19 Декабря 2016 г.

Убийство посла России в Турции: «Наш ответ должен быть точечным, аккуратным и запредельно жестоким»

Убийство посла России в Турции: «Наш ответ должен быть точечным, аккуратным и запредельно жестоким»
Недалеко от места нападения на посла России в Анкаре
Фото: kp.ru

19 декабря после покушения в Анкаре скончался посол России в Турции Андрей Карлов. Это произошло на фоне фундаментальных сдвигов в сирийской ситуации, а также накануне знаковых переговоров МИД России, Турции и Ирана. Почему нападение произошло именно сейчас, кто стоит за грязной провокацией и какой будет реакция России – в интервью «Евразия.Эксперт» рассказал профессор НИУ ВШЭ востоковед Дмитрий Евстафьев.

 - Дмитрий Геннадиевич, почему совершено покушение на посла России в Турции?

- В настоящее время мы наблюдаем беспрецедентное российско-турецкое сближение по целому ряду важнейших вопросов – и экономических, и политических. Это сближение может в перспективе дать колоссальный результат с точки зрения перестройки всех отношений в Ближне- и Средневосточном регионе.

Естественно, многие силы, прежде всего, за пределами Турции, но и в Турции тоже, заинтересованы в срыве этого сближения. Это классическая провокация, провокация удавшаяся и, к сожалению, провокация, которая будет иметь последствия, несмотря на все наше понимание того обстоятельства, что руководство Турции просто «подставили».

- Почему покушение произошло именно сейчас?

- Я бы обратил внимание на четыре события. Первое – голосование в Совете безопасности ООН, когда был принят фактически российский подход к резолюции по Алеппо. Второе – внесение 19 декабря в Государственную думу РФ межгосударственного соглашения по новому газотранспортному коридору между Россией и Турцией, которое уже ратифицировано Турцией.

Третье, готовившуюся на 20 декабря встречу министров иностранных дел России, Турции и Ирана по Сирии. Также обратил бы внимание на контакты по урегулированию ситуации вокруг Алеппо, которые включали Сирию, Россию и Турцию и которые должны были привести в ближайшее дни, к 20-21 декабря, к окончательной стабилизации ситуации внутри Алеппо.

Так что временная точка для покушения была вполне хорошо продумана, что снимает вопрос о «фанатике-одиночке» или психически неуравновешенном лице.

- Кто стоит за этим покушением?

- За покушением стоят силы, которые проиграли вчистую сперва на поле боя в Алеппо, а затем - в Совбезе ООН и вынуждены были принять российскую логику резолюции по Алеппо. То есть фактически признать свое поражение. Это люди, которые имеют серьезные связи с исламистским движением и долгие годы были спонсорами разного рода «умеренной» и «неумеренной» оппозиции.

Можно быть полностью уверенным, что организаторы этого террористического акта были за пределами Турции. Хотя и опирались на те силы, которые внутри Турции есть.

- Почему так важна резолюция Совбеза ООН, о которой Вы упомянули?

- Резолюция, принятая СБ ООН, фактически означает возвращение в легитимное юридическое поле правительства Башара Асада. Все усилия западной дипломатии последних лет, в том числе в Совбезе ООН, были направлены на делегитимизацию режима Асада и вытеснение его из юридического поля, изоляцию от институтов ООН.

Это не особо афишировалось в СМИ, но на экспертном уровне хорошо известно: одним из соавторов принятой СБ ООН резолюции является сирийское правительство.

Фактически Совбез ООН проголосовал за резолюцию, в подготовке которой принимал самое активное участие «режим Асада», который неоднократно объявляли «нелегитимным».

Это означает признание Соединенными штатами и их сателлитами в СБ ООН легитимного характера режима Башара Асада, признание за ним контроля над Алеппо.

Это очень тяжелый выбор для стран Запада, прежде всего, для Франции и Великобритании. Именно они были основными «политическими ходатаями» за ту часть оппозиции, которая находилась в Алеппо.

