29 Ноября 2018 г.

Украина может дискредитировать Минскую переговорную площадку – эксперт

Украина может дискредитировать Минскую переговорную площадку – эксперт
Президент Украины Петр Порошенко.
Фото: versiya.info

Инцидент у Керченского пролива стал одним из самых резонансных событий ноября и уже привел к отмене встречи президентов России и США на полях саммита G-20. Новый виток напряженности между Киевом и Москвой также стал предлогом для введения Петром Порошенко военного положения на Украине. Пикантности ситуации придает и президентская гонка, находившаяся в самом разгаре. Корреспондент «Евразия.Эксперт» узнала у доцента кафедры стран постсоветского зарубежья РГГУ Александра Гущина, как военное положение повлияет на внутреннюю и внешнюю политику Украины, кто выступает фаворитом в борьбе за пост президента и какой стратегии будет придерживаться Киев в отношении Минской переговорной площадки.

Кому нужно военное положение


- Александр Владимирович, как вы можете охарактеризовать ситуацию с инцидентом в Керченском проливе? С чем он связан?

- Я думаю, что у этого инцидента есть несколько измерений. Первое – внутриполитическое, на котором сейчас сфокусированы мнения и взгляды многих экспертов. Это не единственное измерение, но его необходимо выделить. Это связано с внутриэлитным конфликтом внутри Украины, в украинском истеблишменте, особенно в разрезе предвыборной кампании, которая находится в активной стадии. На текущий момент по многим опросам, например, трех ведущих социологических служб «Рейтинг», КМИС и Центр Разумкова, Юлия Тимошенко опережает в 2 раза нынешнего президента Украины и многих других оппонентов. К этим опросам следует относиться с пристрастием, но они показывают определенный тренд. Очень многие кандидаты фокусируются на определенных регионах, где у них положительная динамика. Тимошенко же лидирует во всех регионах страны. У нее немного хуже обстоят дела на западе, но на востоке и в центре она лидирует с масштабным перевесом. Поэтому Президент с конца августа повел свою кампанию в духе идеологии триады «армия, мова, вира», которая направлена на отвлечение населения от социально-экономических задач, ведь кроме безвиза и отдельных успехов в рамках Евроассоциации с аграрных сектором, продемонстрировать особо нечего.

И тот экономический рост, который мы наблюдаем в этом году, 2,5% (а в новом бюджете правительство заложило 3%), намного лучше, чем в 2015-2016 гг., но учитывая предстоящие пиковые выплаты по кредитам, высокий госдолг, который составляет 70% ВВП, следующие выплаты по кредитам, ситуация сложная. Особенно принимая во внимание низкое качество госуправления в стратегических отраслях, например, в газовой, свидетельством чего является срыв отопительного сезона в ряде городов, как, например, в Кривом Роге или Смеле.

У президента и его команды остается довольно мало шансов на победу сугубо электоральную без применения административного ресурса или того ресурса государственного управления в чрезвычайной ситуации, который у него по закону есть. К такому ресурсу, безусловно, относится военное положение. Другое дело, что значительная часть истеблишмента реально против его введения.

Кстати говоря, даже многие из тех, кто голосовали в парламенте за, также довольно негативно относятся к возможному переносу выборов. Не поддерживают это и многие европейские партнеры. Так что положение у Порошенко довольно сложное, но он, несмотря на то, что в решении о принятии военного положения записано, что выборы не переносятся, получает в свои руки инструмент, который в конце следующего месяца или позже может быть использован так, как нужно ему. Победу он одержал тактическую, но стратегически пока ситуация развивается не в его пользу. Думаю, что именно ближайший месяц будет определяющим. Именно внутриполитический контекст и выборный контекст здесь очень важны.

- Рационально ли вводить военное положение в преддверии президентской гонки?

- Конечно, в этой ситуации президент Порошенко действует рационально: он выбирает то поле боя, на котором ему удобнее играть. Думаю, его политтехнологи поняли, что на данном этапе не стоит распыляться на все общество, а сделать упор на ядерный электорат западной и центральной Украины, который зафиксирован на национальной и антироссийской идеях. Но по итогам опросов мы видим, что прибавка к рейтингу составила всего 1-2%, это не дало какого-то тренда.

