20 Апреля 2016 г.

Трансатлантическое партнерство или «экономическое НАТО»: угрозы мнимые и реальные

Трансатлантическое партнерство или «экономическое НАТО»: <i>угрозы мнимые и реальные</i>
Фото: www.bergbook.com

«Экономическое НАТО» на подступах к Евразийскому союзу

Одной из актуальных и болезненных тем повестки дня экономического развития для Евросоюза стало планируемое соглашение о Трансатлантическом торгово-инвестиционном партнерстве между США и Евросоюзом (Transatlantic Trade and Investment Partnership - TTIP). Проектируемому американо-европейскому альянсу даже успели дать неофициальное название «экономическое НАТО». Причем некоторые «горячие головы» в США заявляют, что укрепление экономических связей между Америкой и Европой поможет, среди прочего, экономически изолировать «непредсказуемую» Россию.

В свою очередь, европейские противники TTIP озабочены, главным образом, теми последствиями, которые новые соглашения несут для сложившегося в странах Европы экономического и политического уклада. К примеру, ими подчеркивается угроза потери суверенитета и наступления на европейские демократические ценности со стороны транснациональных компаний. Это, по их мнению, станет реальным с введением в Европе новых норм экономического регулирования, расширяющего возможности для крупного бизнеса влиять на решения национальных правительств.

Планы создания пресловутого «экономического НАТО», естественно, не остались незамеченными в России. Евроатлантические торговые инициативы вызвали в нашей стране вполне закономерные опасения. Многие эксперты видят положение дел следующим образом. Европу пытаются заставить пожертвовать своими интересами и уступить давлению США, которые посредством проекта укрепят свою гегемонию в мире и ослабят своих соперников - Китай, Индию и Россию. Также достигается цель удержания Европы в фарватере американской политики.

Звучат голоса о том, что Евросоюзу ради собственного блага в качестве полноценной альтернативы TTIP следует развивать сотрудничество с Евразийским экономическим союзом. Одновременно TTIP воспринимается как угроза для формирующейся евразийской экономической системы и идеи «Большой Европы», единого экономического пространства от Лиссабона до Владивостока.

Угрозы мнимые

Между тем, возникает вопрос, насколько обоснованы опасения по поводу опасности TTIP для евразийской интеграции. Прежде всего, подчеркнем, что

планы создания нового альянса вытекали из самой логики экономических взаимоотношений между Европейским союзом и США.

Они друг для друга являются важнейшими торговыми партнерами, а всего на их долю приходится около трети объемов мировой торговли. В глобальной экономике это наиболее крупные торговые взаимоотношения.

Поэтому сближение Евросоюза и ЕАЭС вряд ли может рассматриваться в качестве полноценной альтернативы возможному трансатлантическому партнерству. За исключением энергетической сферы, США для Европы объективно выступают более важным торговым партнером, нежели государства Евразийского экономического союза.

Для Европы возможный поворот на Восток в сторону ЕАЭС с одновременным отказом от развития торгового партнерства с США мог бы быть вызван исключительно политическим, а не экономическим выбором. Однако в случае TTIP первую скрипку играет все-таки экономика. Хотя политические факторы здесь также складывались не в нашу пользу. Достаточно вспомнить многолетнюю линию отдельных политиков и правительств в ЕС по демонизации России как поставщика энергоресурсов, сопровождавшуюсяпризывами избавиться от, якобы, чрезмерной «зависимости» Европы от российского природного газа.

Таким образом, ЕАЭС изначально не мог да и не собирался стать альтернативой трансатлантическому партнерству. Так стоит ли расстраиваться из-за того, что «Европа отказалась дружить с нами против США»? Тем не менее, именно так пытаются представить ситуацию некоторые отечественные комментаторы, подводя к выводу о серьезной геополитической неудаче молодого Евразийского союза на самом старте. Однако из этой логики вытекает, что ЕАЭС с самого начала создавался с оглядкой на ЕС как на «старшего партнера», а не в качестве самостоятельного объединения, призванного способствовать региональной экономической интеграции. Очевидно, это крайне идеологизированная точка зрения.

