01 Декабря 2016 г.

Узбекистан на пороге перемен. Куда поведет страну новый президент

Узбекистан на пороге перемен. Куда поведет страну новый президент
И.о. президента Узбекистана Шавкат Мирзиеев.
Фото: ca-portal.ru

Меньше недели остается до выборов президента Узбекистана, которые пройдут 4 декабря. От развития ситуации в стране зависит состояние всего региона Центральной Азии. Сегодня уже очевидно, что политика Узбекистана не будет прежней с приходом Мирзиеева.

Процесс политического транзита в Центральной Азии всегда вызывал особый интерес у экспертного сообщества. Нередко можно столкнуться с прогнозами о возможной дестабилизации политических режимов в процессе передачи власти. Однако на этот раз такие прогнозы оказались преждевременными. Практически нет сомнений, что президентом страны станет Шавкат Мирзиеев, который становится уже официальным преемником создателя современного Узбекистана Ислама Каримова.

Сегодня с большой долей уверенности можно говорить, что на этапе передачи власти осложнений быть не должно. Конечно, сам транзит – это процесс не одного дня. Ведь для полноценного исполнения полномочий недостаточно просто занять пост, пусть даже президентский. Важно обеспечить себе кадровый ресурс, стать действительно авторитетным лидером, получить признание на мировой арене. Все это, безусловно, требует времени. Тем не менее, наиболее сложный период Узбекистан проходит вполне достойно и стабильно.

Тяжелое наследство

Ш. Мирзиеев принимает Узбекистан в двойственном состоянии. С одной стороны, И. Каримову удалось сделать очень много для становления светского и независимого Узбекистана. Порой, этот путь был очень непростым, имел много издержек, даже по азиатским меркам довольно серьезных.

Но никто сегодня не может оспорить тот факт, что Каримов, встречая колоссальное сопротивление на заре 1990-х гг. со стороны оппозиции, сумел не просто консолидировать страну, но и обеспечить ее стабильность.

Каримову досталось очень непростое наследство. Узбекистан, обладая большими запасами золота, урана, газа, являлся тем не менее в экономическом отношении хлопкозависимым. В условиях резкого изменения социально-экономических условий, разрыва хозяйственных связей, такое положение несло в себе очень серьезные риски и необходимость принятия срочных мер.

Узбекистан очень неоднороден по географическим и климатическим параметрам. Страна отличается неоднородностью расселения, когда при наличии очень густонаселенных районов, например, Ферганской долины, существуют малонаселенные пространства Кызылкумов. Все это сопровождается крайней неоднородностью экономического развития регионов. 

Кроме того, перед Каримовым, порой с угрозой для личной безопасности, стояла задача нейтрализовать радикализм, который на заре 1980-1990-х гг. поднял голову –  достаточно вспомнить события с участием радикалов и Каримова в Намангане.

Два кита политики Каримова

С большинством задач руководство Узбекистана справилось. Хотя по некоторым направлениям успех не так значителен, все относительно. Делать однозначные оценки о том, что можно было бы делать что-то эффективнее легче тогда, когда знаешь альтернативу. Но, по всей видимости, работоспособной альтернативы курсу Каримова в тех условиях, в каких он принял страну, попросту не существовало.

Политика Каримова стояла на двух китах. Во-первых, Узбекистану при Каримове удавалось в целом соблюдать принцип нейтральности в международных делах, уходя от одностороннего сближения с каким-то одним центром силы. При этом республика не ограничивала себя в сотрудничестве в сфере экономики и безопасности ни с Россией, ни с Китаем, ни с США.

Зачастую политика Узбекистана выражалась в смене вектора, что проявилось, например, во вхождении и последующем выходе из альянсов и союзов, таких как ГУУАМ (ГУАМ) или ОДКБ.

В целом же Ташкент придерживался принципа равноудаленности, неучастия в интеграционных группировках, чтобы обеспечить максимальную свободу маневра.

В экономике Узбекистан шел по пути протекционизма. Основными доминантами экономической политики Каримова являлись попытка относительно успешного ухода от хлопкозависимости. Хотя она и не преодолена полностью, но заметно минимизирована. Государство проводит курс на импортозамещение и поддержку собственного производства. Такая политика дала свой эффект. Узбекистан был не в состоянии обеспечить достаточный уровень социальных гарантий всему населению, однако добился довольно высокого экономического роста – в последнее десятилетие ВВП рос на 7-9% в год.

Успешно реализован ряд важных энергетических и инфраструктурных проектов. Отдельно можно отметить завершение строительства железной дороги, связывающей центр страны с Ферганской долиной. До этого часть пути приходилось преодолевать по территории Таджикистана. Для строительства было привлечено финансирование китайского «Эксимбанка» в объеме $350 млн. Реализация этого проекта важна для сохранения социальной стабильности в Ферганской долине и в целом – для укрепления территориальной связанности Узбекистана.

Перед современным Узбекистаном по-прежнему стоят проблемы нехватки рабочих мест и социальных лифтов, пропасти между городом и деревней, неравномерного экономического развития регионов.

Сегодня около 5% ВВП Узбекистана (до начала текущего кризиса – более 10%) обеспечивается поступлениями от трудовых мигрантов. Россия по-прежнему остается крупнейшим реципиентом рабочей силы из Узбекистана.

