11 Октября 2017 г.

Владимир Карягин: «Психология белорусского предпринимателя отличается от российского и украинского»

Владимир Карягин: «Психология белорусского предпринимателя отличается от российского и украинского»
Председатель Президиума Республиканской конфедерации предпринимательства Беларуси, председатель Минского столичного союза предпринимателей и работодателей Владимир Карягин.
Фото: Николай Покровский

10 октября Александр Лукашенко подписал указ о существенном расширении полномочий Совета по развитию предпринимательства. На очереди целый ряд новых документов, которые изменят условия ведения бизнеса в Беларуси. Корреспондент «Евразия.Эксперт» встретился с председателем Республиканской конфедерации предпринимателей Беларуси Владимиром Карягиным на полях заседания Российско-белорусского экспертного клуба в Москве. Читайте в интервью о том, чем белорусский бизнес отличается от российского или украинского, как предпринимательство приходит в школы, готов ли белорусский бизнес к индустриальной революции и зачем республике евразийская интеграция.

- Владимир Николаевич, какие сейчас есть сильные стороны у белорусского бизнеса?

- Мне посчастливилось, что я начинал, когда не было ни одного бизнеса – сегодня более 360 тыс. бизнесов: 240 тыс. индивидуальных предпринимателей, 110 тыс. компаний, акционерных обществ, обществ с ограниченной ответственностью. Кроме того, у нас 23 тыс. ремесленников и 4 тыс. агроэкохозяйств, которые развернулись в последнее время.

Предприимчивость – это черта белорусов, но в сочетании с бережливостью. Психология белорусского предпринимателя отличается от российского и украинского. У нас очень многое делается скромно, спокойно, «без понтов», как это принято говорить в молодежном сленге.

Конечно, сильной стороной является инновационность, IT-технологии. Много современных продуктов в последнее время вышли на мировой рынок. У нас есть очень интересные разработки, и я вижу хорошие перспективы.

- Какие Вы могли бы привести примеры?

- Например, распознавание землетрясений за 7 суток – это то, вокруг чего в ближайшее время будет большой шум, потому что это сможет спасти миллионы человеческих жизней – раннее прогнозирование.

Было обнаружено, что за несколько суток до начала серьезных сдвигов пластов земной коры возникает напряжение на уровне 250-350 км над землей, некие возмущения ионосферы. Это считывается определенным прибором. Врожденные способности некоторых животных, которые покидают территорию перед подобными событиями, перенимает современная информационная технология.

Также есть серьезные разработки в области контроля над преступностью, наркотрафиком: десятки тысяч признаков введены в компьютер, и такое количество информации позволяет исследовать, прогнозировать, причислять определенных людей к преступным элементам. Это имеет глобальное, всемирное значение.

В последнее время у нас активно развивается наноиндустрия. Мы даже создали Ассоциацию наноиндустрии. Представьте себе, что 5 грамм вещества, добавленные в тонну цемента, увеличивают его крепость в 5 раз! Бетонные конструкции могут быть значительно тоньше и дешевле. Конечно, ведутся разработки по композитным материалам, потому что в ближайшее время автомобили не будут производиться из металла, в дело пойдут композитные материалы.

- Каковы основные технологические вызовы перед белорусским бизнесом?

- Сегодня мы все готовимся к веку цифровой трансформации бизнеса и экономики, но это не только IT-продукты, но и применение новых видов энергии, новые материалы, нанотехнологии, биотехнологии. Белорусы оказались восприимчивы к этому. Мы всегда большое внимание уделяли прикладным и фундаментальным наукам, математической школе.

Предприниматели, 5% населения Беларуси, сегодня дают бюджету страны примерно $7,5 млрд – это 30% ВВП. А если бы нас было 10-15%? Количество имеет значение. Когда в предпринимательскую деятельность вовлечено больше людей, когда поощряется деловая инициатива, тогда и государство получает значительно больше. Сейчас это понимание начало приходить в головы наших руководителей и чиновников, они уже видят результат.

И, конечно, в Беларуси мы прекрасно понимаем, что мы – очень небольшая страна по территории и численности. Наш недостаток – маленький, не емкий рынок, поэтому то, что мы делаем, это на большее пространство. Поэтому мы так ценим сотрудничество, кооперацию, интеграционные проекты, прекрасно понимая, что здесь можно преодолеть наш недостаток. С хорошим, надежным партнером мы можем сделать значительно больше и реализовать свой потенциал.

