10 Апреля 2018 г.

Военно-промышленное сотрудничество стран СНГ: история, проблемы и перспективы

Военно-промышленное сотрудничество стран СНГ: история, проблемы и перспективы
Фото: ic24.kz

После распада СССР многие зависимые друг от друга производства вооружений и военной техники оказались по разные стороны границ молодых постсоветских государств. В этих условиях развитие военно-технического сотрудничества на пространстве СНГ было попросту неизбежным. На портале «Евразия.Эксперт» уже были опубликованы материалы, посвященные «круговороту оружия» на рынке СНГ и проблемам активизации иностранных участников на военном рынке Содружества. Данная же статья посвящена истории становления, проблемам и направлениям развития военно-промышленного сотрудничества стран СНГ.

После распада СССР Россия унаследовала подавляющую часть военно-промышленного комплекса (ВПК) бывшего СССР, который, видимо, чтобы подчеркнуть его оборонительную направленность, стал именоваться оборонно-промышленным комплексом (ОПК).

На территории РФ осталось более 60 % предприятий прежнего ВПК Советского Союза, которые производили 80 % военной продукции, и 70 % его научных организаций[1]. Тем не менее за пределами России оказались многие ключевые предприятия по разработке и производству важнейших видов военной продукции (прежде всего на Украине и в Беларуси).

Упомяну только наиболее значимые из них (информация взята из открытых Интернет-источников):

Ведущие предприятия ВПК СССР, оставшиеся за пределами Российской Федерации

Город

Предприятие

Военная продукция

Украина

 Днепропетровск 

 НПО «Южное»

Разработка и производство межконтинентальных баллистических ракет (МБР), в т.ч. МБР Р-36М (широко известных на Западе как «Сатана»), ракет-носителей, космических аппаратов и ракетных двигателей

 Павлоград

 Павлоградский химический завод

Крупнейший в СССР завод по изготовлению твердых ракетных топлив

 

 Павлоградский механический завод НПО «Южное»

Твердотопливные МБР РТ-23УТТХ «Молодец» для шахтного и железнодорожного вариантов базирования

Киев

Авиационный научно-технический комплекс им. О.К. Антонова

Разработка военно-транспортных самолетов марки Ан

 

Киевское авиационное ПО

Военно-транспортные самолеты Ан-32, Ан-124 «Руслан»

 

Киевское ПЛО им. Артема

Управляемые авиационные ракеты «воздух-воздух» серии Р-27

 

Завод «Арсенал»

Тепловые головки самонаведения ракет «воздух-воздух» Р-27Т и Р-73, оптико-электронные приборы для космической техники, нашлемные системы целеуказания, датчики навигационного комплекса и систем управления огнем бронетехники.

Разработчик систем прицеливания МБР «Тополь-М»

 

Киевский завод «Радар»

Радиолокационные головки самонаведения для ракет «воздух-воздух», самолетные радиолокаторы ПСБН, сложные и особо сложные радиолокационные комплексы для самолетов и вертолетов

Вишневое (пригород Киева)

Жулянский машиностроительный завод

Зенитные управляемые ракеты 5В55Р для зенитной ракетной системы С-300ПС

Запорожье

Запорожское машиностроительное конструкторское бюро (ЗМКБ) «Прогресс»

Разработка авиационных газотурбинных двигателей для самолетов, вертолетов и крылатых ракет

 

Запорожское ПО «Моторостроитель»

Основной производитель газотурбинных двигателей для вертолетов Ми и Ка, учебно-тренировочных самолетов L-39 и учебно-боевых Як-130, самолетов радиоэлектронной разведки и радиоэлектронной борьбы Ил-18/Ил-20, противолодочных Ил-38, военно-транспортных Ан-8, Ан-12, Ан-24, Ан-26, Ан-32, Ан-72, Ан-124, а также самолетов-амфибий Бе-200 и самолета морской авиации Бе-12; двигатели для крылатых ракет

Харьков

Харьковское авиационное ПО им. Ленинского комсомола

Военно-транспортные с амолеты Ан-74

 

НПО «Электроприбор»

Крупнейший в СССР разработчик и производитель систем управления ракет стратегического назначения, ракет-носителей космических аппаратов (легкого и среднего класса), систем управления космических аппаратов тяжелого класса

