05 Марта 2019 г.

«Ядерное» будущее России: топ-5 событий 2019 года

«Ядерное» будущее России: топ-5 событий 2019 года
Фото: defence.ru

2018 г. был весьма насыщенным для российских стратегических ядерных сил (СЯС): весной в своем послании Федеральному собранию президент России Владимир Путин обратил особое внимание на новые ядерные разработки, которые должны поступить на вооружение страны в ближайшие годы. Реализация этих планов продолжится и в 2019 г. Наиболее ожидаемые события года в области стратегических ядерных вооружений РФ специально для «Евразия.Эксперт» по традиции анализирует независимый военный обозреватель Дмитрий Стефанович.

Российские СЯС остаются одним из ключевых факторов стратегической стабильности, их поддержание в форме – приоритетное направление отечественного военного строительства. Особое значение в этом процессе играет евразийское сотрудничество: в частности, Беларусь остается безальтернативным поставщиком многоосных шасси различного назначения для мобильной группировки ракетных войск стратегического назначения (РВСН), а полигон Сары-Шаган на территории Казахстана представляет собой один из ключевых элементов в отработке средств преодоления противоракетной обороны.

«Ядерные» достижения 2018 года


1. Серьезной проверкой боеготовности СЯС стали залповые пуски. В военно-морской части (М-СЯС) весной 2018 г. наконец состоялся залп четырьмя баллистическими ракетами подводных лодок (БРПЛ) «Булава» с борта ракетного подводного крейсера стратегического назначения (РПКСН) «Юрий Долгорукий». До этого успешными были лишь одиночные пуски. Кроме того, осенью 2018 г. стратегическим залпом отметились и воздушно-космические силы (А-СЯС): 12 крылатыми ракетами воздушного базирования (КРВБ) Х-101 (версия КРВБ с ядерной головной частью называется Х-102) отстрелялся модернизированный стратегический ракетоносец Ту-160 (конкретная версия модернизации не уточнялась).

 залп юрия долгорукого.jpg

Залп ракет «Булава» с борта РПКСН «Юрий Долгорукий». Фото: ytimg.com

Отрадно и то, что на необходимость подобных упражнений обратило внимание высшее руководство страны, а также то, что они прошли успешно.

2. В 2018 г. продолжилась работа над тяжелой межконтинентальной баллистической ракетой (МБР) на жидком топливе «Сармат». По имеющейся информации, состоялись два успешных бросковых испытания, что, с учетом первого «броска» в самом конце 2017 г., должно позволить перейти к летным испытаниям. Развертывание новой ракеты планируется на базе 62-ой ракетной дивизии в Красноярском крае с 2021 г. (вновь небольшой сдвиг по срокам – как раз к вероятному концу ограничений и взаимных инспекций, предусмотренных Договором СНВ-III), где завершается подготовка соответствующей инфраструктуры. Для «Сармата» анонсированы беспрецедентные показатели по массе полезной нагрузки и дальности, хотя очевидна обратная взаимосвязь этих показателей: вероятно, на максимальные дальности (включая траектории через Южный полюс) МБР не понесет максимальную нагрузку. Кроме того, одним из вариантов боевого оснащения станет гиперзвуковой глайдер «Авангард», причем, возможно, «Сармат» сможет нести до трех крылатых планирующих блоков.

3. «Авангард» заслуживает отдельного упоминания. Не будем глубоко погружаться в тематику гиперзвукового оружия в формате этого обзора, однако отметим несколько ключевых моментов. Во-первых, Россия достаточно четко указала на исключительно ядерное боевое оснащение глайдера. Это выбивается из отечественной традиции непрозрачности и двойного (ядерного и неядерного) назначения различных оружейных систем, но в целом представляет собой стабилизирующий подход. Во-вторых, до настоящего времени информация о характеристиках, возможностях и профиле полета «Авангарда» остается размытой и условной, что не позволяет в полной мере оценить технический уровень этого изделия относительно условных аналогов, разрабатываемых в США и Китае. В-третьих, с учетом долгой истории этого проекта и его предшественников, нет сомнений в том, что РВСН подошли вплотную к его ограниченному развертыванию, намеченному на 2019 г.

4. Ложкой дегтя в 2018 г. стало все сокращающееся число пусков РВСН: достоверный итог по 2018 г. так и не был озвучен, да и планы на 2019 г. тоже. Более того, в ходе традиционных общих учений наземных, морских и авиационных СЯС стратегические ракетчики ограничились «практическими действиями» без фактических пусков. Еще одной неприятной тенденцией стало отсутствие пусков «Булавы» с РПКСН Тихоокеанского флота: несмотря на продолжающийся рост группировки современных носителей БРПЛ и стабильное производство ракет, последние годы в ходе тренировки СЯС ограничиваются пусками модернизированных, но весьма пожилых БРПЛ Р-29РКУ различных серий с подводных ветеранов проекта 667БДР.

