31 Июля 2017 г.

Зачем Евросоюз помогает Ташкенту?

Зачем Евросоюз помогает Ташкенту?
Президент Узбекистана Шавкат Мирзиеев
Фото: rt.com

Евросоюз реализует новую стратегию сотрудничества с Узбекистаном, ориентированную на конкретные экономические проекты. В числе ее недекларируемых целей – предотвращение вступления республики в ЕАЭС.

Брюссельский визит


Во второй половине июля в Брюсселе состоялось 13-е заседание Совета сотрудничества «Узбекистан-Европейский союз», в котором приняла участие делегация узбекского МИДа во главе с министром иностранных дел  Абдулазизом Камиловым. По его итогам стороны подписали ряд документов, в числе которых – финансовое соглашение об оказании помощи в области сельского хозяйства. В соответствии с ним Евросоюз предоставит Узбекистану грант в размере €21,5 млн, предназначенный для модернизации и укрепления материально-технической базы научно-исследовательских институтов при Министерстве сельского и водного хозяйства страны.

Ташкент и Брюссель, как сообщает пресс-служба узбекского МИДа, «подтвердили готовность развивать долгосрочное и взаимовыгодное партнерство по широкому кругу вопросов», поскольку обе стороны «заинтересованы в консолидации усилий в борьбе с терроризмом, религиозным экстремизмом, распространением наркотиков и другими видами организованной преступности». Кроме того, Абдулазиз Камилов, глава МИДа председательствующей в ЕС Эстонии Свен Миксер и руководитель подразделения генерального директората Еврокомиссии по торговле Петрос Сурмелис подписали протокол к соглашению о партнерстве и сотрудничестве.

Накануне визита главы узбекского МИДа в Брюссель Ташкент посетила делегация ЕС во главе с генеральным директором по международному развитию и сотрудничеству Еврокомиссии Стефано Мансервизи и спецпредставителем ЕС по Центральной Азии Петером Бурианом.

В ходе переговоров, как сообщают узбекские СМИ, С. Мансервизи «обратил внимание на ключевую роль Узбекистана в сохранении региональной стабильности и экономического развития центральноазиатского региона».

Представители ЕС также выразили готовность поддержать проводимые в стране реформы по модернизации и диверсификации экономики, уделив особое внимание развитию частного сектора в сельской местности, а также проработать возможности для инвестиций в энергетику и водные ресурсы.

Рецепты МВФ для Узбекистана


Запад готов оказать Ташкенту поддержку и в еще одном ключевом направлении экономической политики – введении свободного (рыночного) курса узбекского сума. В начале июля узбекская делегация в составе руководителей Центрального банка, Министерства финансов, а также Фонда реконструкции и развития посетила штаб-квартиру Международного валютного фонда (МВФ) в Вашингтоне. Одной из главных целей визита, по информации пресс-службы Центрального банка, являлся «обмен мнениями касательно перспектив либерализации валютной политики республики».

В ответном письме на имя президента Узбекистана Шавката Мирзиёева директор-распорядитель МВФ Кристин Лагард обещала оказать республике поддержку «путем предоставления технического содействия и рекомендаций по вопросам экономической политики», включая вопрос либерализации валютной системы.

Проблема административно определяемого курса национальной валюты досталась Узбекистану в наследство со времен правления Ислама Каримова. В период глубокого экономического кризиса и адаптации экономики к новым условиям административное регулирование стоимости сума позволяло властям избегать резких колебаний валютных курсов, способных вызвать падение уровня жизни населения, проблем с рентабельностью бизнеса, нехваткой валюты и т.п. Но эта же политика ведет к появлению «черного» рынка валюты и снижает привлекательность Узбекистана в глазах зарубежных инвесторов. Полученную прибыль им необходимо переводить в доллары по курсу Центробанка, что приводит к потере части заработанных денег.

О необходимости введения рыночного курса сума в Узбекистане заговорили едва ли не сразу после прихода к власти Ш. Мирзиёева. Но власти республики предпочли действовать в этом вопросе осторожно, вполне обоснованно опасаясь возможных негативных последствий валютной либерализации. Так, в ноябре 2016 г. правительство Узбекистана заявило о поэтапном снижении объемов обязательной продажи части валютной выручки от экспорта отдельных товаров и услуг. Помогая республике перейти на рыночный курс сума, МВФ тем самым может «закрепиться» в Узбекистане на экспертном уровне, получив возможность влиять на его экономическую политику и укреплять политико-экономические связи Ташкента с Вашингтоном и Брюсселем.

«Среднеазиатская Украина»?


В целом же Запад явно рассматривает Узбекистан как «Среднеазиатскую Украину», следуя в этом плане известному определению З. Бжезинского. Напомним, что в «Великой шахматной доске» ключевой страной Средней (Центральной) Азии он назвал не лидирующий по размеру территории Казахстан, а именно Узбекистан, который обладает гораздо более многочисленным и, главное, однородным в этническом плане населением, а также развитым национальным самосознанием, позволяющим ему претендовать на региональное лидерство. Сходство с Украиной в данном случае заключается в том геополитическом положении, которая эта страна занимает на территории «своего» региона, и ее значении для интересов России.

В отличие от Казахстана, Узбекистан не является участником ОДКБ и ЕАЭС, что позволяет ему проводить более «свободную» внешнюю политику. Поэтому задача-минимум для Запада и, в частности, ЕС, при выстраивании отношений с Узбекистаном – не допустить его присоединения к ЕАЭС, рассматриваемому  на Западе многими как «обновленная версия СССР».

Различные виды грантовой помощи, а также экспертные консультации со стороны специалистов МВФ подходят для этой цели как нельзя лучше. Решение задачи осложняется удаленностью Узбекистана от Европы и его территориальной изолированностью. Но для дипломатии, как показывает опыт других «внутриконтинентальных» государств, особым препятствием это обстоятельство не является.


Александр Шустов, кандидат исторических наук

Комментарии
15 Августа
РЕДАКТОРСКая КОЛОНКа

Санкции США создают новые риски для стран ЕАЭС, но Беларусь и Казахстан могут выиграть.

Инфографика: Сухопутные войска США в Европе
инфографика
Цифра недели

$272,3 млн

составил торговый оборот между Казахстаном и Кыргызстаном в январе-мае 2017 г., что на 38,4% выше, чем за аналогичный период 2016 г. – Правительство Казахстана