12 Июня 2017 г.

Афганский дипломат: «Существует угроза военного вмешательства Саудовской Аравии в Катар»

Афганский дипломат: «Существует угроза военного вмешательства Саудовской Аравии в Катар»
Доха, Катар.
Фото: abcnews.com

Сразу несколько арабских государств разорвали дипломатические отношения с Катаром, обвинив блокаду Дохе за «поддержку незаконных террористических группировок». Ранее профессор НИУ ВШЭ, российский арабист Дмитрий Евстафьев в интервью «Евразия.Эксперт» заявил, что события на Ближнем Востоке свидетельствуют о начале попытки переформатировать регион по модели «пост-арабской весны». Теперь редакция связалась с экс-послом Афганистана в Казахстане и Кыргызстане, директором Центра исследований Афганистана в Германии (Франкфурт) Азизом Арианфаром. Эксперт заявил, что текущая блокада не угрожает существованию Катара, однако военная интервенция вполне возможна и может привести к резкой переориентации Катара с США на Иран, Китай и Россию.

- Господин Арианфар, почему кризис вокруг Катара разразился именно сейчас?

- Во-первых, одной из основных причин разрыва дипотношений Катара с Саудовской Аравией и другими арабскими странами являются сложные внутриплеменные отношения, историческое соперничество между различными племенами. Во-вторых, Саудовская Аравия – это нефтяная держава, а Катар – это страна с огромными газовыми запасами, что предполагает определенное соперничество между этими странами и в области энергетики. В-третьих, имеют место исламские «идеологические» разногласия между Дохой и Эр-Риядом. Если Катар поддерживает «Братьев-мусульман», то Саудовская Аравия в своем толковании исламских догм придерживается ваххабитской идеологии.

Причем, Катар в последнее время начал активно поддерживать доктрину «Братьев-мусульман». Традиционно они имели сильное влияние в Египте. После падения режима «Братьев-мусульман» разногласия между саудитами и египтянами с одной стороны, и катарцами с другой стороны, стали углубляться. Турция тоже имеет близкие отношения с Катаром.

В итоге, вырисовывается картина в форме «треугольника» – Иран поддерживает шиизм, Саудовская Аравия – ваххабизм, а Турция и Катар – «Братьев мусульман». Это три различных идеологических и политических течений в исламском мире, но каждая из этих стран использует свои инструменты влияния на ситуацию на Ближнем Востоке, в арабском и исламском мире.

Главная проблема в том, что нет однозначного определения понятия терроризм. Несколько лет назад, когда я участвовал в конгрессе в Турции, этот вопрос я затронул. Каждая страна трактует термин «терроризм» по своему усмотрению. Поэтому саудиты обвиняют катарцев в поддержке терроризма, а катарцы – саудитов, Иран же критикует обе стороны. Вот есть Организация освобождения Палестины – это освободительное движение или террористическая организация?

В исламском мире признают эту организацию как народно-освободительное движение, а на Западе характеризуют ее как террористическую организацию. Для некоторых стран «ИГИЛ» (запрещенная в России и Беларуси организация – прим. «ЕЭ») – это террористическая организация, а для кого-то – это «Движение сопротивления режиму Асаду». До тех пор, пока Совбез ООН не даст четкого определения понятию терроризм, запутанность в этом вопросе будет продолжаться, и каждая страна будет трактовать этот термин по собственному желанию.

- Насколько серьезна блокада и сколько Катар может продержаться? Могут ли другие страны Ближнего Востока помочь Дохе пережить блокаду?

- Что касается блокады, то как бы арабские страны с трех сторон ни блокировали Катар, это не возымеет желаемого эффекта и выглядит не очень серьезно. Ведь Катар имеет морскую границу с Ираном через Персидский залив. И Тегеран вполне может поставлять Дохе все необходимые продукты, и сейчас уже продовольственные поставки осуществляются. Катарская авиакомпания осуществляет полеты в европейские страны также через территорию Турции и Ирана.

Что касается финансового аспекта, временное прекращение банковских операций между катарскими банками и банками эмиратов не отразится негативно на экономике Катара, который является одной из самых богатых стран мира.

Мы наблюдаем сближение Катара с Ираном и Турцией. Катар теперь может повернуться в сторону Индии, Китая, Средней Азии, Кавказа, России.

Катар – очень богатая страна и может вложить крупные инвестиции в любые страны мира, поэтому очень многие страны заинтересованы в катарском капиталовложении. Я думаю, что эта блокада не сильно повлияет на Катар.

- Кстати, бытует мнение, что основной причиной разрыва дипотношений Дохи с арабскими странами является намерение Турции построить военную базу в Катаре. Как вы думаете, мог ли этот фактор сыграть свою роль?

- Нет, не думаю. Это не основной аргумент, но как дополнительный – вполне может быть, так как в последнее время, как вы знаете, американо-турецкие отношения переживают не лучшие времена из-за поддержки американцами курдских сепаратистов на территориях Ирака и Сирии, а также сближения Турции с Россией, в частности, возможной продажи Турции зенитно-ракетных комплексов С-400. У американцев есть различные инструменты давления на Анкару. Турция, являющаяся членом НАТО, не может в самостоятельном порядке принимать решения по вопросам, касающимся стратегических или оборонительных действий, в том числе и строительства военных баз на территории Катара и других стран.