 

ПО «Завод имени Малышева»

Танки Т-80УД, дизельные двигатели для танков

 

Харьковский тракторный завод им. С. Орджоникидзе

Тягачи-транспортеры МТ-ЛБ

Николаев

Черноморский судостроительный завод

Единственное советское предприятие, строившее тяжелые авианесущие крейсеры (ТАКР)

 

Николаевский судостроительный завод имени 61 коммунара

Ракетные крейсера проекта 1164

 

НПО «Машпроект»

Единственный в СССР производитель корабельных газотурбинных двигателей

Феодосия

Судостроительный завод «Море»

Ведущий производитель военных кораблей и судов на воздушной подушке и подводных крыльях

Керчь

Судостроительный завод «Залив»

Сторожевые корабли проекта 11351

Беларусь

Минск

Минский завод колесных тягачей (МЗКТ)

Единственное предприятие по производству многоосных специальных колесных шасси, на которых базируются подвижные грунтовые ракетные комплексы (ПГРК) стратегического назначения

 

НПО «АГАТ»

Головная организация по созданию автоматизированных систем управления (АСУ) войсками в звеньях от фронта (округа) до батальона

 

Белорусское оптико-механическое объединение (БелОМО)

Занимало лидирующие позиции в оптической отрасли СССР, специализируясь на разработке и производстве особо сложной оптико-механической и оптико-электронной аппаратуры военного и космического назначения

 

НПО «Интеграл»

Один из ведущих советских производителей интегральных схем (прежде всего для ВПК и космической промышленности)

 

Минское производственное объединение вычислительной техники (МПОВТ) им. Г.К. Орджоникидзе

Один из ведущих производителей ЭВМ, используемых как в гражданских, так и в военных целях

 

Особое техническое бюро (ОТБ) Научно-исследовательского института средств автоматизации

Головной разработчик систем радиолокационного распознавания целей в СССР

Гомель

Гомельское конструкторское бюро (ГКБ) «Луч» и Гомельский радиозавод

Разработка и производство антенн для РЛС предупреждения о ракетном нападении (СПРН), систем контроля космического пространства (СККП), систем противоракетной обороны (ПРО) СССР

Казахстан

Петропавловск

Петропавловский завод тяжелого машиностроения имени В.И. Ленина

Головное предприятие по производству полнокомплектных оперативно-тактических ракетных комплексов «Точка» и «Точка-У» (включая ракеты)

 

Машиностроительный завод имени В.В. Куйбышева

Донные противокорабельные мины

Алма-Ата

Машиностроительный завод имени С.М. Кирова

Крупнейший в мире производитель торпед и единственный в СССР производитель торпед с тепловыми двигательными установками

 

Завод «Гидромаш»

Авиационные противолодочные реактивные торпеды АПР-3 «Орел» и ракеты-торпеды «Шквал»

Уральск

Завод «Металлист»

Крупнокалиберные пулеметы НСВ-12,7 «Утес»

Узбекистан

Ташкент

Ташкентское авиационное ПО имени В.П. Чкалова

Военно-транспортные самолеты Ил-76

Кыргызстан

Фрунзе (с 1991 - Бишкек)

Приборостроительный завод имени 50-летия Киргизской ССР

Электрические торпеды

Грузия

Тбилиси

Тбилисское авиационное ПО имени Г. Димитрова

Штурмовики Су-25, управляемые ракеты «воздух-воздух» Р-60 и Р-73

Постсоветское сотрудничество


Таким образом, за пределами России оказалось полностью или частично производство многих важных видов военной техники, вооружений и их ключевых компонентов (тяжелых и железнодорожных МБР, ОТРК, ряда зенитных управляемых ракет и ракет «воздух-воздух», штурмовиков, некоторых типов военно-транспортных самолетов, специальных колесных шасси для ПГРК, авианесущих кораблей, торпед, газотурбинных двигателей для самолетов, вертолетов, крылатых ракет и военных кораблей и др.). Еще более важным было то, что оборонные предприятия как России, так и других бывших союзных республик были связаны устоявшимися взаимными кооперационными связями по поставкам агрегатов, узлов, компонентов и комплектующих, вне рамок которых выпуск большинства видов военной продукции был попросту невозможен (причем не только в России, но и в новых независимых государствах – к примеру, в Грузии и Узбекистане были самолетостроительные предприятия, но не было производства авиационных двигателей для строившихся там самолетов).

