14 Июня 2017 г.

Выборы в Британии: сериал «Брекзит» продолжается

Выборы в Британии: сериал «Брекзит» продолжается

За неполный год британские избиратели дважды удивили политиков, экспертов и самих себя, проголосовав сначала за выход Великобритании из Евросоюза, а затем вдруг отказав в безусловной поддержке Консервативной партии, которая строила свою избирательную кампанию в парламент на жесткой приверженности брекзиту. На выборах консерваторы потеряли парламентское большинство, оставшись крупнейшей партией, но вынужденные искать союзников среди других партий для эффективной работы в парламенте. Неожиданный результат парламентских выборов в Британии на минувшей неделе заставил ряд экспертов усомниться, а будет ли брекзит или британцы передумали?

Британия и ЕС: вместе или порознь?


Избирательная компания в общегосударственный парламент Соединенного Королевства связана с идеей Брекзита, а значит с борьбой двух идеологий – коммунитарной, отражающей интеграционные процессы, и с национально-государственной, основанной на идее государственного суверенитета. Брекзит ознаменовал начало нового тренда: идея углубленной интеграции в Европе столкнулась с мощной оппозицией – идеей восстановления суверенитета национального государства. Парадокс однако заключается в том, что в условиях нарастания миграционной и террористической угроз отдельно взятое государство не может справиться с глобальными проблемами (это уже было продемонстрировано, в том числе терактами, которые произошли в разных государствах ЕС).

Вместе с тем, Евросоюз не смог сформулировать общие задачи для всех стран-членов в области безопасности и тем более приступить к их реализации. Связывая вопросы безопасности с неудовлетворительной политикой ЕС, британцы в 2016 г. предпочли брекзит, полагая, что их государство все же справится с задачей обеспечения безопасности.

Завершившаяся британская парламентская избирательная компания стала еще одним отражением борьбы идеологий суверенитета и коммунитарности.  Неудивительно, что главный вопрос здесь – это не только вопрос о будущем Британии в Европе и мире, но и о будущем «единой Европы» в целом.

Эти вопросы были важнейшими и в программах партий на британских выборах. Именно консерваторы жестко отстаивали идею «брекзит есть брекзит», педалируя бесповоротность выхода Британии из ЕС. Однако другие партии не были столь категоричны. Лишь «Партия независимости Соединенного Королевства» занимала ещё более радикальные позиции, предлагая новую миграционную практику: «один иммигрант на одного эмигранта», мораторий на приём неквалифицированной рабочей силы на пять лет, запрет на амнистию для нелегалов. Они также выступили за введение пропорциональной избирательной системы, ликвидацию Палаты лордов, предложили сделать 23 июня праздничным днем – Днем независимости. Впрочем, представители этой партии не прошли в парламент, что ставит вопрос о ее политической судьбе. 

Брекзит есть брекзит? За что боролись основные партии


После референдума о выходе Великобритании из ЕС консерваторы решили сделать ставку на брекзит, утверждая, что «правильный» брекзит станет новой вехой в становлении более сильной Британии. По этой причине в своем манифесте консерваторы убедительно говорили о выходе Британии из ЕС, предлагая отстаивать национальные приоритеты и не идти на поводу у Брюсселя, склоняясь в большей степени к двусторонним соглашениям с европейскими друзьями и союзниками. Консерваторы не побоялись отказаться от членства в Едином рынке и Таможенном союзе, заявили о пересмотре законов, принятых в период членства в ЕС, пообещали жестко сократить иммиграционные потоки в страну и отстаивать идеи глобальной нации и британские ценности.

Консерваторы подчеркнули, что в условиях Брекзита легче реализовывать собственные идеи в области энергетики, добычи нефти, газа и даже разработки сланцевого газа. Также консерваторы предложили обратить внимание на рыбную отрасль, которая должна воспрянуть после выхода страны из ЕС. Они также заявили о создании Фонда общего процветания, сформированного из средств, «возвращенных» из Евросоюза. Консерваторы отвергли идею раскола Британии, утверждая, что страна являет собой самый успешный союз наций в мире. При этом они пообещали учитывать интересы отдельных наций (шотландцев, валлийцев, ирландцев). Например, даже при вступлении Брекзита в силу, консерваторы подтвердили сохранение облегченного пересечения границы между Республикой Ирландии и Северной Ирландией. И, конечно, консерваторы убеждены, что самостоятельно способны лучше контролировать все миграционные потоки в страну и поддерживать безопасность, нежели в условиях членства страны в ЕС.

Лейбористы в большей степени склонны к компромиссу с Брюсселем, хотя и говорили в своем избирательном манифесте о защите национальных интересов в условиях брекзита. Так, они заявили о сохранении экологических стандартов ЕС, обязательств в отношении граждан ЕС, проживающих в Британии, доступа страны к Единому рынку и Таможенному союзу, продолжении совместной работы с Брюсселем по всем ключевым проблемам, участии в успешных программах ЕС и его структурах (и не только в Европоле, но даже в структурных фондах). В отличие от консерваторов лейбористы не стали заявлять о жестких нормах иммиграции, а любые изменения в этой области решили согласовывать с ЕС и Содружеством. При этом лейбористы пообещали создать Иммиграционный фонд для облегчения адаптации иммигрантов, а задачи безопасности реализовывать с помощью увеличения числа полицейских. Крупнейший блок в программе лейбористов составляют вопросы социальной политики, но и их они предложили решать благодаря сохранению неограниченного доступа Британии к рынку ЕС.