 - Каковы основные проблемы и слабые стороны у белорусского бизнеса?

- Слабой стороной является и для нас, и для российского бизнеса то, что у нас был очень длительный перерыв в реализации механизмов предпринимательства, поэтому у нас пока только второе поколение входит в это дело. Уже появились предприниматели, родители которых тоже предприниматели. Но еще не развита инфраструктура, не вполне благоприятное законодательство для развития предпринимательских инициатив.

В Беларуси с января этого года создана специальная рабочая группа под руководством главы Администрации президента. Все деловые союзы постарались помочь этой группе переработать основное законодательство по предпринимательству для того, чтобы облегчить его ведение. Это более 10 нормативных актов, указов президента, специальный декрет. Началась активная работа по совершенствованию законодательного поля.

Иногда, к сожалению, некоторые чиновники ложно понимают государственные интересы: «Давайте мы поднимем налог, дескать, у нас выпадение из государственного бюджета». Это сиюминутное мышление. Но если, наоборот, проинвестировать, то завтра можно получить в 5, 10, 20 раз больше.

Недостатком является и то, что нам не хватает сегодня оборотных средств для развития наших предприятий. Не развита финансовая инфраструктура, вся линейка организаций, структур развития, которые существовать должны в стране. Слабо работает фондовый рынок, недостаточно людей вовлечены в предпринимательскую деятельность.

Вовлечение людей в деятельность, начиная с молодежи и до пенсионеров, – это большая задача. Мы сейчас тоже развиваем целую программу учебных компаний, чтобы вовлечь молодых людей с 10-летнего возраста в понимание возможности проявления предпринимательской инициативы. По нашему законодательству учащийся имеет право зарабатывать с 14 лет, но получается это у единиц. Сейчас мы проводим пилотную программу в стране, надеемся использовать энергию молодых перспективных ребят и таким образом создать некие социальные лифты, чтобы наиболее способные к этой деятельности могли приходить в компанию, чтобы вдохнуть в нее свой потенциал.

- Сегодня много говорят о новой индустриальной революции. Готовы ли Беларусь и Россия к этим вызовам?

- Нам надо обратить серьезное внимание на людей, которые в результате введения программ цифровой трансформации экономики могут остаться без работы. Потеря работы в связи с изменением структуры экономики сегодня грозит 80% населения. Это не всегда осознают наши политики. Сейчас надо перестраивать систему образования, которое должно быть непрерывным, а также серьезно заниматься образованием взрослых.

Почему? Потому что всегда, в любой стране мира существует сопротивление инновациям. Так, были забастовки извозчиков в Париже и Лондоне, когда появились первые автомобили. Их всячески ограничивали, скорость автомобиля по правилам не должна была превышать 5 км/ч, в то время как лошадь ехала со скоростью 7-8 км/ч. Люди выходили на улицы, делали баррикады. Было сопротивление компьютерам.

Поэтому мы как предприниматели прекрасно понимаем, что надо это сопротивление преодолевать. Но преодолевать не силой, не административным ресурсом, а путем вовлечения людей, широкого информирования, повышения культуры потребления, культуры жизни.

- Вы упомянули ученические компании. Расскажите, пожалуйста, как они будут функционировать?

- Это мы проводим уже 15 лет, но мировой опыт – более 100 лет. У нас была программа «Лестница успеха», когда школьники создавали компании. Но это были не «игрушечные» компании, а модели будущих компаний, которые создают некий продукт и выводят его на рынок. Подобное есть и в России, например, в Пятигорске. К нам все время приезжала школьная компания за счет фарфорового завода для участия в конкурсах в Беларуси. Деньги на приезд они зарабатывали, создавая на диске презентацию завода и активно участвуя в маркетинговой схеме. За это завод с ними рассчитывался.

У нас стоит задача – сделать это системой, а не разовой акцией. Мы планируем в каждой школе, в каждом колледже иметь такую компанию, которая будет создавать не виртуальные продукты за виртуальные деньги, а производить реальный продукт, услугу, возможно, даже выполнять заказы действующих предприятий, участвовать в их маркетинговой схеме, продвижении информационных технологий.