Во многих случаях оборонные предприятия бывших союзных республик, ставших странами СНГ, не имели внутреннего рынка для своей продукции, ориентируясь на потребности Вооруженных сил России.

Так, запорожское ПО «Моторостроитель» являлось одним из крупнейших в мире производителей газотурбинных двигателей для вертолетов, которые на Украине вообще не выпускались, Минский завод колесных тягачей производил многоосные шасси для мобильных стратегических ракетных комплексов, которых нет на вооружении в Беларуси, в Кыргызстане, не имеющем выхода к морю, выпускались торпеды и т.д.

Впрочем, практически все 1990-е годы эти проблемы меркли на общем фоне ситуации, с которой столкнулись все государства СНГ в период перехода от старых общественных и социально-экономических форм к новым. Вооруженные силы России практически перестали закупать новое вооружение и военную технику, почти все оборонные заводы либо стояли, либо работали едва-едва (а некоторые вообще закрылись). В этих условиях о какой-либо серьезной военно-промышленной кооперации в рамках СНГ речи быть не могло – к чему поставки комплектующих неработающим заводам, чья продукция не закупается государством? Какая-никакая кооперация сохранялась в основном в производстве экспортной военной продукции. Для многих оборонных предприятий экспорт тогда был единственным способом хоть как-то выжить в крайне тяжелых экономических условиях. Это привело к парадоксальной ситуации, когда вооруженные силы отдельных зарубежных государств имели больше современных образцов российского вооружения, чем Вооруженные силы самой России.

Ситуация стала менять в период выхода России из экономического кризиса переходного периода и возобновления массовых закупок вооружений и военной техники для нужд своих Вооруженных сил (первоначально в рамках Государственной программы развития вооружений на 2007-2015 гг., утвержденной 26 октября 2006 г.). Это было невозможно без восстановления или налаживания на новом уровне военно-промышленной кооперации с другими странами СНГ. В некоторых источниках указывалось, что в тот период Российская Федерация могла автономно производить лишь 17 % систем оружия. Остальные же 83 % могли выпускаться лишь на основе глубокой кооперации со странами СНГ.

Таким образом, российский ОПК становился одним из важнейших факторов, способствующих воссозданию и развитию промышленной кооперации в рамках Содружества.

Что, в свою очередь, могло наполнить Содружество, которое к тому времени, увы, в значительной степени превратилось в бумажную конструкцию и форму «цивилизованного развода» бывших советских республик, реальным содержанием.

Первоначально эти надежды, казалось, начали сбываться.

Даже с Украиной, отношения с которой у России испортились со времен «Оранжевой революции» 2004 г., реализовывался ряд совместных оборонных проектов.

Среди них можно упомянуть совместное производство военно-транспортных самолетов Ан-70, Ан-140 и Ан-124 «Руслан», выпуск ракеты-носителя «Зенит», обслуживание Днепропетровскими КБ «Южное» и «Южмашем», а также рядом других украинских предприятий российских МБР, участие нескольких предприятий Украины в создании российского боевого самолета 5-го поколения, поставки с Украины газотурбинных двигателей для вертолетов Ми и Ка, учебно-боевых самолетов Як-130, самолетов-амфибий Бе-200 и некоторых типов крылатых ракет, а также газовых турбин для российских военных кораблей и т.д. В свою очередь, украинский ВПК получал из России 30 тысяч наименований комплектующих.

При этом, по мнению украинских экспертов, Россия уже к началу 2009 г. начала делить свои военно-технические проекты с Украиной на четыре группы:

1. Проекты, имевшие стратегическое значение для РФ. По мнению украинцев, в этом секторе сотрудничество всегда носило эпизодический и вынужденный со стороны России характер. Здесь Россия пошла по пути создания новых или дублирующих производств на своей территории (новые МБР с полностью российской комплектацией, свои газотурбинные двигатели для вертолетов и крылатых ракет и газовые турбины для кораблей и т.д.), уменьшения участия украинских предприятий в комплектовании боевых самолетов и особенно средств ПВО.

