16 Ноября 2016 г.

В Армению поставляется огромное количество нового оружия - эксперт

В Армению поставляется огромное количество нового оружия - эксперт
Фото: armenpress.am

14 ноября президент РФ одобрил создание объединенной группировке войск России и Армении, поручив Минобороны и МИД РФ провести соответствующие переговоры с Ереваном. Это стало последним шагом в серии решений о развитии оборонного сотрудничества между двумя странами. О нюансах военных контрактов и совместных проектах «Евразия.Эксперт» рассказал Леонид Нерсисян, военный обозреватель информационного агентства REGNUM, шеф-редактор журнала «Новый оборонный заказ. Стратегии».

 - Недавно начались поставки российского оружия Армении по экспортному кредиту. Одновременно стало известно, что «Уралвагонзавод» получил контракт на модернизацию танков армянской армии. СМИ пишут о всплеске военно-технического сотрудничества Армении и России. Это на самом деле всплеск или планомерная работа?

 - Сказать достаточно сложно. Известно, что не все вооружение было поставлено по экспортному кредиту на $ 200 млн, предоставленного ранее Москвой Еревану.

К примеру, оперативно-тактические ракетные комплексы «Искандер» были поставлены в рамках отдельного соглашения, подписанного намного раньше, чем был одобрен кредит.

Соответственно, определенная планомерная работа велась еще примерно с 2013-2014 гг. Тем не менее, такого открытого всплеска раньше не наблюдалось. Сейчас поставляется огромное количество вооружения, причем не со складов, не бывшего в употреблении, а именно нового оружия, самого серьезного из имеющегося у России. Ситуация в регионе достаточно сильно изменилась благодаря этим поставкам.

 - С чем связан всплеск активности в области военного сотрудничества?

 - Необходимо выровнять баланс сил в регионе. Азербайджан за прошедшие годы приобрел вооружений больше чем на $ 5 млрд, в результате чего у руководства страны появилась уверенность в способности решения Карабахского конфликта военным путем. Что и проявилось в апреле, когда в Карабахе четыре дня шла полномасштабная война. 

Поставки оружия Армении из России надежно замораживают конфликт на долгие годы, потому что ни у одной стороны не будет даже кажущегося военного преимущества.

 - Продавая оружие Армении, Россия стремится умиротворить стороны и снять напряжение в регионе?

 - В том числе. С другой стороны, между Арменией и Россией имеется очень большое количество договоров, как в рамках ОДКБ, так и двусторонних, которые обеспечивают льготные цены на поставки вооружений. Армения при этом много лет не делала крупных закупок, по крайней мере – официально.

Вполне возможно, накопились средства, позволяющее приобрести сразу большое количество оружия. Ну и предоставленный Россией кредит пришелся кстати. В сумме все это позволило Еревану сделать большой рывок.

 - Вы сделали акцент на том, что оружие – новое. Раньше в основном поставлялось б/у?

 - В этом нет ничего плохого. Речь ведь не о том, что якобы платили за новое, а приходило б/у. Например, танки Т-72 можно купить со складов дешево, может даже неиспользованные. Во времена СССР выпускалось огромное количество оружия, которое со складов так и не пошло в части и уже многие годы находится на хранении. Следовательно, его можно выкупать по низким ценам при неплохом качестве.

Теперь речь уже идет именно о современных экземплярах. Скажем, Т-72Б выпускались с 80-х, а Армения сейчас закупает у России разработки середины и конца 2000-х, то есть самый свежий товар.

- На высоком уровне озвучивается идея присоединения Армении к российско-белорусской межгосударственной финансово-промышленной группе «Оборонительные системы». Инициативу одобрило российское руководство. Что данный шаг даст Армении?

 - Выгода Еревана будет заключаться в том, что включение в «Оборонительные системы» даст возможность ряду армянских предприятий заработать на экспорте компонентов для российской промышленной продукции.

В основном это могут быть детали для ВПК как наиболее развитой части армянской промышленности. Например, в Армении производятся одни из лучших в мире сапфировых лазерных кристаллов, которые, среди прочих, закупаются компанией Airbus.

Подобная продукция может заинтересовать Россию и Беларусь. Как и радиоэлектронные компоненты для комплексов ПВО, также армянского производства. Ереван частично самостоятельно модернизирует собственные системы ПВО. Эти технологии тоже могут заинтересовать российских и белорусских партнеров.

 - С начала года обсуждается создание совместных российско-армянских предприятий ВПК в сфере РЭБ, ПВО, авиации. Почему так долго идут переговоры? В чем сложности?

 - Естественно, крупные проекты требуют средств и переговоров. Из того, что сейчас есть, можно отметить совместный лицензионный сервисный центр КамАЗ в Армении. Россия поставляет КамАЗы, частично их собирает, там же происходит ремонт. Это предприятие – пример серьезного взаимодействия.

