20 Сентября 2016 г.

Зачем Беларуси и России единая система ПВО

Зачем Беларуси и России единая система ПВО
Российский истребитель Су-30
Фото: airforce.ru

Весной 2016 г. завершилось формирование Единой системы противовоздушной обороны Беларуси и России. Какие выгоды Минск и Москва получают от системы ПВО, почему ее создание заняло почти 20 лет? Парадоксально, но будущая жизнеспособность системы зависит не столько от военных факторов, сколько от экономики и политики. 

Одним из последствий распада СССР стал развал самой мощной в мире системы противовоздушной обороны (ПВО), которая к последней четверти 1980-х гг. насчитывала 70 истребительных авиационных полков (2,6 тыс. истребителей), порядка 190 строевых (без кадрированных и учебных) зенитных ракетных бригад и полков (не менее 7,6 тыс. пусковых установок зенитных ракетных комплексов (ЗРК) С-75, С-125, С-200 и С-300) и около 60 строевых радиотехнических полков и бригад (более 1000 радиотехнических подразделений с примерно 10 тыс. радиолокационных станций (РЛС) различного назначения). Общая численность личного состава Войск ПВО СССР составляла около 500 тыс. человек.

После прекращения существования Союза за пределами Российской Федерации полностью остались две отдельные армии ПВО (2-я в Беларуси и 8-я на Украине) в составе четырех корпусов (11-го в Беларуси, 28-го, 49-го и 60-го на Украине). Несмотря на вывод в Россию управлений и части вооружения и техники 19-й и 12-й отдельных армий ПВО значительная часть вооружения и техники этих армий остались в новых государствах Закавказья и Средней Азии соответственно. Из Прибалтики на территорию России вывели 27-й корпус ПВО (в котором в первой половине 1980-х гг. проходил срочную службу автор этих строк) и 14-ю дивизию ПВО.

В итоге после передислокации на территории России осталось только около 2/3 сил и средств, которыми обладали советские Войска ПВО. Однако и они подверглись затем существенному сокращению как из-за финансовых трудностей, так и из-за изменившейся геополитической обстановки и иных представлений о характере внешних угроз у нового руководства России.

В конечном итоге сплошная система ПВО России прекратила свое существование. Без прикрытия с воздуха остались многие регионы и центры, прежде всего, на севере, в Сибири и на Дальнем Востоке.

Причины формирования ЕРС ПВО России и Беларуси

Стратегически важным фактом стало исчезновение так называемого «западного предполья» – передового оперативного эшелона системы ПВО, поскольку российские силы ПВО были к 1993-1994 гг. выведены из стран Прибалтики, а системы ПВО суверенных Украины и Беларуси стали действовать автономно, вне координации с Москвой.

В создавшейся обстановке, особенно с учетом наметившегося в 1993-1994 гг. расширения на восток блока НАТО, важнейшую роль для защиты воздушного пространства Северо-Западной и Центральной России, включая ее столичный регион, приобрело налаживание тесного взаимодействия с ПВО Республики Беларусь.

Перед распадом Советского Союза в Белорусской ССР дислоцировался 11-й корпус ПВО со штабом в Барановичах, входивший в состав 2-й отдельной армии ПВО со штабом в Минске. Армии подчинялись три зенитные ракетные бригады, два зенитных ракетных полка, вооруженных ЗРК С-75, С-125, С-200В и С-300ПТ/ПС (650 пусковых установок), две радиотехнические бригады и два истребительных авиационных полка ПВО (76 истребителей-перехватчиков МиГ-23МЛД, МиГ-25ПДС и Су-27П).

На территории союзной республики также дислоцировались истребительный авиаполк ПВО Московского округа ПВО (40 истребителей-перехватчиков МиГ-25ПД) и истребительный авиаполк 26-й воздушной армии ВВС СССР (51 истребитель МиГ-29). 1 августа 1992 г. на базе управления ПВО Белорусского военного округа и 2-й отдельной армии ПВО было создано командование Войск ПВО Республики Беларусь. В 2001 г. Войска ПВО были объединены с Военно-воздушными силами (ВВС) в ВВС и Войска ПВО Республики Беларусь.

mig296.jpg

Истребитель МиГ-29. Источник: mil.by.