Важно, что лейбористы, как и консерваторы выступили против референдума о независимости Шотландии, предлагая учредить Шотландский инвестиционный банк в размере 20 млрд. ф.ст. для развития региона. Аналогичный банк они предложили учредить и для Уэльса, выделив ему 10 млрд. ф.ст. Интересно, что лейбористы более уверены, в отличие от консерваторов, в конституционном развитии Британии, говоря о федерализации страны и расширении демократии.

Либеральные демократы, в свою очередь, не выдвинули собственных смелых проектов в условиях брекзита, придерживаясь идеи сохранения членства страны в Едином рынке и Таможенном союзе или даже нового референдума. Они пообещали сохранить все стандарты ЕС, а также свободу передвижения, защитить права граждан ЕС в Британии. Либдемы ссылались при этом и на мнение шотландцев и северо-ирландцев. Все социальные и экономические возможности развития страны они связали исключительно с ЕС.

Интересно, что шотландские националисты согласились в своей программе на компромисс, т.е. не проводить референдум о независимости региона до того, как Великобритания выйдет из ЕС. Однако в целом избирательную программу Шотландской национальной партии можно назвать противоречивым компромиссом. С одной стороны, шотландские националисты признали, что в настоящее время нельзя проводить референдум о независимости. С другой стороны, они говорили об углублении деволюции и предоставлении региональным властям новых компетенций и при этом требовали, чтобы Шотландия сохранила доступ к Единому рынку ЕС. Поэтому хотя их предвыборная программа ориентирована на развитие Шотландии в составе Соединенного Королевства, шотландские националисты стремятся сохранить тесные связи с ЕС, включая свободу передвижения товаров, услуг, капиталов, людей. Вероятно, это требование является инструментом давления на центральные власти, чтобы те с большим вниманием отнеслись к менее радикальным заявлениям шотландских националистов и шли на уступки хотя бы в каких-то вопросах. 

И вновь кризис


Таким образом, консерваторы по сути взяли на себя полную ответственность за брекзит и в результате потеряли часть избирателей, голосовавших за них на прошлых выборах. Консервативная партия смогла выиграть лишь 326 мест и поэтому не обладают абсолютным перевесом над другими партиями, каким обладала до выборов. До выборов консерваторы контролировали 331 место из 660, то есть обладали абсолютным большинством.

Результаты парламентской кампании в Британии следует рассматривать как продолжение кризиса среднего класса и кризиса элит. Общий тренд во всех странах ЕС – это политическая нестабильность, поиск новой модели общественно-политического и экономического развития, неуверенность избирателей.

В решениях по самым ключевым вопросам общество оказывается расколото почти поровну, а избиратель не готов оказать максимальную поддержку ни одной из политических сил страны. При этом успех, достигнутый британскими лейбористами, можно считать и личным успехом их главы – Джереми Корбина, человека ярко выраженных левых взглядов, что как раз и говорит о стремлении общества искать новые модели развития.

Вместе с тем, лидер консерваторов Тереза Мэй уже была на приеме у королевы и объявила о формировании правительства. Она стремится не только остаться на посту премьер-министра, но и решать вопрос брекзита. Так, она заявила о начале переговоров по Брекзиту через десять дней после обнародования результатов выборов. Консерваторы уже обратились к Демократической юнионистской партии Северной Ирландии, которая обещала поддержать Т. Мэй и сформировать коалицию с консерваторами, что позволит им укрепить свои позиции. Это чрезвычайно важно при переговорах по Брекзиту.

Несмотря на то, что процесс выхода Британии из ЕС с учетом итогов выборов может быть отложен, отказаться от Брекзита уже не сможет ни один британский политик, что делает ситуацию еще более запутанной и подвешенной. Просто теперь пространства для маневра у консерваторов уже нет. И если ранее Т. Мэй говорила, что лучше вообще не заключать соглашение с ЕС, чем заключать плохое, то теперь ей придется проявить способность к компромиссу и все же признать необходимость заключения соглашения. Тем не менее, консерваторы не заявили об отказе от своих идей по брекзиту. Вероятно, всё будет решаться в процессе самих переговоров. Но представители ЕС сейчас с огромной радостью набросятся на Британию, так как в ходе избирательной кампании были ослаблены не только позиции партии консерваторов, но и переговорные позиции страны в целом. 

Комментарии
15 Октября
РЕДАКТОРСКая КОЛОНКа

В чем разница между каталонским и белорусским национальными движениями и их дистижениями.

Инфографика: Военно-морские силы США в Европе
инфографика
Цифра недели

27,8%

составил рост товарооборота в ЕАЭС за январь-июль 2017 г. по сравнению с январем-июлем 2016 г. и достиг $29,6 млрд – Евразийская экономическая комиссия