10 Апреля 2018 г.

Вступление Турции в ЕАЭС положило бы конец слухам о возрождении СССР – турецкий эксперт

Вступление Турции в ЕАЭС положило бы конец слухам о возрождении СССР – турецкий эксперт
Фото: japantimes.co.jp

Российско-турецкие отношения, изрядно ухудшившиеся после инцидента с российским Су-24 в 2015 г., в последнее время демонстрируют динамику положительного развития. Турция, несмотря на недовольство Запада, закупила у России ЗРС С-400, страны реализуют совместный проект строительства АЭС «Аккую», российско-турецкий товарооборот стабильно растет. Учитывая, что возможность вступления Турции в Евросоюз выглядит довольно призрачной, Анкаре могут быть интересны альтернативы, одной из которых может стать Евразийский экономический союз. Однако ряд препятствий не дадут Турции вступить в ЕАЭС в ближайшее время – считает независимый аналитик, преподаватель Университета общественных наук Анкары, доктор политических наук Ресул Ялчин. Эксперт рассказал о настоящем и будущем российско-турецких отношений, о том, как членство Турции в ЕС изменило бы расстановку сил в Европе, и какие препятствия стоят на пути вступления Турции в ЕАЭС.

- Господин Ялчин, в Анкаре прошла встреча президентов России и Турции. Как вы оцениваете итоги встречи?

- Президенту Владимиру Путину 3 апреля в Анкаре оказали крайне радушный прием. Турция – первая страна, которую он посетил после своего переизбрания на пост президента 18 марта, и многие в России и Турции посчитали это выражением глубокого уважения к Анкаре.

Это третья за месяц встреча турецкого президента с российским. Переговоры в Анкаре были сосредоточены на Сирии, однако Владимир Путин с министрами и представителями российских компаний приехали в Анкару обсудить гораздо больше вопросов, включая и совместный проект газопровода. Президенты дали торжественный старт строительству АЭС «Аккую» в турецкой провинции Мерсин. Проект, оценивающийся в $20 млрд и значительно способствовавший укреплению российско-турецких связей, будет завершен в течение пяти лет. Президент Путин также пообещал ускорить отправку в Турцию ЗРС С-400.

В рамках российско-турецкого Совета сотрудничества высшего уровня состоялся ряд встреч министров двух стран, были подписаны десятки договоров.

В президентских и министерских переговорах в основном шла речь об энергетическом и военном сотрудничестве. Российский фонд прямых инвестиций и Фонд благосостояния Турции подписали договор о софинансировании.

Также в ходе визита Президент Турции Реджеп Эрдоган, президент России Владимир Путин и президент Ирана Хасан Рухани провели встречу на высшем уровне по сирийскому вопросу.

- Почему турецкая сторона так сильно заинтересована в АЭС «Аккую»? Какие возможности она откроет перед Турцией?

- Когда проект строительства «Аккую» будет завершен, выработка электроэнергии на АЭС составит примерно 35 млрд кВт/ч в год, что сможет обеспечить примерно 10% электропотребления Турции. Сейчас страна в основном опирается на нефть, газ и уголь, а АЭС позволит улучшить экологическую обстановку.

Электростанция станет важным шагом на пути энергонезависимости Турции, она принесет в страну ядерные технологии и поддержит экономику, создав тысячи новых рабочих мест. Успешное введение в строй «Аккую» станет символом динамичного развития российско-турецкого партнерства и дружбы двух стран.

Самым важным для Турции, на мой взгляд, является тот факт, что АЭС «Аккую» позволит Стамбулу участвовать в большой гонке в мировой политике. Неслучайно со времен Второй мировой войны страны, определявшие мировую политику обладали ядерным потенциалом. Турция последние 50-60 лет ждала возможности войти в «высшую лигу» государств, обладающих ядерными технологиями.

- Поставка российских ЗРС С-400 в Турцию намечены на 2019-2020 гг. На ваш взгляд, какие еще виды российского оружия могут заинтересовать Турцию?

- Турция подписала с Россией соглашение о поставке С-400 для усиления своей системы ПВО. Это вызвало критику Запада, поскольку Россия – прямой оппонент НАТО. Но даже под давлением США Турция не отказалась от сделки. С одной стороны, Штаты не хотят, чтобы Турция сошла с орбиты Вашингтона, но с другой стороны они делают все возможное для поддержки антитурецких элементов в регионе и укрывают лидеров «Движения Гюлена», которых в Турции считают террористами. США заявляют, что они помогут Турции найти лучшую альтернативу для усиления ПВО, однако на деле они ничего не предлагают. На Западе многие не рады сближению России и Турции. Когда Греция приобрела С-300, никто это не осудил.

Что касается других видов вооружений, Турция также может быть заинтересована в покупке российских систем ПВО большого радиуса действия, ЗРК «Тор-М2КМ», самоходных зенитно-ракетных пушечных комплексов «Панцирь-С1», многоцелевых истребителей Су-30 и ЗРС С-500.

- Как вы оцениваете перспективы развития торгово-экономических связей Турции со странами Евразийского экономического союза?