Аналогичная ситуация с томосом. Все явно не ожидали такого сопротивления от Украинской православной церкви (УПЦ) в плане позиции Онуфрия. У него весьма взвешенная позиция, в которой он выглядит как пастырь и как политик, совмещая в себе эти две ипостаси, и грамотно сопротивляется попыткам власти давить. Созвать объединительный собор пока не получилось, но главное, что лишь небольшая часть иерархов УПЦ выразила готовность идти на встречу с Порошенко и участвовать в объединительном соборе. Так что, думаю, что под соусом военного положения давление на УПЦ может быть продолжено.

- Как вы в целом относитесь к введению военного положения на Украине?

- Ситуацию с военным положением лично я рассматриваю как пробный шаг. Под давлением части европейского (прежде всего германского) истеблишмента и лично Меркель, а также партнеров по коалиции внутри страны президент пошел на уступки, и вместо 60 дней было принято решение о введении военного положения на 30. Режим ввели, но не на всей территории страны. И многие эксперты говорят, что военное положение имеет режим «лайт». Кроме того, зная особенности Украины, возникает еще большой вопрос, насколько неукоснительно военный режим будет выполняться.

Но все же для Порошенко военное положение – это тот каркас, на который можно потом нанизывать свои полномочия. И с точки зрения контроля за прессой, и с точки зрения контроля над обществом, запрета собраний, это позволяет сделать довольно многое.

Тем более в областях, которые затрагиваются военным положением, президент не силен: это приграничные области с Приднестровьем, Россией и выходящие к акватории Черного и азовского морей.

- С какой целью украинский президент хочет использовать введение военного положения?

- Я думаю, что в рамках военного положения будет решаться вопрос с давлением на местные элиты, чтобы принудить их действовать с точки зрения Порошенко. Потому как в последнее время наблюдалась ситуация, что начались колебания на уровне местных чиновников и бизнес-элит, которые начали смотреть на Тимошенко, как на будущего кандидата, начинали балансировать между нынешней и возможной будущей властью. А это является определяющим фактором. К январю они должны будут сделать выбор, хотя бы для себя. Нынешняя власть это чувствует и пытается решить эту ситуацию в свою пользу. Даст ли это какие-либо шансы Порошенко – вопрос открытый. Голосование в Верховной Раде прошло весьма скандально, с оскорблениями, и даже в момент выступления президента было неспокойно. Многие относятся к этому военному положению как к внутриполитическому аспекту, но голосуют за него, чтобы не показаться промосковскими. Потому что все прекрасно понимают, что России не нужен открытый конфликт.

- Может ли стоять за данным инцидентом интерес третьих лиц?

- С точки зрения внешней политики, часть западных групп, которые строго ориентированы на Киев, хотели не допустить встречи Путина и Трампа в Буэнос-Айресе. Сегодня уже поступило заявление от Трампа, что встреча может и не состояться. Это может использоваться также для интернационализации конфликта.

Сегодня мы видим, что в кулуарах идут разговоры о просьбе Украины организовать внутри страны военную базу США, пойти по стопам Польши. Быстро сделать это не получится, но процесс запущен, и хотя бы символически можно попросить присутствия США в виде взвода или команды обеспечения.

Но я не думаю, что американцы станут активно размещать свой воинский контингент, потому как существует риск прямого контакта. Тем более, в случае ситуации с конфликтом данные силы ничего не решат с точки зрения военных вопросов. В Черное море НАТО вряд ли придет, ведь существует доктрина Монтрё, и Россия будет активно выступать против масштабных учений Альянса возле Керченского пролива. Так что призывы украинских экспертов и даже некоторых дипломатов к активизации США в Черном море выглядят несколько маргинально, хотя определенная активность, прежде всего разведывательная, в регионе и так присутствует.

Подоплека инцидента


- Инцидент в Керченском проливе – это случайность или все-таки провокация?

