09 Августа 2017 г.

Узбекистан не вступит в ЕАЭС, но может рассмотреть зону свободной торговли – эксперт

Узбекистан не вступит в ЕАЭС, но может рассмотреть зону свободной торговли – эксперт
Президент Узбекистана Шавкат Мирзиёев и президент Казахстана Нурсултан Назарбаев.
Фото: kremlin.ru

После прихода к власти в Узбекистане Шавката Мирзиёева в 2016 г. эксперты заговорили о трансформации внешнеполитического курса страны. Высказываются и предположения о расширении сотрудничества Узбекистана с Евразийским экономическим союзом (ЕАЭС) и более того – вступлении республики в его состав. «Евразия.Эксперт» поговорил с заместителем директора по геокультуре и геоэкономике Средней и Центральной Азии Центра традиционных культур Бахтиёром Эргашевым. Действительно ли Узбекистан присматривается к ЕАЭС? Какие приоритеты на самом деле диктуют внешнюю политику Ташкента?

- Бахтиер Исмаилович, бывший президент Узбекистана Ислам Каримов стремился сохранять внеблоковый статус страны в годы своего президентства. На Ваш взгляд, Шавкат Мирзиёев намерен продолжать эту политику или готов рассмотреть более тесное сотрудничество с Евразийским экономическим союзом?

- Внешняя политика Узбекистана в период после обретения государственной независимости основывалась на двух базовых принципах. Первый принцип – это сбалансированная равноудаленность от мировых центров сил. Второй – отказ от участия в многосторонних интеграционных объединениях и упор на двусторонние связи (военно-технические, экономические и другие).

Эти принципы закреплены в Концепции внешней политики, утвержденной парламентом страны в 2012 г. В Концепции закреплены положения о том, что Узбекистан имеет внеблоковый статус, не будет входить в военно-политические блоки, не будет размещать на своей территории иностранные военные базы, а узбекские военнослужащие не будут участвовать в военных операциях за рубежом.

Участившиеся после кончины Первого Президента Узбекистана Ислама Каримова в сентябре 2016 г. и прихода к власти президента Шавката Мирзиёева домыслы различных экспертов и СМИ о том, что с приходом нового президента возможна смена приоритетов и принципов внешней политики Узбекистана, были пресечены четким и однозначным заявлением министра иностранных дел Абдулазиза Камилова о том, что «Узбекистан не будет вступать в ОДКБ и Евразийское экономическое сообщество» в июле этого года.

- Теоретически какой положительный эффект для экономики Узбекистана могло бы дать вступление в ЕАЭС?

- Несомненно, в силу наличия серьезных торгово-экономических связей Узбекистана со странами ЕАЭС, вступление (гипотетическое) создаст определенные возможности для страны, в частности, возможности свободного перетока рабочей силы в рамках ЕАЭС. Это довольно значимо для Узбекистана, который является страной-источником трудовой миграции, в то время как Россия и Казахстан являются двумя основными странами-реципиентами рабочей силы из Узбекистана.

Важным преимуществом может стать выравнивание для узбекских производителей условий поставок продукции в рамках экономического пространства, что повысит конкурентоспособность узбекской продукции на территории стран ЕАЭС. Есть еще ряд преимуществ, которые могут получить узбекские граждане и бизнес в рамках ЕАЭС, где предусматривается формирование единого рынка труда, капиталов.

- Какие экономические риски несет в себе вступления в ЕАЭС?

- Риски связаны, прежде всего, с тем, что Узбекистан, реализуя собственную модель экономических реформ, ориентируется на реализацию политики стимулирования собственного производства, обеспечивая жесткий протекционистский таможенно-тарифный режим. Защита внутреннего рынка и отечественного производителя – это приоритет.

Модели экономического развития России и Казахстана в корне отличаются от узбекской. Россия и Казахстан являются членами ВТО [Всемирная торговая организация – прим. «ЕЭ»], а Узбекистан даже в долгосрочной перспективе не ставит целью вхождение в ВТО.