В дальнейшем это снимет очень многие препоны на пути возвращения официального Дамаска в русло классической официальной дипломатии, из которого в 2012 г. под давлением США он был фактически изгнан. Поэтому принятие резолюции по Алеппо – это фундаментальное событие, которое еще долго будет определять суть происходящего в Сирии.

- Как убийство российского посла повлияет на переговоры МИД России, Турции и Ирана, запланированные на 20 декабря?

- Думаю, эти переговоры – одно из ключевых мероприятий в наших взаимоотношениях с Турцией, которое хотели сорвать. Фон этих переговоров, безусловно, будет очень тяжелым.

Для России неизбежна постановка вопроса о том, насколько руководство Турции контролирует ситуацию в стране. Ведь убийцей оказался недавно уволенный сотрудник турецкой полиции.

Но для России эта трагедия и все, что будет происходить в ближайшие дни, – это большой тест на геополитическую зрелость.

Сегодня, после развала «девяностых» и гламура «нулевых», когда наша политика ограничивалась во многом сферой пропаганды, мы начали выходить в пространство реальной политики.

Современная реальная политика вот такая, несколько отличающаяся от того, что пишут в учебниках. Ради достижения сиюминутных целей, иногда целей узкой группы в политической элите каких-то государств, убивают послов, поддерживают и финансируют экстремистов, взрывают самолеты и делают много того, чего приличные государства еще не позволяли себе даже в 1990-х гг.

И, несмотря на это, мы должны быть ответственны в своем понимании сделанного выбора. Мы должны проявить высокую степень зрелости и абсолютно отрешиться от эмоций. Мы сами взяли на себя это бремя, бремя глобального игрока, мы должны показать, что мы, и общество в том числе, способно это бремя нести.

К сожалению, мы не смогли уберечь своего человека, посла Российской Федерации. И это в том числе и наша вина, как государства. Значит, что-то не предсказали, чего-то недодумали.

Но мы должны очень четко понять – надо ответить так, чтобы было больно исключительно тем людям, которые эту грязную провокацию сконструировали. Но никому более.

Наш ответ должен быть дозированным, точечным, запредельно жестоким. Именно так, - запредельно жестоко. Ибо с нас сняли всякие ограничения морально-этического плана и  чтобы эти ограничения вернуть на место, надо показать свою способность к тому, чтобы «повысить градус». Осуществив, как принято говорить в профессиональных кругах, вертикальную и горизонтальную эскалацию.

Иначе не возникнет эффекта сдерживания в отношении тех сил, которые, как минимум, санкционировали террористический акт против российского посла.

Но наш ответ не должен ухудшать положение России как ведущего государства в сегодняшних процессах переструктурирования мировой экономики и политики.

- Каким конкретно может быть ответ России?

- Реакция будет преимущественно политической. Думаю, некоторым международным силам «откажут от двора» в России, и они не смогут рассчитывать на нашу поддержку в сложных для себя обстоятельствах.

Отношения с другими государствами претерпят фундаментальные изменения в сторону замораживания, пока эти государства не докажут свою непричастность к данному террористическому акту. Презумпции невиновности в данном случае не существует. Я, прежде всего, говорю о Саудовской Аравии, которая с учетом некоторых прежних обстоятельство должна доказать, что непричастна к этому акту. Причем желательно делами.

Что касается «силового ответа», о котором сейчас много говорят, то оставим этот вопрос специалистам. И не будем рассчитывать, что сможем прочесть о «силовом ответе» в СМИ.

Комментарии
26 Ноября
РЕДАКТОРСКая КОЛОНКа

Даля Грибаускайте постаралась, чтобы отказ Александра Лукашенко от приглашения на саммит Восточного партнерства в Брюссель выглядел однозначно – как провал Евросоюза.

Инфографика: Военно-морские силы США в Европе
инфографика
Цифра недели

$9,8 млрд

составила общая сумма ввозных таможенных пошлин, поступивших в бюджеты стран ЕАЭС в 2016 г. В 2015 г. данная сумма была на $782,7 млн или на 7,4% больше – Счетная палата РФ