05 Ноября 2018 г.

Военная база США в Польше ставит вопрос о российской базе в Беларуси – эксперт

Военная база США в Польше ставит вопрос о российской базе в Беларуси – эксперт
Фото: sm-news.ru

В последние месяцы возле границ Союзного государства наблюдается активизация военных сил НАТО. Польша формирует батальоны и полки в 100 км от белорусских областных городов Бреста и Гродно. Еще большей угрозой становится жгучее желание Варшавы расположить у себя американскую базу, которая может нарушить баланс сил в регионе. О том, как должны вести себя Россия и Беларусь в нынешних реалиях и почему необходимо усилить контроль на белорусско-украинской границе, рассказал военный эксперт, кандидат социологических наук, ведущий научный сотрудник Международного университета МИТСО в Минске Александр Тиханский.

- Александр Иванович, как возможное создание военной базы США «Форт Трамп» в Польше изменит баланс военных сил в регионе Восточной Европы?

- Любое усиление восточной группировки НАТО меняет баланс сил на нашем западном фланге – и Беларуси, и России, как участников Союзного государства. А бронетанковая бригада – это довольно крупное и мощное воинское соединение с большим боевым наступательным потенциалом.

Во время своего визита в США президент Польши Анджей Дуда предложил американцам в лице их президента построить военную базу и назвать ее «Форт Трамп». Причем выразил готовность оплатить все затраты на ее создание из бюджета Польши – $2 млрд.

На возведение базы уйдет больше года, а это значит, что бронетанковая бригада США появится в Польше не раньше конца 2020 г., а скорее в 2021-2022 гг.

Именно в этот период времени, а конкретно в 2022 г., ожидается развертывание в Польше первых элементов американской системы ПРО — комплексов Patriot и Aegis Ashore. А история с ПРО, как известно, началась задолго до украинских событий и даже до прихода к власти в Польше правоконсервативных сил, ставленником которых и является Анджей Дуда.

Поэтому естественно, что речь идет о реализации поляками долгосрочного стратегического замысла США по укреплению своего военного присутствия в Восточной Европе, а вовсе не о самостоятельном решении руководства Польши, принятом из-за опасений виртуальной «российской агрессии».

- Как создание дивизиона в Седльце изменит баланс военных сил в регионе? Как должны реагировать Россия и Беларусь и будут ли они реагировать вообще?

- В Седльце (Республика Польша) формируется 18 дивизия ВС Польши. Де-юре она уже создана, а процесс ее формирования и приведения в боеготовое состояние может занять 2-3 года. Все происходящее в Польше имеет прямое отношение к безопасности Беларуси, и можно добавить, что 17 сентября 2018 г. в Вооруженных силах Польши официально создана эта новая, четвертая по счету дивизия – 18-я «Железная» механизированная. Штаб данного соединения будет находиться в г. Седльце, расположенном, если считать по автомобильной трассе, в 112 км от белорусского города Брест. Да и дата образования нового соединения – 17 сентября (день начала «освободительного похода» РККА на территорию «всходних кресов» межвоенной Польши – западных регионов Беларуси и Украины в 1939 г.) говорит сама за себя.

То есть уже непосредственно у границ Беларуси, на востоке Польши начнется размещение четвертой дивизии национальных сухопутных войск с командованием в Седльце.

В ее состав будет включено три бригады, в том числе имеющиеся в Войске Польском 1-я танковая бригада («Весола») и 21-я горно-пехотная бригада («Жешув»). Кроме того, будет сформирована еще одна бригада из вновь призванных военнослужащих. В связи с этим министр обороны Польши Мариуш Блащак завил о планах развернуть динамичный набор желающих в состав Войска Польского под девизом «Стань военнослужащим».

Формирование дивизии пройдет в несколько этапов. Первоначально будут сформированы командование и штаб с батальоном управления. Это будут структуры нового типа – «модульные», способные реагировать на быстро меняющуюся обстановку. Также в краткосрочной перспективе планируется создать командный пункт дивизии, на вооружение которого планируется принять самые современные командно-штабные машины.

В первую очередь командование нового соединения приступит к изучению вопросов поддержки и приема союзников, также реагирования в период «ниже порога войны», то есть в условиях гибридной войны, когда существуют ограничения мирного времени.

Беларуси есть чем ответить на милитаризацию соседней страны. Причем это может быть как самостоятельная реакция официального Минска, так и совместные действия с Россией. В распоряжении отечественных ВС есть собственные реактивные системы залпового огня «Полонез», дальность поражения которых свыше 200 км, что позволяет взять на прицел как штаб 18 польской дивизии, так и предполагаемый «Форт Трамп». Да и вообще можно не исключать вооружение белорусской армии ракетными комплексами «Искандер», что будет являться симметричным ответом на польские военные приготовления.