В этих условиях нужны сильные экономические резоны, которые стимулировали бы Узбекистан на вхождение в ЕАЭС, на кардинальную смену модели экономического развития.

Кроме того, необходим учет и политических нюансов. Узбекистан не готов к вступлению в интеграционные объединения, которые предполагают передачу на наднациональный уровень части своих суверенных полномочий (в частности, касающихся полномочий по регулированию таможенно-тарифных вопросов).

Поэтому в силу экономических и политических причин, вхождение Узбекистана в ЕАЭС в среднесрочной перспективе даже не обсуждается.

При этом стоит отметить, что осторожное отношение к интеграционным инициативам распространяется и на другие форматы, предлагаемые внешними игроками. Узбекистан, например, не согласен на участие в создании зоны свободной торговли Шанхайской организации сотрудничества, которая является китайским проектом и направлена на обеспечение экономического доминирования Китая в зоне ШОС. Узбекистан на сегодня – единственная страна-член ШОС, которая ясно и недвусмысленно выступила против этого проекта. Остальные страны-члены ШОС не хотят портить отношения с КНР и сохраняют нейтрально-выжидательную позицию, ждут, чем закончится спор между Китаем и Узбекистаном.

Узбекистан подписал Договор о присоединении к зоне свободной торговли СНГ. При этом все члены ЕАЭС являются одновременно членами СНГ. На сегодняшний день система взаимных преференций, о которых договорились при присоединении Узбекистана к зоне свободной торговли СНГ, вполне устраивает Узбекистан.

- Основными партнерами Узбекистана, входящими в ЕАЭС, являются Россия и Казахстан. Как могут измениться торгово-экономические отношения Узбекистана с этими странами в результате вступления в ЕАЭС, и есть ли потенциал для расширения сотрудничества?

- Результаты государственных визитов президента Узбекистана Шавката Мирзиёева в Казахстан в марте 2017 г. и в Россию в апреле 2017 г., подписанные торгово-экономические, инвестиционные соглашения стали новым этапом в развитии двухсторонних отношений. Они показали, что потенциал двухсторонних отношений огромный, и он должен быть реализован. Здесь нужно отметить несколько важных аспектов.

Во-первых, Россия до 2015 г. была крупнейшим внешнеторговым партнером Узбекистана (с 2015 г. на первом месте – Китай). Во-вторых, между Узбекистаном и Россией заключен договор о союзнических отношениях, и Россия и Узбекистан – это военно-политические союзники. Уже это показывает, что у Узбекистана с Россией серьезный фундамент для долгосрочного стратегического сотрудничества.

Россия для Узбекистана может стать серьезным партнером в реализации стратегии экономической модернизации. В ходе визита президента Узбекистана в Москву в апреле 2017 г. было подписано соглашений на сумму свыше $15 млрд. Из них около $11 млрд – это инвестиционные соглашения, когда российские инвестиции будут вложены в проекты в Узбекистане. Это серьезная сумма.

Помимо этого, в Узбекистане реализуется амбициозная программа технологического перевооружения и модернизации предприятий более чем на $30 млрд. Это хорошая возможность для российских производителей самого разного оборудования, так как падение рубля в 2015 г. сделало экспорт российских технологий и оборудования конкурентоспособным по цене с китайским экспортом оборудования и технологий.

Этот фактор может сработать в рамках политики активизации экономических связей между Узбекистаном и Россией. Это выгодно обеим сторонам: Узбекистану нужно снижать зависимость от сложившегося перекоса в сторону Китая на поставку оборудования и технологий, а России – наращивать несырьевой экспорт.

Постепенно увеличивается экспорт узбекской продукции на рынки России, при этом в физических объемах он превышает узбекский экспорт в Китай. Поэтому экономическое сотрудничество между двумя странами имеет серьезный потенциал для дальнейшего роста.