Что касается авиационного производства, вероятно, имеется в виду также сервисное предприятие для ремонта вертолетов и штурмовиков советской сборки. Хотя частичный ремонт армянскими силами и так ведется.

 - Какие еще объекты или технологии могут быть полезны для совместных предприятий?

 - Они как раз находятся в тех областях, где в Армении имеется некоторый задел со времен СССР. Перспективное направление – радиоэлектронная борьба. Два-три комплекса радиоэлектронной борьбы Армения создала сама, приняла на вооружение и демонстрировала на недавней оружейной выставке ArmHiTec в Ереване.Армянские производители могут предложить продукцию, выгодно отличающуюся по стоимости от производителей других стран.

Еще в Армении выпускается перспективная оптическая станция для артиллерийской разведки 2К02. Она сделана частично из российских компонентов, частично – из западных, частично – из произведенных в Армении. Она позволяет наводить артиллерию на цели, находящиеся в 20 км от устройства. Система обнаруживает цели, в том числе – ночью, высчитывает координаты и передает их на артиллерийские батареи, которые могут находиться на большом расстоянии от самого средства разведки.

 - На слуху также армянский тактический беспилотник X-55. Ереван планирует экспортировать свои ноу-хау?

 - Зависит от соотношения «цена-качество» созданного вооружения. Стоимость названных продуктов не раскрывалась. Тем не менее, достаточно несложно предположить, что их цена явно ниже, чем у известных мировых производителей, просто потому, что в цену не будут входить расходы на рекламу и раскрутку бренда. К тому же, элементная база для армянской продукции закупается по всему миру. Ищутся наиболее выгодные возможности приобретения компонентов.

Естественно, ни одна страна сейчас не производит продукцию, полностью основанную на собственной элементной базе. То есть камера может закупаться в Японии, процессор – в США, одни детали производиться в Армении, другие – поставляться из России, после чего собирается единый продукт по армянскому проекту.

Вполне возможно, беспилотники тоже могут заинтересовать Россию, тем более, что это направление в России очень активно развивается. Если 2008 г. в России практически не было современных тактических беспилотников, то сейчас их имеется большое количество.

Осталось лишь разработать серьезные ударные беспилотники с большим радиусом действия.

 - Для использования в Сирии?

 - Они в любом случае нужны. В любой современной армии они широко используются. Беспилотники в принципе очень сильно изменили военную разведку. Допустим, во время Августовской войны 2008 г. у Грузии были современные израильские беспилотники, у России – нет. Были только беспилотные летательные аппараты советского производства, совершенно не соответствующие современным реалиям. Сложилась довольно абсурдная ситуация.

Но через несколько лет в России стали в большом объеме производить все виды беспилотников, кроме ударных и стратегических разведывательных. Их работоспособность и боеспособность были продемонстрированы в Сирии.

 - Есть ли у Армении перспективы в целом продавать собственные разработки на внешние рынки, в том числе – вне СНГ?

 - Раз оружие привозят на международные выставки, включая «Армию-2016», и устраивают аналогичные выставки в Ереване, логично предположить, что такое желание имеется. Для этого, по моему мнению, требуется больше рекламы, открытости. Нужно делать упор на то, что часть этого вооружения использовалось на апрельской войне в Нагорном Карабахе. Может быть – представить результаты работы нового оружия. Боевой опыт – всегда большой плюс для военной продукции. Именно война показывает ценность конкретного изделия.

- Армения и Россия создают объединенную систему ПВО. Почему это происходит только сейчас? Общая ПВО ведь совершенно логично вписывается в природу ОДКБ, которая существует уже продолжительное количество времени.

 - На самом деле разговоры и переговоры об этом ведутся очень давно. Процесс идет много-много лет. Армения никогда не была против единой системы ПВО с Россией. В определенном объеме она в Армении существует – дежурство несет российская 102-я военная база в Гюмри, имеющая на вооружении зенитно-ракетные комплексы С-300В. 

Также имеется военный аэродром «Эребуни» под Ереваном, где базируются истребители МиГ-29. То есть российская система ПВО работает в Армении больше 20 лет, с момента создания 102-й базы. Теперь система расширяется.

Это дает преимущества как Армении, так и России. Армения получает информацию с российских радиолокационных станций всего Южного военного округа, а Россия получает информацию с радиолокационных станций, располагающихся в Армении. При этом никаких договоров, содержащих жесткие обязательства, нет.

Армения может и самостоятельно применять свои комплексы ПВО – необязательно согласовывать все с Москвой, как ни пытались это представить некоторые армянские политологи. Новая система не повышает зависимость Армении от России или наоборот. Это пример взаимовыгодного сотрудничества.

 - Имеется ли в армянском обществе оппозиция военному сотрудничеству с Москвой?