Для этого, конечно, должны быть подготовлены педагоги, директора школ, которые несут определенную экономическую ответственность, так как компания будет существовать за счет материальной базы учебного заведения. Наши бизнес-инкубаторы уже подготовили пособия для школьника и учителя по основам развития предпринимательства.

Думаю, будет не только нормативный акт Министерства образования. Мы намерены через год подготовить проект, чтобы указом президента ввести это в законодательство. В будущем не только школы, но и колледжи, и университеты будут в этом участвовать и взаимодействовать с инфраструктурой поддержки предпринимательства.

- В последние 3-4 года Беларусь столкнулась с экономическим спадом на фоне падения цен на мировых рынках. Как республика восстанавливается после падения? За счёт чего?

- Мы очень серьезно пострадали от введения санкций. По моему мнению, в экономике развития недопустимо применение санкций, это грубое вмешательство в нормальное экономическое взаимодействие. Из-за тех проблем, которые возникли в Украине, в товарообороте с ней мы потеряли почти $4 млрд (было $8 млрд, сейчас – $4 млрд): не могут закупаться некоторые продукты, ряд программ пришлось прекратить. Более $8 млрд мы потеряли во взаимодействии с Россией и мировым рынком.

Последние 10 лет мы обустраивались, пользуясь тем, что Беларусь – это геофизический центр Европы (озеро Шо около Витебска является центром Европы). У нас очень выгодное транзитное положение между Европой, Российской Федерацией и рядом других стран. Учитывая это, мы сделали ставку на развитие транспортной логистики, как одной из ведущих отраслей нашего хозяйства и бизнеса. Было запланировано строительство 34 логистических центров, привлекли инвесторов из Латвии, Литвы, Польши, Китая, Ирана. Белорусские предприниматели взяли кредиты, купили современные автопоезда, автотехнику, погрузочную технику, оснащение. То есть мы влезли в кредиты, идут проценты, и в это время против России ввели санкции. Нет тех грузов, которые мы планировали перевозить, складировать.

Мы потеряли колоссальный объем бизнеса, который никак не перекрывается поставками продуктов питания в Российскую Федерацию. Мы выполнили эту функцию, когда был определенный товарный голод в России. Беларусь наладила массовое производство сыров и другой продукции. Здесь были продемонстрированы интеграционные возможности наших стран. Но эти объемы в товарообороте значительно меньше, чем мы потеряли.

Конечно, хорошо работать на мирном экономическом пространстве. Идеальная схема – это общее экономическое пространство от Лиссабона до Владивостока. Об этом мы часто говорим европейцам, чтобы Евразийский континент мог конкурировать с Американским континентом. Наше преимущество – в объединении европейского образования и колоссального потенциала российского бизнеса. Россия – самая большая в мире страна. Я – первостроитель Байкало-Амурской магистрали, принимал участие в строительстве 4 гидростанций, 9 городов в Южной Якутии, горжусь этим и до сих пор поддерживаю контакты. Какие колоссальные богатства в Российской Федерации! Это самая богатая в мире страна по потенциалу.

Но, к сожалению, доминируют не экономически эффективные решения, а политическая конъюнктура. Есть сила, которая путем принципа «разделяй и властвуй» пытается сдержать потенциал роста нашей экономики. Поэтому переход в цифровую экономику для нас шанс, но только в том случае, если мы будем работать на послезавтра, будем передовыми людьми. Думаю, у белорусского и российского бизнеса это может получиться при объединении наших усилий.

- Как изменилось сотрудничество предпринимателей Беларуси с партнерами по ЕАЭС в последнее время? Барьеры снимаются, ведется интеграционная работа…

- Мы участвуем практически во всех интеграционных межгосударственных образованиях, которые образовались после распада СССР: Союзное государство России и Беларуси, Евразийский экономический союз, Содружество Независимых Государств – каждое объединение имеет свои функции и задачи.

В Евразийском союзе, конечно, все еще отстраивается, не все работает эффективно. Не секрет, что в каждой стране есть свои экономические интересы, причем иногда ложно понимаемые государственными служащими, чиновниками, политиками. Если одно колесо машины не едет, то она вся не едет. Здесь очень важно преодолеть разрывы в законодательстве.

