31 Января 2018 г.

За кулисами Давоса: возвращение эпохи протекционизма

За кулисами Давоса: возвращение эпохи протекционизма
Фото: heraldnet.com

В конце января в швейцарском Давосе вновь состоялся традиционный Всемирный экономический форум. На первый взгляд, событие прошло в штатном режиме: велись разговоры о росте мирового ВВП, обсуждались инвестиции и стабильность валютных курсов. Однако по факту, несмотря на отсутствие прямых заявлений, на форуме стало ясно, что привычная экономическая стратегия отходит в прошлое. Вместо нее на сцену возвращаются протекционизм и меркантилизм. В сложившейся ситуации странам придется действовать по принципу «каждый сам за себя», а глобальные противоречия будут нарастать.

Новые «правила игры»


Экономический мир необратимо меняется, и встреча в Давосе не может этого скрыть. Не только роботы в промышленности, торговле и транспорте идут на смену «рабочему с отверткой», но и новая хозяйственная практика. И она отрицает старые правила.

Всемирный экономический форум в Давосе уже назвали «съездом победителей». Эта формулировка идеально описывает ситуацию: представители стран съехались в швейцарский город в обстановке экономического роста. Кажется, вторая волна глобального кризиса (2013-2016 гг.) осталась позади. Они участвовали в дискуссиях, рассуждали о проблемах развития торговли как в прежние времена.

На деле же никогда еще форум в Давосе не видел столь явных противоречий как между странами, так и между их экономическими доктринами.

Даже когда в 1996 г. сюда пригласили почти гарантированного президента России Геннадия Зюганова, это была лишь демонстрация «стратегического единства мира» перед лицом потенциально «заблудшей овечки».

Форум в Давосе вызывал с 1990-2000 г. ярость антиглобалистов. Это было логично, учитывая общую приверженность принципам «свободного рынка» и реформам исключительно одного – неолиберального – типа. Но в 2008 г. пришел глобальный экономический кризис, показавший изъяны системы торговли, распределения благ и управления. И все-таки разногласия удавалось сгладить. Так, общей линией был отказ от «чрезмерного» (выраженного в таможенных заслонах) поощрения собственного производства, отказ от девальваций для поддержки товарного вывоза и взаимодействие стран в финансовом регулировании.

Что будет с долларом?


Теперь Дональд Трамп открыто сообщает миру, что возрождение индустрии в США для его команды важнее всего. Дошло до того, что министр финансов США Стивен Мнучин заявил, что «снижение доллара – это благо для США». Эти слова привели к ослаблению доллара к другим валютам. Трампу пришлось срочно объяснить, что имелось в виду нечто обратное. Как обычно, «публика все неправильно поняла». Сказано это было не только ради успокоения американского финансового капитала, но и для того, чтобы все видели:

США не отказываются от своей мировой валюты, хотя их реальная экономика (которая вроде бы так сильно волнует команду Трампа) не выигрывает от ее высокого курса.

Нет смысла рассматривать официальную программу Форума. Никогда важные вопросы не выносились на поверхность ни на этой, ни на других подобных встречах, саммитах G7 и G20. Программы пишут чиновники средней руки, ориентируясь на общественное мнение, ведь всем в Европе и Северной Америке известно: важнейшие экономические темы принято обсуждать за кулисами. Оттого традиционное обвинение Давоса – это обвинение в неискренности. Много лет Форум вроде бы ставил вопросы о бедности, проблемах Африки и долгов «развивающихся стран». Практических последствий не было. Зато закулисно вырабатывался и поддерживался консенсус по реальным вопросам экономической политики. После начался кризис, с которым участники встреч были готовы бороться сообща.

Январский Форум показал нечто совсем иное.

«Съезд победителей»?


Он действительно заслужил характеристику «съезда победителей». Так именовали XVII съезд ВКП(б). Состоялся он в 1934 г. и официально выглядел как торжественное подведение итогов жуткой (похожей на гражданскую войну по признанию Иосифа Сталина) коллективизации и особенно тяжелого первого рывка индустриализации СССР. Страна прошла трудный период, и экономика растет – такой был фасад.