- Произошедший инцидент – это чистая провокация. Давайте обратим внимание на судна, которые участвовали в конфликте. Это бронекатера, которые предназначены для операций не на море, а в речных зонах и на реках для отражения действий сухопутных сил, их вооружение – это два дистанционно управляемых морских боевых модуля БМ-5М.01 «Катран-М» производства ГП «Николаевский ремонтно-механический завод», представляющих собой вариант боевого модуля БМ-3 «Штурм» для бронетехники. Каждый модуль «Катран-М» включает 30-мм автоматическую пушку ЗТМ-1, 30-мм автоматический гранатомет и 7,62-мм пулемет КТ, а также две ПТУР «Барьер» с лазерной системой наведения. И тот факт, что их отправили по морю в такой длительный переход из Одессы в Бердянск, вызывает большие вопросы. Особенно учитывая факт того, что эти катера можно перебросить и по железной дороге.

- Как, на ваш взгляд, могла развиваться данная ситуация?

- Давайте смоделируем ситуацию, если бы данные корабли все же прошли запланированный маршрут. Тогда Украина бы объявила о победе – они провели свои корабли перед носом у «агрессора», и он ничего не смог сделать. Произошло бы усиление Азовской группировки, но у России все равно слишком большое преимущество в количестве кораблей береговой обороны и катеров. Если бы случилась ситуация с потоплением украинских кораблей, то Россия была бы представлена в качестве тотального зла, Киев бы говорил об убийстве украинских моряков. Кстати, от Муженко потом последовало заявление, что российский самолет пустил 2 ракеты по этим кораблям. И сейчас следуют попытки раздувания этой ситуации.

Вероятно, украинская сторона делала расчет на более жесткую реакцию России. Но последовавшая реакция, на мой взгляд, самая оптимальная: продемонстрирована линия территориальных вод, которую контролирует Россия.

Продемонстрировано, что Россия доминирует в регионе. И главное, и пролив, и Крым психологически в еще большей степени воспринимаются как территории и акватории, полностью подконтрольные и принадлежащие России.

- Очевидно, что провокация не удалась. Как эта ситуация повлияет на рейтинг Порошенко в будущем? Как он будет поступать дальше?

- Частично она удалась. Президент Украины реализовал вариант с военным положением, другое дело, что выставить Россию в качестве тотального агрессора не удалось. И при этом Россия продемонстрировала всему миру полное превосходство на море. Я не думаю, что рейтинг Порошенко сдвинется из-за военного положения. Но здесь может быть и следующий плюс – повестка изменилась. Президентские каналы активно работают над тем, чтобы люди забыли о тарифах, о бюджете, который был принят в первом чтении, об отопительном сезоне, других проблемах. Сейчас все отвлечены военным положением. Оно, кстати, по большому счету может нести и серьезные экономические последствия, пересмотр расходной части госбюджета, потери бизнеса, отказ иностранных инвесторов заходить в страну, при том, что и так особого их рвения не видно. Кроме того, это дает дополнительную власть для армии и СБУ. Это косвенное усиление, своеобразный реверанс в их сторону. Но если военное положение будет убрано, и через 30 дней конфликт просто затихнет, то Порошенко рискует не пройти во второй тур. Поэтому не исключено, что это первый пробный шаг, а через месяц нас ждет продолжение событий. Возможно, что-то произойдет под Новый год, и военное положение будет продлено, не исключаю этого варианта. Единственное, в акватории вряд ли что-то произойдет, а вот инцидент в воздухе, на границе – вполне возможно.

Внутриполитическая ситуация


-В чем заключается опасность текущего положения Порошенко?