Например, я обратил внимание, что к нам не приезжает на промышленные выставки целый ряд российских компаний, которые могли бы производить компоненты для различных схем производственных коопераций. Оказалось, что это связано с новой системой оплаты налога на добавленную стоимость. Ради мелких партий люди не хотят лишний раз идти в налоговую инспекцию и подвергаться вниманию фискальных органов.

Но очевидно, что эффективность объединения высока. В нашей копилке, между Россией и Беларусью, 45 проектов в области промышленности, биотехнологий, техники.

Но необходимо понимание, что промышленная политика – это не план развития промышленности, это значительно шире. Мы можем достичь и снижения себестоимости выпуска продукции, повышения конкурентных свойств и продукта, и компании. В некоторых отраслях это удается сделать, но по большинству схем это пока не работает. Мы находимся на стадии преодоления различного рода недостатков административных процедур, технических норм и правил, которые надо затачивать под Евразийский союз.

- Беларусь начала активно сотрудничать с Китаем. Созданный странами индустриальный парк «Великий камень» уже дает плоды?

- Этот парк – действительно особая территория сотрудничества, причем сделан он не только для белорусских и китайских предприятий, а для предприятий любой страны мира. На 10 лет резиденты освобождены от всех налогов. Кроме того, снижен порог вступления – на первом этапе инвестиции должны были составлять $5 млн, а сегодня можно прийти и с $500 тыс.

Но продукция должна быть инновационная, нести некую новизну. Мы на территории этого парка не будем производить упаковку, если она не носит инновационный характер. Но если она будет экологичной (сегодня есть виды упаковки, которые разлагаются, не оставляя отходов), то такое предприятие там может быть.

Мы надеемся, что на территории этого парка зарегистрируются в качестве резидентов предприятия Евразийского союза и многих европейских стран. Там уже разместились известные бренды как Huawei. Но пока это только первые шаги. Это большой проект, и видимо, будет не единственный такой парк в Беларуси. Об этом сегодня уже говорят китайские коллеги.

Я недавно побывал в Сколково, где мы проводили проектно-аналитическую сессию Евразийского союза. Целый ряд заведующих кафедрой – выходцы из Беларуси, 30-летние ребята и студенты, которые участвуют в создании различных видов техники, оборудования. Кстати, занятия там ведутся на английском языке и преподают лучшие в мире преподаватели.

Одной из последних разработок является оцифровка полей. Например, мы выпускаем белорусские трактора, но уже понимаем, что трактору не нужна кабина. Есть система GPS-ведения. Рабочее место тракториста – за пультом компьютера. Таким образом он может управлять 20 тракторами. Необходима оцифровка полей. Трактор может без тракториста производить все виды технологических работ с землей. Производительность труда повышается в десятки, сотни раз. 0,5% населения может кормить свою страну.

На все эти проекты необходимо направить финансовые потоки. Нам нужны «длинные» деньги, которые дадут взрывной эффект в будущем. Такое понимание должно приходить нашим политикам и самому бизнесу, большинство которого тоже является достаточно консервативным и осторожным элементом.

- Что бы Вы посоветовали как белорусским предпринимателям, так и бизнесу стран ЕАЭС?

- Изучать друг друга, возможности, преимущества территории, которые каждый имеет. Каждый из нас обладает колоссальным, неиспользованным потенциалом. Давайте усиливать наши потенциалы. Но надо учитывать, что время – это тоже очень важный экономический фактор, который имеет конечность. Если раньше факторами производства были труд, земля и капитал, то сегодня это знания, информационные технологии и время.

Используя эти факторы производства, мы можем достигнуть высокой производительности труда, и у людей освободится время для творческой деятельности, учебы, совершенствования человеческих гуманитарных начал, которые в нас заложены. Доминировать должен интеллект, а не примитивное потребительство.


Беседовала Юлия Рулева

Комментарии
18 Октября
РЕДАКТОРСКая КОЛОНКа

Разморозка отношений с Западной Европой не мешает экономическому повороту Беларуси на Восток, даже наоборот.

Инфографика: Военно-морские силы США в Европе
инфографика
Цифра недели

317,5 млн км²

составила площадь Земли, космическую съемку которой выполнил Белорусский космический аппарат и российский КА «Канопус-В» за 5 лет, что составило более 60% от общей площади Земли