В Давосе недавно тоже публично радовались хорошим темпам мировой экономики. Глобальный рост ВВП по итогам 2017 г. составил 3,5%. Представители России и других стран, оставивших позади Вторую волну кризиса, заявили что улучшат свои вроде бы неплохие результаты в 2018 г. Но не только в этом выражался «съезд победителей». В далеком 1934 г. на реальном Съезде шла острая борьба. Значительная доля делегатов пыталась не пропустить Сталина в ЦК, снять его.

В Давосе никого, конечно, не снимали. Зато незаметно, без лишних деклараций отказывали прежней экономической стратегии. Отказ был связан с обычной необходимостью действовать меркантильно: брать всю возможную выгоду на мировом рынке, не оглядываясь на ущерб, наносимый иностранным производителям сходной продукции.

При этом лишь Дональд Трамп (не за этим ли он, вопреки традиции, поехал в Давос?) показал приверженность протекционизму, который на деле ему не удается реализовать в США в нужном виде. Протекционизм и меркантилизм как более широкое понятие без шума вернулись в мир современного капитализма. А это означат только одно: глубокое и долговременное обострение противоречий между государствами, которое «съезд победителей» экономического спада отменить не в состоянии.

Протекция своим производителям оказывалась многими странами и ранее, в эпоху глобализации (1982-2008 гг.). Но Вторая волна кризиса показала: методы борьбы с Первой волной не вывели рынки из кризиса, значит, вместо взаимодействия должны продвигаться свои национальные торговые интересы.

А это меркантилизм. Суть его старого (известного с XVI-XVII вв.) набора решений: явное поощрение своего производства и экспорта – то самое, ненавидимое неолибералами вмешательство государств в экономику, ограничение импорта, а следом – ограничение вывоза капиталов. Последнее уже во всю обсуждается экономистами, но только не в Давосе.

Дефицит сотрудничества будет нарастать


Зато инвестиции и стабильность валютных курсов могли обсуждаться в Давосе как обычно.

Но одни страны усилили в ходе девальваций свои экспортные позиции и даже с повышением мировых цен на нефть заботятся об ограничении роста национальных валют, а другие – старые лидеры Запада – должны мириться с экономической невыгодностью курса своих валют.

Это касается не только доллара, но также и евро, и британского фунта, как бы он ни просел после референдума о выходе страны из ЕС.

В Давосе принято рекламировать успехи своих экономик. В этот раз глава МВФ Кристин Лагард предупредила: эйфория бывает опасна. Это обоснованное предупреждение, учитывая, что рост мирового ВВП опирается не только на кредит для потребителей и оживившиеся инвестиции, но и на старые биржевые пузыри. И когда Трамп с гордостью заявил, что фондовый рынок США с момента его избрания вырос на 50%, ему стоило напомнить его собственные слова 2016 г. об опасности таких пузырей и неминуемости их разрыва.

На Форуме участники старались общаться дружелюбно, следуя старой неолиберальной установке: экономика вне политики. Они избегали жестких споров. Однако реально «нехватка сотрудничества», как выражались некоторые спикеры в Давосе, будет нарастать. Причина в том, что мир вступил в новую эпоху, и, если следовать старым курсом, можно только пострадать. При этом, как показал Давос, это пока не означает общего отказа от привычной риторики.


Василий Колташов, Руководитель Центра политэкономических исследований

Комментарии
24 Января
РЕДАКТОРСКая КОЛОНКа

Связаны ли заявления Д. Трампа и Н. Назарбаева о минской переговорной площадке с заморозкой казахстанских активов в США и чего Штаты хотят добиться переносом мирных переговоров из Минска.

Инфографика: Сколько вкладывают в Беларусь Европейский и Евразийский банки развития
инфографика
Цифра недели

$9,7 млрд

инвестиций привлекла Беларусь в реальный сектор экономики в 2017 г. Крупнейшими инвесторами стали Россия (38% инвестиций), Великобритания (26,6%) и Кипр (7,2%) – Белстат