10 Июля 2017 г.

Витовт Тумаш: предатель или герой Беларуси?

Витовт Тумаш: предатель или герой Беларуси?
Минск во время немецко-фашистской оккупации.
Фото: smileplanet.ru

В Беларуси сегодня поднимается все больше вопросов о белорусских общественных и политических деятелях. Особое место среди них занимают люди, чьи биографии содержат упоминания о сотрудничестве с немецкими оккупантами во время Великой Отечественной войны. Некоторые историки и общественные деятели сегодня даже пытаются придать этим противоречивым личностям лоск «героев», боровшихся за «свободу и независимость своей Родины от большевистского гнета». «Евразия.Эксперт» начинает публиковать серию статей о жизни и деятельности целой плеяды белорусских коллаборационистов. Кем на самом деле были эти вымышленные «герои»? На кого работали? Какие идеи несли? На эти и многие другие вопросы ответит белорусский публицист Василий Малашенков.

Ноша коллаборационизма


Сотрудничество с оккупантами в годы Великой Отечественной войны – непростая тема для постсоветского пространства. И обывателям, и профессиональным исследователям сложно удержаться от эмоциональных оценок. Но попробуем взглянуть на нее не только с нашей точки зрения, а еще и с другого берега Атлантического океана. В этом нам поможет огромный массив документов ЦРУ, рассекреченный в последние годы по закону Nazi War Crimes Disclosure Act (Акт о разоблачении нацистских военных преступников) от 1998 г.

В данной статье начнем с малоизвестной фигуры – Витовта Тумаша. Он упоминается среди других коллаборационистов в книге историка Олега Романько «Белорусские коллаборационисты. Сотрудничество с оккупантами на территории Белоруссии. 1941-1945». Изредка имя Тумаша фигурирует и в белорусской оппозиционной прессе. Так, ныне покойный униатский священник Александр Надсан в одном своем интервью назвал Тумаша «прекрасным человеком» и «скоринистом», то есть специалистом по  белорусскому первопечатнику Франциску Скорине. В то же время в другом издании прямо заявляется о его коллаборационистском прошлом:

«З пачаткам нямецкай акупацыі Беларусі з ліпеня па лістапад 1941 года Тумаш выконваў абавязкі бургамістра Мінску. Напрыканцы 1941 года выехаў у Германію, дапамагаў з рэдагаваннем газет «Раніца» і «Беларускі работнік», працаваў у берлінскім аддзеле Беларускай народнай самапомачы».

Для тех, кто не в курсе, поясним, что «Самапомач» была организацией коллаборационистов. Ну а бургомистром Минска в 1941 г., естественно, мог быть человек соответствующих взглядов.

В послевоенное время, разумеется, Витовт не стремился вернуться в Советский Союз, а остался на Западе. Почти всю эту половину жизни Тумаш прожил в США. Итак, давайте посмотрим, какую информацию о нем собрали в ЦРУ. Сначала обратимся к короткому досье.

Семья


Отец – Ян Тумаш – плотник. Родился в 1885 г. Скорее всего, после войны он продолжал жить в БССР. О судьбе его матери – Петронелы Канапелько (род. 1888 г.) – после Второй мировой ничего не известно. Братьев или сестер у Тумаша не было.

Жена – Ксения Тумаш (в девичестве Григорчук). Родилась в Беларуси. Переехала в Штаты с мужем, как и дети.

Дочь – Ярослава Тумаш. Родилась в Лицманштадте (сейчас Лодзь, Польша) 1 декабря 1942 г.

Сын – Витовт Тумаш. Родился в Дрютте (Германия) 11 сентября 1946 г. Кстати, во время войны в этом месте был концлагерь.

Сам Витовт (Витольд) Тумаш родился 20 декабря 1910 г. в населенном пункте Спяглица Виленской губернии Российской Империи (сейчас это деревня Светиловичи, Гродненская область, Беларусь). От рождения имел российское подданство, а затем, когда Западная Беларусь отошла к Польше, – польское гражданство.

Гринкарта и начало карьеры в США


Не совсем понятен его паспортный статус в годы войны, но в начале 1950-х гг. доктор Тумаш получает в США «declaration of intention», то есть «декларацию о намерении» (стать американским гражданином). Эта бумага  была выдана ему 26 октября 1951 г. Примерно за год до этого он и переехал в Америку. Эмигрант получил Alien registration card (регистрационную карточку иностранца или гринкарту) – своеобразный вид на жительство. Снимал квартиру в Бронксе на 138-й улице.

