01 Января 2019 г.

Ян Бреммер: Эра «американского мира» подходит к концу

Ян Бреммер: Эра «американского мира» подходит к концу
Президент Eurasia Group Ян Бреммер.
Фото:

Заявление президента США Дональда Трампа о выводе войск из Сирии заставило мировое сообщество понять, что потеря имиджа уже не является решающим фактором в принятии решений во внешней политике Соединенных Штатов. Рядовые американцы устали от того, что страна исполняет роль мирового жандарма – более того, с ними в этом солидарен и президент. А заявления о том, что США теряют мировое экономическое лидерство, слышны из уст экспертов не первый год. Президент Eurasia Group, международный обозреватель журнала Time, американский политический «гуру» Ян Бреммер в эксклюзивном интервью «Евразия.Эксперт» объяснил, почему эра «Pax Americana» подходит к концу, что ждет Ближний Восток после ухода США из Сирии и какие страны определят исход конфликта в арабской республике.

- Господин Бреммер, почему США решили уйти из Сирии? Зачем они делают это именно сейчас?

- Трамп хотел уйти из Сирии с тех самых пор, как стал президентом, но у министра обороны Джеймса Мэттиса был большой авторитет, и Трамп поначалу считался с его мнением. В дальнейшем он все меньше прислушивался к советам Мэттиса, а в конце получил прямую просьбу от президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана.

На Трампа также давили другие вопросы безопасности, особенно строительство стены на границе с Мексикой. К тому же, у США в последнее время не было значительных приобретений в Сирии – Трамп рассматривал эту политику как пережиток времен Барака Обамы и хотел от нее избавиться.

- Следует ли ожидать изменения ситуации на Ближнем Востоке после того, как американцы уйдут из Сирии? С чем столкнется регион?

- Последствия будут менее значительными, чем можно было бы подумать.

Исход конфликта в Сирии в максимальной степени зависит от государств, чьи интересы в стране наиболее сильны, и которые готовы ради них вкладываться финансово и в военном отношении. Другими словами, это Россия, Иран и Турция.

Они определили исход войны и победу Башара Асада. Если посмотреть шире, то гораздо большее значение приобретет Китай, поскольку он сильнее всех заинтересован в поставках энергоносителей из региона. В то же время Россия приобретет большее значение в военном отношении, поскольку воспользуется отсутствием инфраструктуры безопасности.

- Как заявление Трампа о выходе из Сирии было воспринято американским обществом?

- Внешнеполитические элиты оказывали сильное сопротивление, что, как и в большинстве вопросов, означало, что они оказались в отрыве от остальной нации.

Для большинства американцев Сирия просто не привлекает настолько много внимания как политический приоритет.

Так было, когда речь шла о пяти миллионах беженцев, а сегодня это правда в еще большей степени.

- Можно ли считать уход американцев из Сирии победой России?

- Это, определенно, краткосрочная победа, в том смысле, что Асад получит больше территории, сможет быстро ее занять и покажет, что у союзника России по сути не осталось соперников. В долгосрочной же перспективе я не думаю, что ответственность, заключающаяся в контролировании Асада – это то, что можно назвать победой. Но я уверен, что Кремль будет продолжать упорно работать, чтобы представить это именно в таком свете.

- Могут ли США уйти из Украины?

- Если говорить о политической поддержке, я сомневаюсь, что что-либо изменится. Непрямая военная поддержка довольно ограничена и сейчас на деле сильнее, чем была при Обаме.

- По-вашему, в состоянии ли США продолжать поддерживать свою глобальную империю?

- Все возрастающее число американцев считает, что США больше не должны быть мировым жандармом.

Но сейчас эту роль в любом случае становится исполнять все труднее. Эра «американского мира» подходит к концу. Вопрос в том, что за ней последует.

Загрузка...
Комментарии
28 Мая
РЕДАКТОРСКая КОЛОНКа

На что на самом деле нацелен проект ЕАЭС?

Инфографика: 5 ключевых событий в ЕАЭС в 2018 году
инфографика
Цифра недели

2 раза

составил рост товарооборота между Вьетнамом и ЕАЭС после подписания соглашения о свободной торговле, достигнув $6,1 млрд – ЕЭК

Mediametrics