Размещение американской военной базы в Польше актуализирует дискуссию о появлении базы российских ВВС в Беларуси, о чем западных партнеров и конкретно Варшаву некоторое время назад предупреждал министр иностранных дел Владимир Макей.

С военной точки зрения, появление такого объекта не имеет большого значения (время переброски самолетов с аэродромов в РФ на аэродромы в Беларуси – несколько минут), но с политической точки зрения станет полноценным ответом НАТО.

 -Украина все больше не доверяет Беларуси и обвиняет ее в нетолерантности к своей ситуации. Как это влияет на отношения между странами?

- Обвинения Беларуси в позиции по украинскому кризису начались практически сразу после создания минской площадки. Только если раньше об этом больше говорили представители правых сил Украины, то уже с прошлого года это начали обсуждать на государственном уровне. По ту сторону нашей южной границы не стесняются применять агрессивную риторику: то обнаруживают у себя очередной «нож в спине», а то и вовсе призывают создавать на территории нашей страны разведывательно-диверсионные группы. Кроме этого, страсти кипят и вокруг шпионского скандала. Почему это происходит и чего ожидать в будущем?

Началось все с того, что Беларусь в ООН проголосовала против украинской резолюции по правам человека в Крыму. По этой причине первый вице-спикер Верховной Рады Украины Ирина Геращенко на своей странице в Facebook расценила данное действие как «второй нож в спину Украины». Первый, напомним, «оказался в спине» в декабре прошлого года, когда наша делегация проголосовала против аналогичной украинской резолюции. Подобной риторикой уже никого не увидишь в современной украинской политике, где, судя по всему, привыкли высказываться предельно категорично и все разделять на «зрады» и «перемоги».

Но куда больше шума наделали заявления еще одного украинского политика — Игоря Мирошниченко, который мало того, что призвал ввести с нашей страной визовый режим, что выльется только в дополнительные трудности рядовым украинским и нашим гражданам, но еще и организовать на территории Беларуси диверсионно-разведывательные подразделения.

Можно сказать, что по мере развития кризиса власти в Украине отношения могут резко ухудшиться, особенно в преддверии выборов президента «незалежной».

- Какова ситуация на белорусско-украинской границе? Пути попадания контрабандных товаров, о которых недавно на совещании говорил Президент, существуют?

- Ситуация на белорусско-украинской границе складывается в реалиях того, что происходит в Украине. Проблема охраны белорусско-украинской границы серьезно обострилась с началом вооруженного конфликта на юго-востоке Украины, поскольку реальная демаркация границы на тот момент начиналась только в крупных населенных пунктах и местах, где существовала необходимая инфраструктура. Самая большая угроза здесь исходит как раз от конфликта у соседей. За последние годы резко упала стоимость оружия, которое ввозится из зоны конфликта. Причем масштабы растут. Недавно был найден целый склад с десятками единиц оружия и десятками тысяч патронов.

- На каком этапе сейчас находится вопрос по демаркации белорусско-украинской границы?

- Демаркация практически находится на начальном этапе. На самом деле порядка 1084 км на сегодняшний день требуют демаркации, из них около 750 км – это сухопутная граница, и порядка 350 км – граница, которая идет по фарватерам Днепра, Сожа и Припяти.

Самая большая проблема в том, что 120 км границы в Чернобыльской зоне практически пустые. Каким образом охранять эту границу, сложно себе представить с учетом отсутствия там инфраструктуры, электричества и многих других моментов, которые требуют больших денежных вливаний.

Предыдущая программа по демаркации белорусско-украинской границы была рассчитана до 2026 г., но в текущем году было принято решение двух президентов – Порошенко и Лукашенко – о первоочередной демаркации границы как раз в Чернобыльской зоне.

-Каково нынешнее состояние региона с учетом военных действий на Украине?

- Южный регион нашего государства испытывает огромное влияние той ситуации, которая сложилась в Украине. Необходимо учитывать фактор населения приграничной зоны у наших соседей. В силу их резкого обнищания криминогенная ситуация там ухудшается, и люди идут всеми легальными и нелегальными путями через границу, чтобы заработать хоть какие-то деньги. Проблема закрытия границы от потоков оружия и боеприпасов заключается в том, что во многих местах эта граница проходит по труднопроходимым лесам, болотам и мелким озерам, где достаточно сложно вести охрану границы.


Беседовала Ксения Волнистая (Минск)

Комментарии
28 Октября
РЕДАКТОРСКая КОЛОНКа

Беларусь записали в один ряд «прифронтовых государств» с Украиной и Грузией для противодействия России и Китаю.

Инфографика: Отношение к евразийской интеграции
инфографика
Цифра недели

₽6,7 млрд


составит бюджет Союзного государства Беларуси и России в 2019 г., что эквивалентно $101,4 млн. В 2018 г. бюджет Союзного государства составил $104,9 млн при профиците в $3,1 млн