- Арабские страны также обвинили Катар в поддержке проиранских вооруженных группировок в Йемене. Что сближает Тегеран и Доху?

- Катар и Иран – это соседние страны и у них есть общее нефтегазовое месторождение Южный Парс, которое находится в центральной части Персидского залива в территориальных водах Катара (Северное) и Ирана (Южный Парс). Вот, например, по йеменскому вопросу интересы Катара и Ирана сходятся однозначно, – они оба поддерживают нынешнее правительство Йемена, а Саудовская Аравия и ее союзники поддерживают свергнутое правительство и воюют с правящим режимом Йемена.

Здесь очень сложная и запутанная ситуация, в некоторых вопросах имеются точки соприкосновения между Катаром и Ираном, а в некоторых вопросах их точки зрения расходятся диаметрально. Например, интересы у этих стран по сирийскому вопросу противоположные. Пока Башар Асад находится у власти, катарский газ не пойдет в Европу через Сирию; Азербайджан и Россия напротив, имеют возможности экспортировать свой газ в Европу.

Не исключено, что после «катарского» кризиса образуются два противоборствующих блока, – Катар, Сирия, Турция, Иран, Ирак, с одной стороны; Саудовская Аравия, Бахрейн, Египет, – с другой стороны. Конечно, лучше всего найти какой-то компромисс, чтобы предотвратить угрозу вооруженных столкновений.

Иранская дипломатия активизировалась, ведет интенсивные переговоры со странами региона, чтобы найти какой-то выход из этой ситуации. Хотя посредничество Ирана саудиты приветствовать не будут. Более того, Оман и Кувейт тоже начали предпринимать дипломатические шаги, но этого недостаточно, так как между этими странами существуют разногласия. Мне кажется,  что Азербайджан, Казахстан и Туркменистан могут выступить в качестве нейтральной стороны и разрядить обстановку на Ближнем Востоке.

- Какова будет позиция России в случае эскалации катарского конфликта?

- Конечно, Россия не заинтересована в дальнейшей эскалации на Ближнем Востоке. Такой поворот событий будет только в пользу международного терроризма, экстремизма, исламского фундаментализма, и в дальнейшем это будет представлять угрозу не только для России, но и для всего мира в целом. С другой стороны, Катар и  Россия являются «газовыми» державами. Газовый фактор их, конечно же, сближает, но также и отдаляет друг от друга. Но я не уверен, что Россия в военном плане подержит Катар в случае интервенции Саудовской Аравии с коалицией арабских союзников. Хотя мне кажется, что после «катарского» кризиса ситуация в регионе ухудшится, отношения Турции с арабскими странами обострятся из-за ее позиции по катарскому вопросу.

 - Как скажется разрыв дипотношений ряда арабских государств с Катаром на политической обстановке в регионе? Возможна ли военная интервенция в Катар? 

- Не исключено, что в регионе могут начаться какие-то военные действия со стороны Саудовской Аравии при поддержке Египта, ОАЭ и Бахрейна. Если будет принято политическое решение по катарскому вопросу, саудиты и их союзники быстро возьмут Доху. Тем более Вашингтон тоже отвернулся от Катара. В случае военной интервенции Тегеран и Анкара поддержат Доху.

Сейчас очень важно уберечь регион от новых кровопролитий, иначе ситуация будет только осложняться. Новый очаг конфликта может появиться и в Катаре, но этот конфликт не будет похож на сирийский, иракский или же йеменский конфликты. Дело в том, что территория и численность населения Катара небольшая.

Если Совбез ООН примет решение об интервенции, то Катар захватят молниеносно. Пока дело не дошло до интервенции, кровопролития, как я отметил выше, такие страны, как Азербайджан, Казахстан и Туркменистан могут сыграть более активную посредническую роль в катарском вопросе, поддержать тенденцию к диалогу и переговорам.

- Почему Трамп бросил Катар, в котором находится крупнейшая американская военная база на Ближнем Востоке, и встал на сторону Саудовской Аравии? Какие последствия решение президента США окажет на систему союзов Америки в регионе?

- Наличие военной базы американцев в Катаре еще больше может усугубить и без того не лучшую ситуацию в регионе. Еще одна военно-морская база США находится в территориальных водах Бахрейна. Мне кажется, что это всего лишь инструмент давления на Катар.

Проблема очень сложная и что-либо предсказать очень трудно. Существует потенциальная угроза военного вмешательства Саудовской Аравии в Катар.

А вот теракты в Тегеране вполне могут осложнить обстановку в регионе на фоне блокады Катара.  

Комментарии
15 Августа
РЕДАКТОРСКая КОЛОНКа

Санкции США создают новые риски для стран ЕАЭС, но Беларусь и Казахстан могут выиграть.

Инфографика: Сухопутные войска США в Европе
инфографика
Цифра недели

8,5%

составил рост товарооборота Беларуси и Индии в январе-мае 2017 г. по сравнению с аналогичным периодом 2016 г., и достиг $174,7 млн