск политической системы США, как он будет действовать?

- Прежде всего он будет подбирать себе кадры. В своей победной речи он представил свою команду, отдельно ее поблагодарив, - причем таких людей, как Руди Джулиани, бывшего мэра Нью-Йорка. Это очень авторитетный человек в США.

Я думаю, что в правительстве Трампа будут весомые имена, и он действительно будет продвигать те программы, которые обещал на выборах.

Может быть, Конгресс будет сопротивляться. Но вряд ли сопротивление окажется сильным с учетом того, что Трамп победил на выборах, и республиканцам невыгодно от него дистанцироваться. Зачем дистанцироваться от победителя, который принес популярную программу?

Тем более что республиканцы сохранили контроль над Палатой представителей и, видимо, сохранят контроль над Сенатом. У них нет оснований быть недовольными.

Они боялись, что Трамп приведет к тотальному краху Республиканской партии, было множество подобных публикаций, но пока что под его руководством они выиграли выборы, причем с неплохим результатом. Так что у них нет оснований тотально ему противодействовать.

Да, старая элита Республиканской партии предала Трампа, но запрос избирателей как раз связан с обновлением правящих элит, и, в частности, Республиканской партии. Я думаю, что Трамп имеет шанс продвинуть свои идеи.

Может быть, они будут выглядеть не так, как в ходе избирательной кампании, потому что он постоянно их заострял. Но в какой-то иной форме он может те же самые вещи продвигать. Он говорил о возврате рабочих мест в США, решении проблем нелегальной иммиграции и т.д. Безусловно, все это он может сделать.

- Как вы оцениваете возможные перемены во внешней политике после прихода Трампа, и в частности – как вы видите возможные изменения в Европе и Евразии? Удастся ли Трампу переломить те тенденции, которые мы сегодня наблюдаем – наращивание военной активности НАТО, и общий рост напряженности в Европе и Евразии?

- Трамп может на первом этапе попытаться договориться с Россией, провести переговоры с Путиным. Важно, чтобы у России был проект урегулирования в Европе. И, больше того, проект своего видения места России в глобальном мире для того, чтобы в случае необходимости мы могли бы, не отрицая лидерства США, найти в мире, которым пока руководят США, достойное место.

Если это удастся – возможно, с Трампом удастся договориться. Если нет – отношения могут вернуться к тому уровню, на котором они находятся сейчас у президента Обамы – то есть, к очень плохому. Надо искать компромиссы. Трамп – это шанс на такой компромисс.

- А каким мог бы быть этот компромисс?

- Например, прекращение прямого столкновения со Штатами в Европе, меры по улучшению доверия в области ПРО, потому что Россия видит в этом угрозу своим интересам.

Может быть «разрядка» в Европе. Сейчас американцы направят туда на ротационной основе больше войск, но, возможно, удастся договориться и снизить напряженность в этом вопросе.

Базовая проблема заключается в том, что Россия не имеет права голоса в европейских делах, в том числе в вопросах, которые касаются ее собственной безопасности.

Это вызывает постоянные конфликты, например, вокруг постсоветского пространства. Надо постараться найти устраивающий все стороны компромисс, но Россия должна получить право голоса, а для этого должна быть создана система, в которой мнение России будет учитываться.        

Беседовал Вячеслав Сутырин

Комментарии
23 Мая
РЕДАКТОРСКая КОЛОНКа

Опрометчиво полагать, что протестная волна, захлёстывающая политические системы стран Запада, никак не коснётся внутренней политики стран ЕАЭС.

Инфографика: Военно-морские силы США в Европе
инфографика
Цифра недели

36%

составил рост товарооборота Вьетнама и стран ЕАЭС после заключения соглашения о зоне свободной торговли. В 2016 г. объем торговли составил $4,3 млрд, а в 2017 г. – $5,9 млрд – Евразийская экономическая комиссия