 - Оппозиции контрактам на поставку вооружений не существует. Это было бы глупо, даже сложно себе это представить. Но бывают протесты против соглашений подобных объединению систем ПВО. Впрочем, такие мнения растеряли популярность после последних крупных поставок российского оружия.

В основном недовольные апеллировали к тому, что Россия много вооружений поставляет Азербайджану, в то время как Армения давно не может модернизировать свою армию. Теперь такие разговоры поутихли, потому что Армения по выгодной цене получила оружие, позволяющее выровнять баланс сил в регионе.

 - Пример иностранного сотрудничества – армяно-польское предприятие «Любава-Армения», производящее бронежилеты. Отношения между Россией и Польшей крайне напряженные, поэтому нет ли здесь некой двусмысленности?

 - Почему же? Если начинать так рассуждать, в Армении тоже могут двусмысленно воспринимать сотрудничество России с Азербайджаном, который является военным противником Армении. Противником настоящим – перестрелки на границе происходят регулярно. Отношения между Россией и Польшей натянутые, но все-таки не такие плохие, как между Арменией и Азербайджаном. Поэтому не вижу ничего плохо в сотрудничестве чисто коммерческого характера с Варшавой.

Предприятие производит довольно качественные бронежилеты натовского образца – Армении это выгодно. Тем более, производство расположено в самой Армении, работают там и зарабатывают деньги армянские специалисты. Сложно отказаться от такой возможности. Да и продукцию завод выпускает нелетального характера, то есть даже оружием ее назвать нельзя. Бронежилеты – средства защиты, которые можно спокойно даже в самолете возить с собой.

 - Собирается ли Армения распространять позитивный опыт «Любавы-Армении»? Скажем, на другие страны Евросоюза?

 - Вряд ли речь может идти о большом количестве проектов или о чем-то крупном. Европейское оружие намного дороже, чем российское. Проектов, связанных с тяжелым вооружением, с Европой точно не ожидается. Это и финансово невыгодно, и не соответствует нынешнему военному бюджету Армении.

Какие-то мелкие проекты вполне могут быть. Например, до принятия решения провести модернизацию танков усилиями «Уралвагонзавода» рассматривалась модернизация танков совместно с Польшей. Поляки предлагали интересный пакет модернизации, но могу предположить, что он был заметно дороже российского варианта.

 - Азербайджан активно закупал оружие у Израиля. Израильское вооружение высоко котируется в мире. Почему Армения не берет пример с Баку – дело снова в деньгах?

 - По большей части – в цене. С военным бюджетом примерно в $500 млн. в год закупать оружие в Израиле проблематично – все деньги уйдут на закупку одной мелкой партии. Кроме того, когда закупается большое количество оружия разных стандартов, калибров и так далее, для него требуются разные детали, запчасти, обслуживание. Это значительно усложняет и удорожает ведение боевых действий.

Правильней выбрать одно направление и по нему работать. Если у вас нас складах имеется огромное количество боеприпасов с калибром 125 мм, закупать в Европе оружие с калибром 120 мм глупо, потому что к нему придется закупать боеприпасы отдельно, да еще в большом количестве. До падения цен на нефть у Азербайджана было очень много денег – годовой военный бюджет доходил до $ 3-4 млрд – поэтому он мог себе позволить не считаться со средствами и покупать все что продают.

 - Вы упоминали, что российские поставки снизят опасность конфликта. Мелких пограничных инцидентов это тоже касается?

 - Вряд ли. Прямо на этот процесс повлиять сложно. Но Азербайджану стало сложнее совершать диверсионные вылазки. Раньше часто азербайджанские диверсанты ночью, по горам и лесам, проникали на территорию Нагорно-Карабахской Республики и Армении. Происходили стычки, завязывались бои, часто – кровопролитные.

Теперь Армения активнейшим образом устанавливает по периметру границ современные системы наблюдения с большим увеличением, тепловизионными каналами. В итоге с лета диверсионных вылазок со стороны Азербайджана практически нет, а те, что были, закончились неудачно. Вооруженные группы были быстро обнаружены, обстреляны и вынуждены отступить.

Что касается «обычных» перестрелок и снайперских дуэлей, к сожалению, с ними ничего поделать нельзя, кроме как урегулировать конфликт, что в среднесрочной перспективе весьма сомнительно.

Беседовал Александр Шамшиев

Комментарии
08 Мая
РЕДАКТОРСКая КОЛОНКа

Марин Ле Пен не стала президентом Франции, так как не смогла завоевать левый электорат.

Инфографика: Кто и где готовил белорусских радикалов?
инфографика
Цифра недели

$270 млрд

в год составляет объем рынка государственных закупок в ЕАЭС. Для сравнения, годовой экспорт стран ЕАЭС составляет $308,4 млрд – Евразийский банк развития