…и реальные

Вместе с тем, не стоит впадать в другую крайность, полагая, что никакой опасности TTIP не несет. На данном этапе важно разобраться, каким образом, в случае заключения соглашения о трансатлантическом партнерстве, будут строиться взаимоотношения с ЕС и с какими «подводными камнями», возможно, придется столкнуться.

Снижение торговых тарифов и, особенно, ослабление нетарифных барьеров приведет к некоторому росту взаимного товарооборота между США и ЕС. Однако параллельно это станет способствовать сокращению их товарооборота с прочими странами, которые не подпадут под действие TTIP.

На европейском рынке «посторонним» производителям станет сложнее конкурировать с товарами и услугами американских компаний.

Для стран ЕАЭС это означает сокращение возможностей по продвижению на рынок ЕС продукции с высокой добавленной стоимостью. Однако экономический эффект в среднесрочной перспективе будет не очень велик, так как на европейских высокотехнологичных рынках места для продукции стран ЕАЭС всегда было немного.

Сегодня следует сосредоточиться на поиске новых рынков сбыта на Юге и Востоке. Ведь в долгосрочной перспективе отмеченные тенденции грозят

распадом континентального пространства на экономические блоки, между которыми будут возрастать протекционистские барьеры.

Создание любых эксклюзивных экономических объединение автоматически приводит к повышению тарифных или нетарифных барьеров в торговле со странами, не входящими в данные блоки.

Следует обратить особое внимание на сферу поставок энергоресурсов. Именно она вносит основной вклад в товарооборот между странами ЕАЭС и Евросоюзом. Главным образом, благодаря продажам российского газа, нефти из России и Казахстана, нефтепродуктов из Беларуси. Предполагается, что TTIP расширит возможности для организации экспорта нефти и газа из США на европейский рынок. Так английская газета The Guardian в ноябре 2015 года опубликовала статью, в которой приводятся свидетельства о том, что поставки американских углеводородов в Европу являются важной движущей силой переговоров по созданию трансатлантического партнерства.

Однако ситуация здесь выглядит не так однозначно. Так, согласно The Guardian, в числе основных лоббистов прихода в ЕС американских углеводородов выступают сами европейцы. И дело во многом в желании диверсифицировать импорт энергоносителей.

Само по себе возможное создание TTIP не окажет существенного влияния на расклад сил в области поставок энергоресурсов на европейский рынок.

Конечно, данное соглашение способно облегчить преодоление бюрократических барьеров на пути в Европу углеводородов из США. Однако оно не поможет сделать американскую сланцевую нефть и сжиженный природный газ дешевле для европейского потребителя.

Высокая себестоимость энергоносителей из США будет по-прежнему выступать препятствием для вытеснения с рынка ЕС углеводородов из стран ЕАЭС. Создание TTIP также не повлияет на желание руководства Евросоюза сократить потребление российского газа.

Подводя итог, следует отметить, что страхи по поводу TTIP несколько преувеличены. Данное соглашение само по себе мало повлияет на текущие взаимоотношения Евросоюза со странами – поставщиками сырьевых товаров. Однако в перспективе для стран ЕАЭС выпадение из глобальных интеграционных проектов, куда относится Евроатлантическое, а также Тихоокеанское партнёрство, сулит мало хорошего. К подобным вызовам необходимо готовиться уже сейчас, выходя на новые рынки сбыта и формируя экономические альянсы. Ответом на продвигаемые США мегапроекты может стать создание зон свободной торговли между ЕАЭС и рядом крупных ближневосточных стран (Египет, Израиль), а также государствами Азиатско-Тихоокеанского региона (форматы ЕАЭС-ШОС, ЕАЭС-АСЕАН).

Александр Перов, эксперт Фонда национальной энергетической безопасности

Комментарии
05 Декабря
РЕДАКТОРСКая КОЛОНКа

20 лет назад Беларусь отвергла вашингтонский консенсус, выбрав суверенитет. Многие хотят провести ревизию белорусского пути сегодня.

Инфографика: Основные военные объекты в Польше, используемые другими странами НАТО
инфографика
Цифра недели

$7 млрд

составил объем экспорта IT-технологий и продуктов из России в 2016 г. Для сравнения, экспорт вооружений из России в 2015 г. составил $14,5 млрд.