25 февраля 1994 г. министерства обороны Российской Федерации и Республики Беларусь подписали Соглашение о порядке взаимодействия дежурных сил и средств ПВО. Но к совместному боевому дежурству войска ПВО двух стран приступили лишь с 1 апреля 1996 г. А уже в следующем месяце Министерства обороны Беларуси и России подписали протокол о намерениях по вопросу разработки принципов создания и функционирования Единой региональной системы (ЕРС) ПВО России и Беларуси. Она должна была стать одной из трех ЕРС Объединенной системы ПВО стран СНГ «Содружество», решение о создании которой было принято в феврале 1995 г.

Однако детальная разработка боевого состава ЕРС ПВО, механизма ее функционирования, а также вопросов обеспечения, взаимодействия и управления началась только в 2000 г., когда был разработан проект Соглашения о создании системы.  Переговоры по Соглашению начались в 2001 г., а само подписание Соглашения между Республикой Беларусь и Российской Федерацией о совместной охране внешней границы Союзного государства в воздушном пространстве и создании Единой региональной системы противовоздушной обороны Республики Беларусь и Российской Федерации состоялось почти через десять лет, на заседании Высшего Госсовета Союзного государства в Москве 3 февраля 2009 г.

В соответствии с Соглашением в состав ЕРС ПВО должны были войти соединения и воинские части, дислоцирующиеся в Калининградской области, других западных областях России и в Республике Беларусь (5 авиационных частей, 10 зенитных ракетных частей, 5 радиотехнических частей и часть радиоэлектронной борьбы (РЭБ)).

Координацию действий системы предполагалось осуществлять с Центрального командного пункта главнокомандующего российских ВВС (ныне – Воздушно-комических сил (ВКС)). В угрожаемый период для управления ЕРС ПВО должно было быть создано Объединенное командование. «Камнем преткновения» был порядок смены командования (белорусы не хотели передавать командование системой российской стороне). В итоге было решено, что командующим ЕРС ПВО на ротационной основе будет командующий ВВС и ПВО одного из двух государств. В августе 2013 г. первым на эту должность был назначен командующий ВВС и войсками ПВО Республики Беларусь генерал-майор Олег Николаевич Двигалев.

Столь длительное юридическое оформление де-факто существующего с 1996 г. взаимодействия ПВО России и Беларуси большинство экспертов и аналитиков объясняют тем, что Россия и Беларусь долгое время не могли добиться согласия по поводу дополнительных экономических преференций для белорусской стороны от участия в ЕРС. 

Этим же (помимо объективных военно-технических причин) объясняют и то, что для завершения формирования ЕРС ПВО после подписания Соглашения понадобилось долгих семь лет. Только в апреле 2016 г. было официально объявлено, что формирование ЕРС ПВО России и Беларуси завершено и что дальнейшие усилия будут сконцентрированы на совместном несении боевого дежурства, оперативной и боевой подготовке.

В чем заключаются выгоды ЕРС для Беларуси и России?

По имеющимся оценкам создание ЕРС ПВО увеличивает общую эффективность противовоздушной обороны для Беларуси в 1,4-1,6 раза, а для России (в регионе ее действия) – в 1,7 раза.

По отдельным показателям эффективность боевого управления войсками (силами) ПВО возрастет на 25-27%, а боевая эффективность системы ПВО – на 33-35%. При этом, впрочем, не указывается, на основании каких критериев делались эти оценки, широко растиражированные в СМИ. Но даже без них выгоды ЕРС ПВО очевидны.

Россия «отодвигает» рубежи обнаружения и поражения средств авиационного и ракетного нападения вероятного противника от государственной границы с Беларусью далеко на Запад и, следовательно, значительно меняет существующий баланс сил.

Так, ЗРК С-300 ВВС и ПВО Беларуси могут в случае необходимости поражать цели над территориями Польши, Литвы и Латвии. А ЗРК С-400 в Калининградской области и белорусские С-300, перекрывающие зоны поражения друг друга, существенно ограничат (опять-таки если это понадобится) возможности доступа по воздуху ВВС НАТО в Прибалтику и их действия в этом регионе.

С-300.jpg

Зенитно-ракетный комплекс С-300. Источник: wikimedia.org.

ПВО России фактически усиливается за счет сил и средств ВВС и ПВО Беларуси, которые сейчас имеют в своем составе одну истребительную авиабазу (29 истребителей МиГ-29, из них 20 МИГ-29БМ модернизированных в Беларуси при участии российских специалистов), три зенитные ракетные бригады и три зенитных ракетных полка, вооруженных ЗРК С-300ПС/ПТ и С-300В (16 дивизионов), «Бук» (4 дивизиона), две радиотехнические бригады, получающие на вооружение современные белорусские РЛС «Роса-РБ» и «Восток-Д».