- Когда раскололся Оппозиционный блок, группа Ахметова отказалась идти против Порошенко, бизнес-интересы Ахметова и Порошенко во многом связаны. И этот раскол на руку президенту, потому что на восточном поле играет сам Бойко, возможный кандидат от группы Ахметова – Новинский или Вилкул, Мураев и Зеленский, который, хотя формально не относится к бывшим регионалам, но имеет основу своего электората в городах южной Украины. Новинский может разыграть тему с УПЦ, Мураев уже забирает голоса у Бойко и Рабиновича, а Зеленского поддерживает молодежь. И в условиях этого раздробления шансы у Бойко выйти во второй тур крайне низкие. Сейчас всем понятно, что Тимошенко, если ее не отстранят от выборов, выходит во второй тур, и борьба сейчас ведется за второе место.

Единственный вариант для президента попасть во второй тур – это разбить голоса, что сейчас и происходит посредством поддержки выдвижения большого числа кандидатов.

А во втором туре, даже с отставанием на 10%, уже можно вести борьбу: часть тех кандидатов, которые не пройдут, в таком случае поддержат президента. Некоторые олигархи не захотят видеть Тимошенко президентом, поэтому они будут лоббировать интересы текущего главы государства.

- Есть ли шанс, что Тимошенко отстранят от выборов?

- Я думаю, что да. Но сделать это будет непросто, потому как второе уголовное дело будет похоже на ситуацию с Януковичем, будет сложно оправдаться перед Западом. Это должен быть компромат, связанный с национальным предательством, пророссийской деятельностью, с четкими доказательствами. В любом же другом случае это будет взаимный обмен компроматом и превратится в фарс.

- Каков общий государственный тренд Украины на текущий момент?

- Это в первую очередь аграризация, деиндустриализация, как и депопуляция, которая, впрочем, была и до этого. Сейчас складывается ситуация, в которой большая часть трудоспособного квалифицированного населения покидает страну, уезжая на заработки. И существует мнение, что во многом это послужило для успеха власти. Потому что если бы эта часть населения осталась внутри страны, то составила бы ядро протестного электората. А так как они уехали, это в своем роде выпуск пара. Плюс они делают валютные переводы из-за границы, что тоже поддерживает экономику.

Во внешней политике виден четкий упор на США, и он безальтернативен, вне зависимости от результатов президентских выборов.

Здесь у Тимошенко имеется преимущество, она выглядит более стратегической, поднимая вопросы от блокчейна до Будапешта плюс, тем самым заигрывая с элитами, но и балансируя так, чтобы не потерять доверие своего основного электората – бабушек и женщин центральной Украины. Еще один ее плюс – она пока не обременена действиями и ответственностью, лишь обещаниями. Но учитывая ее желание перенести площадку переговорного процесса из Минска, ввести Будапешт плюс, есть мнение, что тем самым она хочет включить в обсуждение и вопрос Крыма, а это уже не подходит России.

- Сегодня появилась информация, что россияне, которые летели стыковочным рейсом авиакомпании Белавиа в Киев, были возвращены в Минск. При этом граждане России, которые летели украинскими авиакомпаниями, с такими проблемами не столкнулись. Скажите, с чем это связано?

- Это имиджевый шаг в украинском стиле. Мы должны понимать, что все гибридно. Война есть или ее нет? Посольство России в Украине пока есть, значит, войны нет. Те же вопросы по газу, который они прокачивают в Европу, а закупают по реверсу и большой цене, но он-то является, опять же, российским. Ядерное топливо они получают также от России. Российские санкции, кстати, также не бьют по основным отраслям производства и торговли, а лишь по некоторым людям и отдельным предприятиям, скорее, посылая сигналы. Это вызывает вопросы у многих и в России. Но нельзя исключать и то, что Киев может попробовать в перспективе и дискредитировать Минск как площадку для переговоров. Особенно если будет взят курс на окончательную эскалацию ситуации. Это к сожалению, очень вероятный сценарий.


Беседовала Ксения Волнистая

Комментарии
28 Октября
РЕДАКТОРСКая КОЛОНКа

Беларусь записали в один ряд «прифронтовых государств» с Украиной и Грузией для противодействия России и Китаю.

Инфографика: Отношение к евразийской интеграции
инфографика
Цифра недели

70,4%

голосов набрал блок «Мой шаг» Никола Пашиняна на парламентских выборах в Армении