Еще один момент – Россия остается серьезным и наиболее значимым партнером Узбекистана в решении военно-технических вопросов. Узбекская армия почти полностью оснащена советским или российским оружием. Накануне визита в Москву в апреле президент Шавкат Мирзиёев подписал закон о ратификации договора о военно-техническом сотрудничестве между Узбекистаном и Россией. Поэтому это направление было и остается серьезным аспектом взаимоотношений двух стран.

Важнейшей задачей на перспективу является необходимость диверсификации сложившейся за десятилетия структуры взаимной торговли.

Как сложилась много лет назад ситуация «текстиль и фрукты в обмен на лес и черный метал», так во многом она сохраняется и сегодня. Такая структура внешнеторгового оборота между нашими странами не может устроить ни Узбекистан, ни Россию. Но в целом можно сказать, что в отношениях между двумя странами нет непримиримых противоречий и конфликтных вопросов, которые бы мешали развитию стратегического сотрудничества двух стран в средней и долгосрочной перспективе.

- Какова ситуация в сотрудничестве Узбекистана с Казахстаном?

- Казахстан и Узбекистан являются крупнейшими торговыми партнерами в Центральной Азии. В 2015 г. взаимный товарооборот между Казахстаном и Узбекистаном составил около $2 млрд, однако в ближайшем будущем страны намерены довести этот показатель до $5 млрд. Казахстан стабильно занимает третье место в списке основных внешнеторговых партнеров Узбекистана после Китая и России.

Но если рассмотреть структуру этого товарооборота, то опять получается не очень радужная картина. Уже многие годы основными статьями экспорта Узбекистана в Казахстан остаются природный газ, хлопковое волокно, удобрения, плодоовощная продукция. А из Казахстана экспортируются в основном зерно и мука, а также черные и цветные металлы. Важнейшей задачей на среднесрочную перспективу здесь так же, как и во внешней торговле Узбекистана и России, является диверсификация структуры внешней торговли между двумя странами.

Ключевым пунктом сегодня являются вопросы совершенствования торгово-экономической и инвестиционной политики между Узбекистаном и Казахстаном, которые должны включать в себя поиск новых форматов более глубоких экономических связей, в частности через создание условий для формирования новых несырьевых производств, цепочек добавленной стоимости в том же автопроме.

Существует понимание необходимости выработки новых подходов. Подписанное в сентябре 2016 г. соглашение об основных направлениях торгово-экономического сотрудничества между Узбекистаном и Казахстаном ориентировано на создание совместных торговых домов для реализации продукции нефтехимической, машиностроительной, электротехнической, фармацевтической отраслей. Серьезный потенциал имеет создание совместных предприятий по переработке и экспорту в третьи страны плодоовощной продукции.

На сегодняшний день уже реализованы проекты по наладке совместного производства легковых автомобилей, автобусов и грузовой автотехники между казахстанскими и узбекистанскими предприятиями «GM Uzbekistan», «СамАвто» и «Азия-Авто».

При этом понятно, что создание совместных автомобильных производств в Казахстане – это попытка узбекских автопроизводителей обойти ограничения на экспорт узбекских легковых автомобилей в рамках ЕАЭС, которые связаны с уровнем локализации производства легковых автомобилей. В результате этих ограничений в прошлом году произошел обвал экспортных поставок наших легковых автомобилей в Россию и Казахстан. Новые совместные предприятия в Казахстане должны позволить «GM Uzbekistan» в более льготном режиме производить и продавать свои автомобили на пространстве ЕАЭС.

- Насколько региональные противоречия в отношениях с соседями-членами ЕАЭС способны затруднить развитие сотрудничества Узбекистана с ЕАЭС?