2. Проекты, конкурировавшие с собственными российскими разработками (Ан-70 и Ил-76МФ (Ил-76МД-90А), ракеты-носители «Зенит» и «Союз-5». Здесь речь могла идти в лучшем случае о поставках Россией комплектующих с российских заводов (в Ан-70 их доля составляла около 50%, в ракете-носителе «Зенит» – более 70%).

3. Производство вооружений и военной техники, для которых Украина поставляла важные узлы (огромная номенклатура авиационной техники, а также несколько меньшие объемы другой номенклатуры вооружений и военной техники). Именно это составляло ядро военно-технического сотрудничества (ВТС) двух стран в тот период. Ожидалось, что такие проекты не будут прекращены ни при реализации Украиной курса на вступление в НАТО, ни даже при приобретении Украиной полного членства в Альянсе (прежде всего из-за наличия крупного портфеля заказов у российских поставщиков вооружений и военной техники третьим странам).

4. Проекты, которые рассматривались украинскими экспертами в качестве рычага военно-технического давления на Украину (модернизация боевых самолетов и средств ПВО, поставки комплектующих к ним и т.п.).

Среди других стран СНГ, помимо Украины, наиболее активно в военно-промышленной области Россия сотрудничала с Беларусью. Сотрудничество развивалось главным образом через поставки белорусских комплектующих (прежде всего изделий радиоэлектроники, оптики и оптоэлектроники) для производства вооружений и военной техники на оборонных предприятиях Российской Федерации. В свою очередь, российские оборонные предприятия поставляли комплектующие для предприятий ВПК Беларуси. Беларусь оставалась эксклюзивным поставщиком специальных колесных шасси большой грузоподъемности для размещения МБР российских стратегических ПГРК. Однако после безуспешных попыток приобрести АО «Минский завод колесных тягачей» (МЗКТ) Россия форсировала разработку своих специальных колесных шасси и колесных тягачей (СКШТ) в рамках ОКР «Платформа-О».

Военно-промышленное сотрудничество с другими странами СНГ было куда более ограниченным. Во многих случаях Россия просто наладила или продолжила самостоятельно выпуск ранее производившейся там военной техники или ее аналогов у себя. Речь идет, в частности, об ОТРК «Точка-У», военно-транспортных самолетах Ил-76, штурмовиках Су-25, пулеметах «Корд» (замена казахстанского НСВ-12,7 «Утес»), управляемых ракетах «воздух-воздух» Р-73 и др.

Политика берет верх над экономикой


Переломным моментом в военно-промышленном сотрудничестве России со странами СНГ стал госпереворот на Украине и последовавшие за ним события, приведшие к сворачиванию ВТС с этой страной.

Была поставлена задача полностью заместить в российском ОПК все украинские комплектующие отечественными. К концу мая 2017 г. РФ полностью заместила более 50% тех комплектующих, которые традиционно ввозились с Украины. Полностью же уйти от зависимости по всем комплектующим от Украины предполагалось в конце 2018 – начале 2019 гг. К февралю 2018 г. в России заместили украинскую продукцию более чем в ста образцах вооружений и военной техники. Россия, в частности, наладила производство критически важных для нее корабельных газотурбинных энергетических установок и вертолетных двигателей. Была найдена замена украинским малогабаритным двигателям для ракет «воздух-земля» и двигателям для самолетов-амфибий Бе-200. Двигатель украинской разработки для учебно-боевого самолета Як-130 теперь выпускается в России с использованием только отечественных комплектующих. Кроме того, для этого самолета в России разработан новый полностью отечественный двигатель. Перечень этих примеров можно было бы продолжить.

ВПК Украины, в свою очередь, понес существенные потери от разрыва связей с Россией.

Так, только от разрыва контракта на обслуживание МБР Р-36М («Сатана») потери КБ «Южное» составили $1,5 млрд. В связи с разрывом связей с Россией государственный концерн «Антонов» с апреля 2015 г. по середину 2017 г. не передал заказчикам ни одного серийного самолета и в итоге летом 2017 г. был упразднен как юридическое лицо. В тяжелом положении оказались предприятия «Зоря-Машпроект» (Николаев) (экспорт в Россию ранее составлял 90-95% объемов производства) и «Мотор-Сич» (Запорожье) (до 85% всего производства зависело от российского авиа- и вертолетостроения). Украинскому ВПК пришлось налаживать собственное производство комплектующих, ранее поступавших из России (35% от общего потребления в начале 2014 г.).