- Членство Турции в ЕАЭС открыло бы новые торговые маршруты, дало бы выход к Ближнему Востоку и Средиземноморью. Для Турции это представило бы возможности для торговли с Восточной Европой через Россию и Беларусь и с Дальним Востоком через Казахстан. Новые возможности открылись бы и в Черном море.

Вступление Турции в ЕАЭС уничтожило бы слухи о возможном восстановлении Советского Союза. Этнические, религиозные и культурные связи Турции с народами Евразии уже укрепили евразийскую идентичность Турции.

ЕАЭС находится на первом месте в мире по добыче нефти и природного газа. В странах союза проживает 170 млн человек. Турция могла бы обеспечивать потребности ЕАЭС и привнести много нового в рыночную экономику союза. Однако у вступления Турции в союз есть и негативные стороны.

Население ЕЭАС на сегодня составляет около 170 млн человек. Сиюминутное включение в союз страны с 79 млн населения маловероятно, поскольку, если Турция станет членом ЕАЭС, это повлияет на баланс населения, уменьшив долю славян (россиян и белорусов). У ЕАЭС пока нет планов по включению в свой состав Турции, так же, как и у Анкары пока нет намерения вступать в союз.

Двусторонние отношения между Россией и Турцией в последнее время развивались очень динамично, но исторически Москва и Анкара были и соперниками в ситуациях конфликтов интересов.

Турция и Россия имеют во многом противоположные взгляды на некоторые региональные проблемы, например, на сирийский кризис. Также необходимо помнить, что Турция является членом НАТО. Страны Евросоюза составляют 50% в объеме внешней торговли Турции. Серьезным препятствием для вступления Турции в ЕАЭС является и тот факт, что страна находится в таможенном союзе с ЕС. Однако последнее скорее приносит выгоду европейским странам в ущерб турецкой экономике. Членство Турции в ЕС на сегодняшний день также выглядит маловероятным, однако Анкара не намерена бесконечно ждать у ворот Евросоюза, она хочет оценить альтернативы, и в этом контексте надо помнить про ЕАЭС.

Структура и будущее ЕАЭС пока не до конца ясны. Будет ли он трансформирован в политическое объединение или останется чисто экономическим союзом? Пока на эти вопросы нет четкого ответа, Турция не присоединится к союзу. Но она может стать страной-наблюдателем. Другим важным вопросом для Турции является разрешение нагорно-карабахского конфликта. Одним из условий вступления в ЕАЭС Турция поставит выбор приемлемого для Азербайджана решения этого вопроса.

Товарооборот между Турцией и странами ЕАЭС, за исключением Армении, вырос: с Россией – до $35 млрд, с Казахстаном – до $1,7 млрд. Чиновники с российской и турецкой стороны работают над устранением барьеров, чтобы к 2020 г. довести товарооборот до $100 млрд.

- Как в турецком обществе реагируют на сотрудничество Турции и ЕАЭС? Что показывают опросы?

- Для турецкого общества ЕАЭС – это что-то новое и не вполне сформировавшееся, большинство турок знают о ЕАЭС довольно мало. Следующие годы будут более информативными по части отношения населения к союзу. Насколько я знаю, опросы общественного мнения на эту тему пока не проводились. Но опросы на тему российско-турецких отношений показывают позитивную реакцию большей части опрошенных.

- Какие разногласия существуют сегодня между Турцией и Европейским союзом?

- В основном это разногласия политические.

С приходом к власти Эрдогана Турция стала сильнее и может сама определять внутреннюю и международную политику, защищать национальные интересы. Евросоюзу сегодня сложно заставить Турцию действовать по своей указке и служить интересам ЕС.

Евросоюз также может попробовать наказать Турцию за неподчинение воле ЕС в международных отношениях, например, за то, что Анкара не присоединилась к эмбарго Запада в отношении России.

- Каким вы видите будущее Турции в составе ЕС? Есть ли надежда, что Турция вступит в ЕС?

- Возможность вступления Турции в ЕС мне кажется довольно призрачной.

Если Турция с населением в 79 млн человек вступит в Евросоюз, она станет второй по численности населения страной после Германии. Это означало бы мгновенный сдвиг баланса сил практически в каждом институте ЕС, особенно в Европарламенте, где количество мест определяется в соответствии с населением страны.

Турция стала бы ключевым игроком в европейской политике и получила бы гораздо больше влияния на страны, составляющие ядро союза. К тому же, Турция обычно воспринимается не как часть Европы, а как духовный наследник Османской империи, которая исторически враждовала с Европой. Большая часть турок – мусульмане, в то время как большая часть европейцев – христиане. И хотя турецкие власти ищут возможности вступления в ЕС, большинство турок уже хотят этого не так сильно, как раньше, поскольку Евросоюз наставил Турцию ждать слишком долго.

Комментарии
03 Апреля
РЕДАКТОРСКая КОЛОНКа

Каковы достижения и проблемы Союзного государства Беларуси и России и насколько союзный договор соответствует сегодняшним реалиям?

Инфографика: Сколько вкладывают в Беларусь Европейский и Евразийский банки развития
инфографика
Цифра недели

$8,6 млрд

составил объем взаимной торговли стран ЕАЭС в январе – феврале 2018 г. Это на $1 млрд (14,4%) больше по сравнению с аналогичным периодом 2017 г. – Евразийская экономическая комиссия