- Из стран-соседей Узбекистана по Центральной Азии только Казахстан и Кыргызстан являются членами ЕАЭС. С Казахстаном у Узбекистана нет принципиальных разногласий ни в политическом, ни в экономическом аспектах. Экономики двух стран взаимодополняемы, почти ни в одной отрасли мы не являемся конкурентами на мировом рынке. Определенные неурегулированные вопросы есть с Кыргызстаном, в частности, по делимитизации границ. Но на сегодняшний день наблюдается позитивная динамика в решении этого вопроса. Поэтому не стоит говорить, что есть неурегулированные вопросы во взаимоотношениях с соседями-странами Центральной Азии.

- Какой формат взаимодействия Узбекистана и ЕАЭС может быть более подходящим?

- Вопрос острожного отношения Узбекистана к процессам интеграции на постсоветском пространстве и в частности к ЕАЭС – это вопросы разницы реализуемых экономических политик и моделей развития. И это носит принципиальный характер.

При этом в порядке теоретической дискуссии может быть рассмотрено формирование каких-то форм привилегированного партнерства между ЕАЭС и Узбекистаном.

В условиях, когда Узбекистан не готов к полноправному членству в ЕАЭС, например, можно обсуждать вариант создания зоны свободной торговли между ЕАЭС и Узбекистаном, так как и страны ЕАЭС, и Узбекистан заинтересованы в развитии и углублении торгово-экономических связей друг с другом.

Это может быть интересно и перспективно. Такой формат обсуждений может быть инициирован на фоне того, что на сегодня ЕАЭС ведет переговоры о создании зоны свободной торговли с целым рядом стран, и особенно с учетом того, что в 2019 г. истекает срок преференциальных условий для Узбекистана по отдельным видам товаров в рамках зоны свободной торговли СНГ.

- Вы отметили, что Китай сегодня – крупнейший внешнеторговый партнер Узбекистана. Какова структура этого сотрудничества, и какие есть опасения в отношении него?

- Начиная с 2015 г., Китай стал самым крупным внешнеторговым партнером Узбекистана. Китайские компании активно развивают сотрудничество с узбекским бизнесом, участвуют в реализации крупных проектов, являются крупными поставщиками технологий и оборудования в рамках реализации Узбекистаном стратегии модернизации экономики. Китайские компании участвовали в строительстве Кунградского содового завода, Дехканабадского завода калийных удобрений, модернизации Ангренского угольного разреза. В Узбекистане уже несколько лет действует парк высоких технологий (Свободная экономическая зона «Джизак»), где для китайских компаний созданы льготные условия для развития производств в области микроэлектроники, создания современных средств связи и ряда других.

В ходе визита президента Узбекистана в Китай в мае 2017 г. были подписаны договоры на поставку продукции и инвестиционных соглашений на более чем $22 млрд. Это, несомненно, станет новым толчком для развития узбекско-китайских отношений.

Что касается того, не станет ли экономика Узбекистана зависимой от Китая, его инвестиций и технологий, то такая перспектива существует. Реальность этого сценария подтверждает опыт некоторых соседей Узбекистана по региону.

Но выстраивание определенного баланса в экономическом, инвестиционном и технологическом сотрудничестве с сильными в экономическом отношении державами – это жизненная потребность для любой развивающейся страны. И хотелось бы отметить, что Узбекистан доказал за последние 25 лет, что он умеет (и имеет для этого возможности) диверсифицировать сотрудничество с пулом своих основных внешнеторговых партнеров и не впадать в зависимость от одного из партнеров.


Беседовала Юлия Рулева

Комментарии
23 Мая
РЕДАКТОРСКая КОЛОНКа

Опрометчиво полагать, что протестная волна, захлёстывающая политические системы стран Запада, никак не коснётся внутренней политики стран ЕАЭС.

Инфографика: Военно-морские силы США в Европе
инфографика
Цифра недели

36%

составил рост товарооборота Вьетнама и стран ЕАЭС после заключения соглашения о зоне свободной торговли. В 2016 г. объем торговли составил $4,3 млрд, а в 2017 г. – $5,9 млрд – Евразийская экономическая комиссия