Разрыв связей с украинским ВПК (а также санкции со стороны стран НАТО) показали, что военно-промышленное сотрудничество при всей его экономической выгодности легко становится жертвой политических решений.

И что такие решения могут быть приняты несмотря на то, что инициировавшая их сторона в итоге лишится российского рынка и будущих прибылей. То есть в данном случае вопреки известному ленинскому тезису «Политика – это концентрированная экономика» именно политика ставится во главу угла.

В то же время существенную помощь в реализации программы импортозамещения в ОПК России оказала Беларусь. У этой страны оказались интересные предложения примерно по 1500 позициям из более чем 3000.

И некоторыми белорусскими возможностями российский ОПК уже воспользовался (так, например, на российских самоходных ПТРК «Хризантема-С» вместо украинских тепловизионных прицелов устанавливаются прицелы белорусской компании «Пеленг»).

Будущее военно-технического сотрудничества в СНГ


Таким образом, в настоящее время российский ОПК в отношении сотрудничества с «оборонкой» из других стран СНГ оказался на перепутье.

С одной стороны, «обжегшись на молоке» украинского кризиса Россия в дальнейшей военно-промышленной кооперации со странами СНГ может начать «дуть на воду», стремясь производить критически важные системы вооружений, узлы и комплектующие в своей стране.

Ибо никто не может гарантировать, что внешнеполитический курс государств СНГ в условиях размывания постсоветского пространства в долгосрочной перспективе останется неизменным. В некоторых российских СМИ уже появились призывы проводить импортозамещение в военной сфере даже в отношении Беларуси, поскольку «никакие ключевые элементы российской военной техники не должны производиться за рубежом, какими бы близкими ни были отношения стран».

С другой стороны, военно-промышленное сотрудничество могло бы стать одним из факторов, способствующих интеграции стран СНГ и Евразийского экономического союза (ЕАЭС) и укреплению российского влияния в других государствах этих союзов.

То есть перед Россией стоит непростая задача нахождения оптимального баланса между возможными рисками и потенциальными преимуществами. Простых рецептов тут нет. Ситуация, однако, упрощается тем, что после разрыва связей с Украиной Россия в поставках критически значимых крупных компонентов систем вооружения сейчас зависит, пожалуй, только от многоосных колесных шасси для ПГРК производства МЗКТ.

В этой связи, возможно, имеет смысл вернуться к пока нереализованной идее создания совместного российско-белорусского автомобильного холдинга.

Для совместного выхода на мировой рынок возможно создание новых межгосударственных финансово-промышленных групп (МФПГ), наподобие уже существующей МФПГ «Оборонительные системы», и совместных предприятий.

Россия, в свою очередь, может и должна создавать в других странах СНГ сервисные центры и совместные предприятия по модернизации, ремонту и техническому обслуживанию вооружений и военной техники российского производства. Такая работа уже ведется. В ряде случаев речь может идти и о лицензионном производстве российских вооружений и военной техники в других странах СНГ.

Эти и другие мероприятия будут способствовать укреплению ВТС СНГ и ЕАЭС, и, следовательно, и интеграции наших стран в целом. Ведь только взаимовыгодное сотрудничество во всех остальных сферах и конструктивное разрешение возникающих противоречий способны минимизировать риски военно-промышленной кооперации и для России, и для других государств Содружества и Евразийского экономического союза.


Юрий Зверев, заведующий кафедрой географии, природопользования и пространственного развития БФУ им. И. Канта


[1] Безопасность России. Правовые, социально-экономические и научно-технические аспекты. Высокотехнологичный комплекс и безопасность России. Ч. I. Высокотехнологичный комплекс России: основы экономического развития и безопасности. – М., 2003. С. 276.



Комментарии
26 Сентября
РЕДАКТОРСКая КОЛОНКа

Предоставление автокефалии Украине может стать началом передела юрисдикций в мировом православии.

Инфографика: Военно-морские силы США в Европе
инфографика
Цифра недели

21 тыс.

военнослужащих приняли участие в военных учениях НАТО «Siil 2018» («Ёж 2018») в Эстонии. Маневры, проведенные 2-13 мая 2018 г., стали крупнейшими в истории республики