С апреля 1952 г. доктор Тумаш работал в одной из нью-йоркских больниц, предварительно пройдя короткую интернатуру в Нью-Джерси. Зарплата была $250 в месяц. Много это или мало? Судите сами: Пачка знаменитых крекеров Ritz стоила тогда 32 цента: цена за галлон бензина (почти 4 литра) в 1950 г. была 18 центов, новая машина обычно стоила не меньше $1,5 тыс. Эти и другие показатели позволяют утверждать, что $100 тех времен примерно равны 830 современным долларам.

Диплом врача Витовт Тумаш получил еще в мае 1939 г. в Вильнюсе. Занимался врачебной практикой в Польше, а также в Германии, куда он уехал из Минска в первые годы оккупации. Как уже говорилось, перед отъездом в главные земли Третьего Рейха он какое-то время занимал пост минского бургомистра.

В его врачебной карьере есть одна любопытная деталь: после войны Тумаш ненадолго задержался в Европе, где, по его собственному утверждению, успел поработать в UNRRA (United Nations Reliefand Rehabilitation Administration – Администрации помощи и восстановления Объединенных Наций). То есть фактически перешел от гитлеровцев на сторону западных союзников СССР.

Как в 1940-х гг. в Германии, так и позднее в США занимался общественной деятельностью. Участвовал в издании газет, писал статьи. В Штатах стал главным редактором журнала «Запісы», который выходил раз в четыре месяца под крылом Белорусского института науки и искусства (Whiteruthenian Institute of Arts and Sciences). По данным американского сайта-справочника Findnycorp.com, этот институт основан в 1953 г. в качестве некоммерческой организации.

В одном из документов американской разведки отмечено, что эмигрант был членом «антикоммунистической организации» Union of Byelarussian doctors (Союз белорусских врачей). ЦРУ характеризовало его как открыто симпатизирующего «белорусскому освободительному движению» и «горячего антикоммуниста». Кстати, эти эпитеты мы находим не в документах 1950-х гг., а в ответе на запрос 1983 г. К сожалению, эта строчка документа замазана. Кто запрашивал информацию о Тумаше? Видимо, не пришло еще время ее рассекречивать... 

В более ранних бумагах отмечается, что Тумаш неплохо владел языками. Он знал белорусский, польский, русский, украинский, литовский, немецкий и английский.

Соратники доктора


В Америке Тумаш поддерживал контакты с видными деятелями коллаборации. Среди них был Микола Абрамчик, который в 1947 г. возглавил обновленную Раду БНР (Белорусской народной республики). Фактически – это продолжение проекта, созданного под немецкой оккупацией в Первую мировую войну. Абрамчик управлял им до своей смерти – 1970 г. Однако Тумаш не мог видеться с ним слишком часто. Глава Рады почти весь послевоенный период провел во Франции, лишь изредка посещая США. Они встречались и в Европе, пока доктор Тумаш не уехал в Штаты.

Стоит полагать, что более тесным было общение, например, с тем, кто назван в анкете ЦРУ как «bishopVasili». Скорее всего, имеется в виду один из деятелей коллаборационистского проекта «Белорусская автокефальная православная церковь» (БАПЦ) Василий Томащик (Томащук). Это человек с очень интересной биографией, и о нем лучше написать отдельный текст. Отметим лишь, что Томащик пошел в духовенство через несколько лет после войны, когда ему было почти 50 лет. Сан епископа получил в Европе в 1949 г. В Америку уехал примерно тогда же, когда и Тумаш – в 1951 г. Около 30 лет руководил приходами БАПЦ в Штатах.

Следующий интересный контакт из документов ЦРУ – general Kushel. Имеется в виду Франц (Франтишек) Кушель. В отличие от Тумаша, он был не гражданским чиновником оккупационной администрации, а участником вооруженных формирований. Имел звание штандартенфюрера СС, а в самом конце войны успел перейти на сторону американцев.

После него идет Dr. Grabinski – врач Болеслав Грабинский. В свое время был главой партии «Белорусская христианская демократия». Во время войны у него была непростая судьба. В итоге, в 1944 г. стал старшим врачом одного из батальонов коллаборационистской «Беларускай краёвай абароны» (БКА). Сбежал в США после поражения гитлеровцев.