Ислам Каримов внешне сохранил демократические атрибуты, многопартийность. Но на практике в Узбекистане был создан автократический режим. Особенно жестко, помимо умеренных оппонентов, власть действовала в отношении радикальных исламистов, которые часто вызывали отторжение  у жителей городов, но пользовались определенной популярностью в сельской глубинке, особенно в Ферганской долине.

Как будет действовать Мирзиеев

Сегодня перед новым президентом Ш. Мирзиеевым стоит множество задач, и есть много возможностей. Еще не вступив в должность, он пунктиром обозначил то, как собирается действовать.

Систему, которую собирается строить Мирзиеев, можно охарактеризовать как смягченный по сравнению с режимом Каримова авторитаризм.

В первую очередь, важно отметить, что Ш. Мирзиеев – человек, органично вписанный в систему власти страны. Он действительно политический наследник Каримова. Мирзиеев прошел большую управленческую школу, которая наверняка состояла не только из репрессивных мер и разносов подчиненных, в которых его обвиняют в некоторых СМИ, но и, прежде всего, в большом опыте хозяйственной работы на должности хакима, а затем и в национальном масштабе на должности премьер-министра.

Уже сегодня при новом руководстве наблюдаются определенные подвижки. Обсуждается отмена выездных виз, реализуется проект виртуальной приемной, есть план по либерализации валютного рынка.

Высока вероятность, что государство вынуждено будет в целях создания дополнительных рабочих мест и конкурентной среды проводить демонополизацию ряда отраслей.

Характерно, что после смерти Каримова новое руководство еще до официального избрания нового президента вернуло нескольких человек во власть, на телеэкранах появились деятели культуры, опальные в период президентства Каримова.

Надо отметить, что предпосылки такой политики можно было увидеть еще в последние годы президентства Каримова, то есть в период, когда Мирзиеев был главой кабинета министров.

Все это говорит о том, что новый руководитель страны понимает, что в современных условиях без определенных мер по либерализации не обойтись. Особенно это касается отношений между бизнесом и государством, силовиками и бизнесом, которые часто просто отбирали бизнес, либо вводили непомерную мзду.

Без нормализации в этой сфере невозможно будет рассчитывать на инвестиции, которые так необходимы Узбекистану сегодня. Сохранится и вектор на еще большую минимизацию зависимости от выращивания и экспорта хлопка в пользу плодоовощных культур.

Однако едва ли новый президент будет совершать резкие маневры в экономике. Это было бы рискованно в условиях клановой системы и необходимости сохранения общей стабильности в стране.

Не будет и быстрых политических изменений, хотя некоторые кадровые ротации, безусловно, не заставят себя ждать. Со временем Мирзиеев постарается взять под полный контроль и силовые структуры, но это будет постепенным движением.

Корректировка внешнеполитического курса Каримова

Во внешней политике ситуация вокруг Узбекистана станет индикатором того, насколько Китай и Россия могут как внешние силы содействовать стабильности в республике, обеспечивая баланс сил в регионе.

Сам же Мирзиеев пока проявляет себя довольно сдержанно. При нем, например, обозначились попытки Ташкента нормализовать отношения с Бишкеком и Душанбе. Отношения у Узбекистана с соседями сложные. С Таджикистаном существует напряженность из-за вопроса о строительстве Рогуна, между странами действует визовый режим. Отношения с Кыргызстаном отягощены межэтническими и территориальными противоречиями и спорами.

Тем не менее, и в одном, и во втором случае Ташкент проявляет несвойственную ему ранее сдержанность и склонность к компромиссу. Даже перекрытие Вахша до последнего времени не заставило делать резкие заявления, наблюдается также активизация контактов между областями Юга Кыргызстана и Востока Узбекистана на межрегиональном уровне.

Мирзиеев_2.jpg

Президент Кыргызстана Алмазбек Атамбаев и и.о. президента Узбекистана Шавкат Мирзиеев. Источник: kun.uz.

Это не означает, что ситуация будет быстро урегулирована, и Ташкент поступится своими национальными интересами. Однако, по всей видимости, новое руководство Узбекистана осознает необходимость корректировки жесткого внешнеполитического курса эпохи Каримова.

Что касается интеграционных перспектив, то с экономической точки зрения, участие Узбекистана в ЕАЭС могло бы принести значительные выгоды.

Вероятность вхождения Ташкента в евразийскую интеграционную группировку пока представляется маловероятной. Скорее всего, курс на сохранение свободы рук будет продолжен. Хотя не исключено и выстраивание более тесных двусторонних отношений, в том числе с Россией.

Тем не менее, любое сближение с одним партнером будет балансироваться связями с другим. Тем более, Китай объективно имеет больше возможностей и в стратегической перспективе сохранит свое доминирующее экономическое влияние на Ташкент.

Все это ставит пред странами Евразийского союза новые задачи по активизации двусторонних отношений с Ташкентом. В стратегической перспективе это может привести к более активному, пусть и не полномасштабному, участию Узбекистана в евразийских интеграционных инициативах.

Александр Гущин, к.ист.н.,

заместитель заведующего кафедрой стран постсоветского зарубежья РГГУ

Комментарии
15 Августа
РЕДАКТОРСКая КОЛОНКа

Санкции США создают новые риски для стран ЕАЭС, но Беларусь и Казахстан могут выиграть.

Инфографика: Сухопутные войска США в Европе
инфографика
Цифра недели

8,5%

составил рост товарооборота Беларуси и Индии в январе-мае 2017 г. по сравнению с аналогичным периодом 2016 г., и достиг $174,7 млн