19 Апреля 2016 г.

Вадим Гигин: «Мы привыкли жить со слабой Россией. Надо учиться строить отношения с сильной»

Вадим Гигин: <i>«Мы привыкли жить со слабой Россией. Надо учиться строить отношения с сильной»</i>
Фото: 4esnok.by

Белорусский историк и политолог Вадим Гигин в интервью «Евразия. Эксперт» – о том, почему столкновение Запада и России было неизбежным и как из Беларуси сегодня видится эволюция российского политического руководства.

В некоторых политических кругах постсоветских стран сегодня ощущается недоверие к более активной внешней политике России. Как это воспринимается в Беларуси?

Конфронтация России и Запада была во многом неизбежна. Беларусь сама прошла этот этап, и даже нынешнее потепление отношений с Западом – всего лишь попытка достичь хотя бы того уровня отношений, который еще недавно был между Россией и ЕС. Посмотрите, Россия находится в конфронтации с Западом, но при этом посольство США функционирует полностью, а в Беларуси – на уровне временных поверенных. Отменены визовые и некоторые экономические санкции против Беларуси, но доступ к технологиям по-прежнему ограничен.

Белорусское руководство выступает за многополярный мир и имеет в этом поддержку общества.

Однако, как однополярный мир формировался через геополитическую катастрофу, связанную с крушением СССР, так и многополярный мир будет выстраиваться через столкновение различных сил.

С Вашей точки зрения, насколько серьезен текущий кризис в отношениях России и Запада?

Когда начинался украинский кризис, на Западе, да и у нас, многие говорили: «Путин и его команда не займут твердую позицию – капиталы у них на Западе, дети власть предержащих учатся там же». Ан нет – все же проявили твердость. Когда уже состоялось присоединение Крыма, многие говорили: «Олигархи сдадут». Не сдали. Пока.

На самом деле, подобные представления отражают глубокое непонимание российской политической традиции. Возьмем XIX – начало XX вв. Русский царь – дальний родственник германского императора Вильгельма II –  в переписке они называли друг друга запросто «Вилли» и «Ники». Супруга императора Александра Федоровна – немка, ее брат служил в немецкой армии. Вместе ездили на воды, на курорты. Целые угодья в Европе принадлежали крупным российским родам.

Тем не менее, российский императорский двор, когда это было необходимо для национальных интересов, шел на конфликт с западными странами. Каково было влияние французской культуры на Россию в первой половине XIX века! Но ведь случилась Отечественная война 1812 года, а затем и Крымская война.

Сегодня вновь сильны чувства разочарования Западом…

Российская культура – это европейская культура в Азии, но не азиатская в Европе. Экономические связи с Европой – мощнейшие. Но это вовсе не означает, что Россия не готова идти на острый конфликт, если ущемляются ее интересы. Путин пришел к власти фактически как прозападный политик. Однако Запад продолжал игнорировать интересы России и относиться к ней как к «младшему партнеру», как к периферийному государству.

В итоге произошла личная эволюция Владимира Путина. Произошла эволюция настроений российской политической элиты и, соответственно, трансформация политических отношений на постсоветском пространстве.

В чем суть трансформации постсоветского пространства сегодня?

Происходит естественный процесс – Россия усиливается. Да, экономически она еще слаба, но в прошедшие годы все же удалось добиться роста экономики. Россия не может воспринимать себя как второстепенную державу. Это заложено в русском менталитете. Мы научились жить со слабой Россией в 1990-е гг. Сейчас нам надо учиться строить отношения с сильной Россией. И адекватный ответ может быть только ассиметричным.

Сценарий «отгородиться от России» – провальный. Мы видим к чему эти сценарии привели на Украине, в Грузии, в Молдове. Другой сценарий: Беларусь – максимально близка к России и максимально из перечисленных стран сохраняет и суверенитет, и возможности экономического развития.

Белорусская модель поведения – правильная, потому что нельзя жить рядом с Россией и игнорировать Россию. Части стран постсоветского пространства предстоит усвоить урок: не могут соседи долгое время пребывать в состоянии полного игнорирования друг друга, они все равно сблизятся.

Как Беларуси научиться жить и работать с сильной Россией? Не секрет, что в эшелонах государственной власти присутствует страх, что возможные международные конфликты могут задеть Беларусь.

Как говорит Александр Лукашенко, не надо допускать шараханий. У нас есть Союзное государство, ОДКБ, ЕАЭС – какое из этих объединений ущемляет интересы Беларуси? Просто возникли новые вызовы, и нужно разобраться в источнике страхов.

Это отчасти националистические настроения. Есть националисты в оппозиции, а есть те, кто успешно внедрился в государственный аппарат. До поры до времени они идеологию свою не выпячивали, а сейчас на фоне украинского конфликта кое-кому показалось, что можно эти взгляды высказывать открыто. Как в российском руководстве есть разные взгляды, так и в белорусском. Некоторые страхи, которые активно продуцирует прозападная пропаганда, проникают и в среде истеблишмента.

Что может сделать Россия для нивелирования этих негативных тенденций в Беларуси?

Продолжать процесс политической и экономической интеграции. Но не менее важен и психологический фактор. Нередко наши чиновники сталкиваются с поведением российских коллег, которые пытаются демонстрировать свое превосходство и роль «старшего партнера». Это, вероятно, наносит самый большой ущерб. Например, долгие ожидания наших чиновников в приемных у таких же чиновников в России. Согласитесь, такое поведение никак не служит укреплению двусторонних связей, а уж тем более симпатий.

И все же, несмотря ни на что, президент Беларуси всегда подчеркивает, что русские и белорусы – один народ. И это не пустые слова. Во время недавнего визита в Минск заместителя помощника министра обороны США Майкла Карпентера Лукашенко прямо сказал, что если возникнет противостояние, то Беларусь будет выполнять союзнические обязательства с Россией.

Беларусь проводит независимую внешнюю политику, но мы все равно остаемся союзниками.

Насколько военно-политическая позиция Минска пользуется поддержкой в белорусском обществе?

Опросы общественного мнения показывают, что белорусы в своем большинстве настроены очень дружественно по отношению к России. Это иллюстрирует и отношение к украинским событиям. Другой вопрос, что могут возникать некоторые идеологические разночтения. Выше я сказал об ошибках России, но и в Беларуси допускают ошибки. Однако в конечном итоге мы всегда ищем компромисс. Как с символикой ко Дню Победы: у нас сочетаются красно-зеленая и георгиевская лента – народ воспринимает это абсолютно нормально.

Серьезное отклонение от линии на компромисс возможно только в одном случае – вследствие прихода к власти в стране националистов. Законным путем национал-радикалы в Беларуси прийти к власти не могут – отсутствует сколько-нибудь значительная поддержка их взглядов в обществе, а государственные институты в стране – дееспособны. Поэтому, в  нынешних условиях «Майдан» в Беларуси невозможен. Можно говорить о неких тактических колебаниях, но никак не об изменении стратегического характера. 

Беседовали Петр Петровский и Вячеслав Сутырин

Комментарии
05 Декабря
РЕДАКТОРСКая КОЛОНКа

20 лет назад Беларусь отвергла вашингтонский консенсус, выбрав суверенитет. Многие хотят провести ревизию белорусского пути сегодня.

Инфографика: Основные военные объекты в Польше, используемые другими странами НАТО
инфографика
Цифра недели

$7 млрд

составил объем экспорта IT-технологий и продуктов из России в 2016 г. Для сравнения, экспорт вооружений из России в 2015 г. составил $14,5 млрд.