ВВС и ПВО Беларуси, в свою очередь, в случае угрожаемой или военной ситуации могут рассчитывать на существенное усиление за счет сил и средств ПВО России.

Россия принимает активное участие в модернизации вооружений и техники белорусских ВВС и ПВО. Так, к концу 2020 г. планируется закупить вместо устаревающих легких истребителей МиГ-29 более современные многофункциональные тяжелые Су-30СМ.

В 2016 г. Беларусь получила из России на безвозмездной основе четыре дивизиона ЗРК С-300ПС (два из них размещены в районе Полоцка и по одному в Гродненской и Брестской областях).

Еще четыре дивизиона С-300ПС (размещены в Гродненской и Брестской областях) были поставлены Россией в 2006-2007 гг. в обмен на поставки Беларусью восьмиосных шасси МЗКТ-79221 для ракетных комплексов стратегического назначения РТ-2ПМ2 «Тополь-М».

Белорусские военные заинтересованы и в поставках более современных и мощных комплексов С-400, но Беларуси в этом пока отказано (официально в связи с тем, что С-400 из-за дефицита производственных мощностей поступают в первую очередь в ВКС России). Однако в Беларуси отмечают, что несмотря на это Россия заключила контракты на поставки С-400 в Китай и Индию. 

В связи с этим некоторые белорусские СМИ (например, первая белорусская интернет-газета Naviny.by. Белорусские новости) указывают, что Россия считает зарабатывание валюты более важным, чем укрепление союзнических отношений с Беларусью и усиление совместной системы ПВО. А Беларуси достается «секонд хэнд», техника, снятая с вооружения в России (пусть и капитально отремонтированная). Хотя на самом деле комплекс С-300ПС по своим тактико-техническим характеристикам все еще остается одним из лучших в мире и состоит на вооружении и в самой Российской Федерации.

Насколько в действительности окажется эффективной и жизнеспособной ЕРС ПВО России и Беларуси определяется многими факторами. Главные из них – не военно-технические и оперативные (о которых в открытой печати в силу понятных причин мало информации), а политические и экономические. Так само существование Единой системы ПВО решающим образом зависит от внутриполитической ситуации в Беларуси и в России.

Совершенно очевидно, что гипотетический приход к власти в Беларуси антироссийски ориентированных сил (что представляется крайне маловероятным при нынешнем президенте) поставит крест не только на совместной системе ПВО, но и кардинальным образом изменит российско-белорусские отношения в целом. Такой же исход был бы и при сохранении нынешней власти в Беларуси, но приходе к власти в России жестко прозападно ориентированных сил (что кажется еще менее вероятным).

На деятельность и эффективность ЕРС ПВО могут повлиять и стремление Беларуси сохранить максимум суверенитета в рамках Союзного государства (что уже проявилось в отказе от размещения в стране российской авиабазы) и добиться максимальных экономических преференций от участия в системе.

И, наконец, Беларусь, по словам президента А.Г. Лукашенко, не видит смысла быть втянутой в «игру мускулами» своих западных и восточных соседей. Как представляется, страна не намерена вступать в жесткую конфронтацию с НАТО по собственной инициативе или в унисон с Россией (хотя в самом Североатлантическом Альянсе ее и рассматривают как безусловного военно-политического союзника России) и стремится нормализовать свои отношения с ЕС и США.

Беларусь, судя по высказываниям ее президента, собирается в плане противодействия современным вызовам и угрозам рассчитывать прежде всего на собственные силы, а переброска туда крупных сил российской армии произойдет только в случае развязывания военной агрессии против Беларуси или в случае назревания военного конфликта. Если такой подход будет соблюдаться, то российские силы и средства ПВО могут появляться в мирное время в Беларуси только на период совместных военных учений. Что, собственно, и происходит. Исключением из этого являются РЛС системы предупреждения о ракетном нападении «Волга» в районе города Ганцевичи Минской области и российские истребители Су-27, несущие боевое дежурство совместно с белорусскими МиГ-29 на аэродроме Барановичи.

Юрий Зверев, зав. кафедрой географии, природопользования и пространственного развития
БФУ им. И. Канта.


Комментарии
15 Августа
РЕДАКТОРСКая КОЛОНКа

Санкции США создают новые риски для стран ЕАЭС, но Беларусь и Казахстан могут выиграть.

Инфографика: Сухопутные войска США в Европе
инфографика
Цифра недели

8,5%

составил рост товарооборота Беларуси и Индии в январе-мае 2017 г. по сравнению с аналогичным периодом 2016 г., и достиг $174,7 млн