Далее – prof. J. Limanowski – Ян (Янка) Лимановский. В Первую мировую войну был в рядах российской армии, а позже – Красной Армии. Служил чиновником в одном из наркоматов БССР – в общем, был советским человеком. Когда пришли немцы, стал заведующим литературной частью в Минском городском театре. Сбежал из Беларуси вместе с отступающими гитлеровцами. В 1949 г. тоже переехал в США. От многих других соратников он отличается тем, что в какой-то момент вышел из состава «правительства» БНР. Смог несколько раз съездить в СССР, в том числе в Минск.

Еще один доктор – Dr. Wiarbicki – Евгений Вербицкий. Занимался биохимией и был учеником Бориса Кита. Вероятно, не имел тесных связей с коллаборантами в годы войны, но сбежал в Германию, а после учебы там уехал в Штаты – в 1949-м г. Ему тоже удалось побывать в СССР.

Контракт


Анкета ЦРУ начала 1950-х гг., в которой дана основная информация о Витовте Тумаше-старшем, была собственоручно им подписана.

В конце документа он отрицает свое коллаборационистское прошлое. «Neverundertrial, neverarrested, nevernasiordenasification» – не судим, не подвергался арестам, никогда не был нацистом и не проходил через денацификацию. На счет «nevernasi» можно, конечно, поспорить. Но так или иначе, ЦРУ решило сотрудничать с Тумашем: шла холодная война, и такие люди были нужны.

Документы гласят, что первый контакт с агентом разведки у него состоялся в феврале 1954 г., а в октябре доктор подписал бумагу о системном сотрудничестве. Он стал covert consultant – секретным консультантом.  Псевдоним – Fredereick K. Vonel. Криптоним для внутреннего использования в ЦРУ – AECAMBISTA 16.

Офицер ЦРУ скурпулезно описывает процесс заключения официального контракта с Витовтом-Фредериком. Без пяти минут консультанту дали внимательно прочитать каждый пункт и задать вопросы. В общем, все было разъяснено.

Тумаш сознательно шел на сотрудничество. Правда, официально это все выглядело именно как работа на Правительство США, а не разведку.

В одном из коротких досье ЦРУ по Тумашу есть такой вопрос: «По его мнению, на какую службу (госструктуру) он работает? Для чего, на его взгляд, будет использована информация, добытая им?»

Ответ составителя анкеты (сотрудника ЦРУ): «Субъект осведомлен только о том, что информация, которую он напишет (соберет) – для Правительства США. Он может подозревать, что она (информация) будет использоваться в разведывательных целях».

Каковы были мотивы Тумаша заключать контракт? Можно предположить, что не самую последнюю роль играло денежное вознаграждение. За сбор данных о послевоенной белорусской эмиграции ему предлагали около $300 в месяц плюс компенсация дополнительных расходов. При зарплате $250 на основной работе – это просто замечательный вариант.

В архивах ЦРУ мы нашли тот самый контракт. Он состоит из девяти пунктов.

Коротко пробежимся по некоторым из них. Начинается все с материального вопроса. Контракт гласит, что зарплата составит вышеупомянутую сумму. Она освобождается от налогов. Но Тумаш при этом брал на себя ответственность по официальному декларированию этого дохода. Все расходы на поездки по США для сбора информации компенсируются. В следующем пункте обещается возмещение и других издержек, которые Тумаш будет нести ради выполнения своих обязательств.

В документе дипломатично, но ясно говорится, что это соглашение не делает Тумаша американским госслужащим и не дает льгот, которые присущи такому статусу. В другом пункте еще раз отдельно подчеркивается, что подписант не получает никаких дополнительных прав.  При этом содержание контракта секретно и господину K. Vonel грозит уголовная ответственность за разглашение. Все инструкции, которые передаются Тумашу в дальнейшем – тоже часть контракта. Действие договора распространяется на период с 1 октября 1954 года. Через полгода он может быть продлен или перестать действовать. Вот такие условия…  

Продолжение следует.


Василий Малашенков

Комментарии
18 Сентября
РЕДАКТОРСКая КОЛОНКа

Глава ЦИК Беларуси заявила, что президентские или парламентские выборы могут быть перенесены,  что подхлестнуло слухи о референдуме.

Инфографика: Запад-2017 vs Учения НАТО: Кто кого запугивает?
инфографика
Цифра недели

$700 млн

составила сумма российского государственного финансового кредита, выделенного Беларуси сроком на 10 лет