09 Января 2017 г.

Ян Бреммер: Трамп может признать Крым российским

Ян Бреммер: Трамп может признать Крым российским
Президент Eurasia Group Ян Бреммер.

В январе обнародован новый доклад Eurasia Group «Главные риски-2017», к которому по традиции в начале года приковано внимание ведущих информагентств. Американские аналитики предупреждают о трех главных политических рисках в 2017 году: «ястребиная и непредсказуемая» политика Трампа, передача власти новому поколению лидеров в Китае и «ослабление незаменимой» для ЕС Меркель.

Президент Eurasia Group, международный обозреватель журнала Time, американский политический «гуру» Ян Бреммер в эксклюзивном интервью «Евразия.Эксперт» рассказал, почему в 2017 г.  внимание к «российской угрозе» снизится, санкции будут ослаблены, а Трамп может признать Крым российским и отказаться от Минских соглашений.

- Господин Бреммер, в докладе «Главные риски» (Top Risks 2017) Вы прогнозируете, что 2017 год станет годом «геополитической рецессии». Что Вы имеете в виду? Речь идет о многополярном или бесполярном мире?

- Очевидно, [в мире наступил – здесь и далее прим. «ЕЭ»] бесполярный порядок, который я называю «миром большого нуля» (G-Zero), чтобы развеять иллюзии, что «Большая семерка» (G7) имеет то доминирующее влияние, которое у нее было 10 лет назад, или [иллюзии] что «Большая двадцатка» – функциональный институт.

Бесполярный мир сейчас запустил геополитическую рецессию. С исторической точки зрения это состояние не продлится долго, но сейчас ни одно государство или авторитетный альянс государств не могут взять на себя роль лидера, от которой отошли США.

Европейцы сталкиваются с многочисленными вызовами, как внутренними, так и внешними. У Китая есть мировое экономическое влияние, но его способность проецировать «жесткую силу» [военную] ограничена его регионом.

Россия – большой игрок, как с военной, так и экономической точки зрения, в границах бывшего СССР (за исключением Прибалтики). Россия – еще и игрок на Ближнем Востоке. Но у нее нет военной мощи СССР, эффективных союзников или идеологической привлекательности.

Сегодня [международные] правила подвергаются проверке, но никто не может заставить их исполнять.

- В 2016 г. в докладе Eurasia Group «Главные риски» Владимир Путин был упомянут 10 раз (в 2017 – лишь 4 раза), Россия была упомянута 21 раз (в 2017 – лишь 10). Значит ли это, что Россия больше не является первостепенной угрозой для Запада?

- Россия занимает иную позицию после избрания Дональда Трампа. Трамп стремится к сближению и по крайней мере в начале своего президентского срока он, вероятно, добьется этого.

Это не значит, что Россия не будет угрожать или работать над ослаблением других стран на Западе. Выборы во Франции, Германии и Нидерландах дают Кремлю возможности создать проблемы. Украина, Прибалтика и Польша останутся на переднем крае. Но Путин теперь может преуспеть, скорее избегая конфликта с Вашингтоном, нежели провоцируя его.

Трамп и Путин одинаково смотрят на вещи в том, что касается Сирии и террористической угрозы.

Трамп будет провоцировать других [игроков] в 2017 г. На Россию будет меньше давления, против которого [Москве] пришлось бы бороться.

- Все привыкли к тому, что между Америкой и Россией существуют практически непримиримые противоречия на постсоветском пространстве (Украина, расширение НАТО и т.д.). Могут ли Трамп и Путин заключить сделку по Украине? И какой может быть эта сделка?

- [Сейчас] это намного более вероятно, чем при Обаме. Президент Обама хочет продемонстрировать поддержку самоопределения Украины, но он никогда не был готов принять издержки и риски, которые повлекут за собой реальные действия. Вполне можно убедить Конгресс ввести санкции против России. Однако Трамп не видит ценности для Соединенных Штатов в том, чтобы активно защищать страну, о которой он ничего не знает, и которая его не волнует, в то время как Путин может помочь в борьбе с терроризмом.

Возможно даже Трамп признает Крым российским. Сомневаюсь, что Трамп возьмет и снимет санкции просто так. Но он, вероятно, сменит парадигму, перейдя от Минских соглашений к пошаговому подходу, когда малые шаги могут повлечь ослабление санкций.

Поэтому я не обязательно вижу [в будущем] сделку, но я предвижу ослабление санкций.

- По Вашему мнению, увидим ли мы в 2017 году выход еще одного государства из Евросоюза?

- Вероятность крайне мала, если не произойдет взрыва в Греции. Процесс выхода Великобритании из ЕС только начинается. Даже победа Марин Ле Пен во Франции не приведет к быстрому выходу страны из ЕС, потому что у ее партии не будет достаточно веса в Национальной ассамблее или Сенате, чтобы начать референдум.

Такая же история и с Италией. Досрочные выборы могут привести к победе «Движения пяти звезд» [партия евроскептиков в Италии], но оно не сможет сформировать правительство. Вместе с тем, Европа по окончании 2017 г. будет выглядеть более слабой и расколотой, потому что это будет жестокий год выборов во Франции, Нидерландах, Германии, а может и в Греции и Италии.

Беседовал Вячеслав Сутырин

Оригинал интервью Яна Бреммера на английском (English version).

Комментарии
14 Апреля
РЕДАКТОРСКая КОЛОНКа

Что изменится в отношениях России и Казахстана после перехода на латиницу.

Инфографика: Кто и где готовил белорусских радикалов?
инфографика
Цифра недели

$1686 млрд

составили мировые затраты на военные нужды в мире в 2016 г. – на 0,4% больше, чем в 2015 г. Лидерство по военным расходам у США – $611 млрд, затраты ближайшего преследователя,КНР, составили $215 млрд – Стокгольмский международный институт исследований проблем мира (SIPRI)