5. Также следует отметить одно из многих учений РВСН. 60-я ракетная дивизия (Саратовская область) в ходе контрольно-комплексной проверки отрабатывала традиционную задачу вывода личного состава и техники из-под «массированного ракетно-авиационного удара условного противника». Но есть нюанс – данное соединение оснащено МБР «Тополь» стационарного базирования в шахтных пусковых установках.

 Загрузка в шахту МБР Тополь.jpg

Загрузка в шахту ракеты комплекса «Тополь-М». Фото: new-factoria.ru

Традиционно представляют, что из шахт ракеты устремляются в сторону противника при малейшей угрозе их потерять. Здесь же, судя по скупо описанному сценарию, задачей была минимизация ущерба и сохранение боеспособности, в том числе путем перебазирования подвижного командного пункта. Условные пуски ракет также предусмотрены в учениях, но можно предположить, что они осуществлялись после дополнительной оценки обстановки.

6. В этой связи целесообразно вспомнить выступление Владимира Путина в 2018 г. на площадке Валдайского клуба, в котором он дал краткую характеристику концепции ответно-встречного удара как базового сценария применения СЯС России: «…мы готовы и будем применять ядерное оружие только тогда, когда удостоверимся в том, что кто-то, потенциальный агрессор, наносит удар по России, по нашей территории».

Хочется верить, что формализованное изложение концептуальных основ российской политики в области ядерного оружия также стоит на повестке дня, слишком много мифов и домыслов образовалось вокруг этого важнейшего элемента международной безопасности за последнее время.

Чего ждать в 2019 году?


1. Продолжится обновление и усиление М-СЯС: ожидается принятие в состав флота головного РПКСН проекта «Борей-А» под именем «Князь Владимир», оснащенного все той же «Булавой». В отличие от уже вставших на боевое дежурство оригинальных «Бореев», улучшенный проект изначально проектировался как носитель БРПЛ и предположительно представляет собой еще более совершенный корабль.

 Подводная Лодка Александр Невский класса Борей-А.jpg

Атомная подводная лодка стратегического назначения «Александр Невский» проекта «Борей-А». Фото: life.ru

Вместе с тем нельзя не отметить, что темпы перевооружения военно-морского флота и его боевая готовность в целом оставляют желать лучшего, поэтому боевое обеспечение развертывания группировки стратегических подлодок силами общего назначения продолжает вызывать опасения.

2. В 2019 г. ракетный полк с двумя с планирующими крылатыми боевыми блоками «Авангард» (в перспективе речь идет о 12 изделиях) заступит на опытно-боевое дежурство на позициях 13-й ракетной дивизии в Оренбургской области. В качестве ускорителя пока используется заслуженная жидкостная МБР УР-100НУТТХ, размещается «Авангард» в ШПУ 15П771, представляющей собой доработанную ШПУ от МБР «Воевода», в т.ч. с особой системой терморегуляции. Даже ограниченное число гиперзвуковых глайдеров стратегического назначения позволит накопить необходимый опыт обеспечения дежурства нового вооружения (хотя говорить о «новом виде стратегического оружия» пока излишне смело), своевременно выявить возможные проблемы, а также уточнить направления дальнейшего военного строительства как минимум в части РВСН.

3. На 2019 г. запланировано начало летных испытаний новой МБР «Сармат». Их число и успешность позволят сделать предварительные выводы о ходе реализации проекта и сроках его вероятного завершения.

 пуск МБР Сармат.png

Пуск МБР «Сармат». Фото: life.ru

Кроме того, предположительно, уже в 2019 г. прототип МБР могут показать американским партнерам в случае успешных летно-конструкторских испытаний.

4. В части А-СЯС обещают поставку четырех модернизированных турбовинтовых ветеранов Ту-95МС. Однако наибольший интерес вызывает реанимация производства Ту-160 (первая поставка серийного Ту-160М2 ожидается в 2021 г., а к 2023 г. обещают четыре новых борта), модернизация «почти-стратегических» Ту-22М3 (восстановление возможности дозаправки в воздухе и/или возможности применять крылатые ракеты с дальностью свыше 600 км сделает их тяжелыми бомбардировщиками в соответствии с терминологией договоров СНВ), а также разработки ПАК-ДА. Все три самолета, предположительно, обладают схожей электронной начинкой, для отработки которой поднята в воздух летающая лаборатория Ту-214ЛМК.

5. Учения СЯС в России проходят ежегодно, однако в планах на 2019 г. прозвучало и их имя собственное – «Гром». Название выглядит как ответ на «Global Thunder» американского Стратегического командования. Посмотрим, чем порадуют и, возможно, удивят отечественные операторы ядерного сдерживания.


Дмитрий Стефанович, независимый военный обозреватель

Загрузка...
Комментарии
12 Мая
РЕДАКТОРСКая КОЛОНКа

От нового посла в Беларуси ожидают решения реальных вопросов.

Инфографика: 5 ключевых событий в ЕАЭС в 2018 году
инфографика
Цифра недели

$1 млрд

составил объем сотрудничества Рособоронэкспорта с белорусскими предприятиями ВПК в 2001-2019 гг.

Mediametrics