09 Декабря 2016 г.

«У Беларуси – программы, у России – ракеты, у Казахстана – космодром»

«У Беларуси – программы, у России – ракеты, у Казахстана – космодром»
Старт с космодрома Байконур.
Фото: Gde-Fon.com

В уходящем году в космической отрасли на евразийском пространстве произошли крупные события. Состоялся первый пуск с космодрома Восточный, и поползли слухи об уходе России с Байконура. Тем временем, Россия и Казахстан заявили о создании к 2024 г. новой ракеты «Сункар». Вокруг каких проектов может развиваться космическое сотрудничество в Евразийском союзе рассказал Андрей Ионин, кандидат технических наук, член-корреспондент Российской академии космонавтики им. К.Э. Циолковского.

- Каковы перспективы сотрудничества стран Евразийского экономического союза в космической сфере?

- ЕАЭС – прежде всего, экономическое образование. В идеале – завязанное не только на сырье, но и на высокие технологии. Поэтому страны-участницы должны быть связаны между собой высокотехнологическими проектами. И чем больше таких проектов будет, тем лучше.

В современном мире именно такие связи оказываются наиболее прочными. Россия с позиции безусловного лидера ЕАЭС по космическим технологиям должна брать на себя инициативу в этом направлении. От других стран ЕАЭС требовалась бы только совместная стандартизация и открытие своих рынков для космических технологий.

- С чего следует начать?

В первую очередь мы должны предложить проекты нашим партнерам и делать их вместе. Желательно, чтобы и основные расходы на себя брала Россия, вплоть до 90%, потому что для нас это вопрос геополитический и цели стоят геополитические, за это надо платить.

Мы должны связать наши страны проектами в сфере высоких технологий. Перспективные направления – система зондирования Земли, космическая связь, спутниковая навигация, совместные проекты по ракето- и спутникостроению.

- Что станет с космодромом Байконур после ввода в строй космодрома Восточный?

- Касательно Байконура важны два аспекта. Первый: космодром Восточный никогда не рассматривался как альтернатива Байконуру, как его замена. Поверьте, как человек, участвовавший в обосновании строительства Восточного, я это абсолютно ответственно заявляю.

Восточный только выглядит как космический проект. На самом деле это проект развития российского Дальнего Востока.

Россия как страна заинтересована, чтобы Дальний Восток развивался как высокотехнологический промышленный кластер. Космодром используется как инструмент такого развития.

Второй аспект: Байконур, как мне кажется, должен жить вечно. Это памятник человечества. Оттуда человек запустил первый спутник, затем первый человек полетел в космос. Это такое же достояние человечества, как пирамида Хеопса или афинский Парфенон. Чтобы Байконур жил, мы должны развивать на нем новые проекты, связанные с ракетами.

- Какие есть примеры?

В начале 2000-х гг. был российско-казахстанский проект космического ракетного комплекса «Байтерек». Путин и Назарбаев в 2004 г. подписали соответствующий договор. На выходе должна была получиться ракета по типу «Ангары», которую Россия тогда строила. Для минимизации затрат хотели использовать стартовый комплекс для «Энергии». Я считаю, что именно по российской вине данный проект не был реализован, так как Россия затянула с созданием «Ангары».

«Ангара» должна была полететь в 2003 г., а по факту полетела в 2013 г. В итоге договоренность по нашей вине сорвалась. Потом Россия предлагала ракету «Зенит», российско-украинский проект, который сейчас по очевидным причинам канул в Лету.

Недавно Россия и Казахстан договорились делать новую совместную ракету «Сункар» для Байконура.

Это очень правильный шаг, который, с одной стороны – теснее свяжет наши страны технологиями, с другой – продлит работу Байконура еще на десятилетия.

Новая ракета заменит «отпавший» «Зенит» и за счет использования готовых элементов с «Зенита» и «Энергии» станет лучшей ракетой на кислородно-керосиновом двигателе. Построить ее должны к 2024 г.

Было бы еще правильнее предложить другим странам ЕАЭС – Беларуси, Армении и Кыргызстану – поучаствовать в проекте, чтобы он не оставался исключительно российско-казахстанским.

- Как могут помочь другие члены ЕАЭС? Как в Беларуси дела с космическими технологиями?

- Даже такая большая страна, как Россия, не может заниматься всеми технологиями – это ни плохо, ни хорошо, это медицинский факт. Только две современные державы могут производить практически все технологии – это США с более чем 300 миллионами населения, страна, которая как пылесос со всего мира притягивает лучшие умы, и Китай, чьи людские ресурсы еще выше.

Залог успеха ЕАЭС – кооперация. Беларусь специализируется на информационных технологиях. Белорусы за последние годы достигли внушительных побед на этом поприще.

Знаете, что по объему доходов от IT и программирования на душу населения белорусы превосходят Индию? Президент Лукашенко сделал ставку на IT-сегмент. Неслучайно проекты вроде World of Tanks появились в Беларуси.

На самом-то деле не страшно, что Беларусь не имеет развитой космической промышленности. Зато она может вложится в «союзные» космические проекты своим IT-кластером.

Грубо говоря, у белорусов программирование, у нас – ракеты и двигатели, у Казахстана – космодром. Давайте соединим возможности.

Беседовал Александр Шамшиев

Комментарии
26 Мая
РЕДАКТОРСКая КОЛОНКа

Почему концепция «моста» в странах Восточной Европы проиграла геополитическому «шлагбауму» в Прибалтике, Украине и Молдове с исключением лишь в Беларуси?

Инфографика: Кто и где готовил белорусских радикалов?
инфографика
Цифра недели

0,9%

составил рост ВВП Беларуси в январе-мае 2017 г., достигнув $20,5 млрд. Для сравнения, ВВП Беларуси по итогам 2016 г. составил $49,9 млрд. – Белстат