31 Октября 2017 г.

Запад усилил давление на Сербию, испугавшись сближения Анкары и Москвы – сербский политолог

Запад усилил давление на Сербию, испугавшись сближения Анкары и Москвы – сербский политолог
Российско-сербские военные учения, 2014 г.
Фото: businessinsider.com

Заместитель помощника госсекретаря США по делам Европы и Евразии Хойт Брайан Йи призвал Сербию перестать балансировать между Россией и Западом и окончательно определиться, кто друг, а кто враг. Эксперт расположенного в Белграде Института Европейских исследований Стеван Гайич объясняет в интервью «Евразия.Эксперт» резко усилившееся давление на Сербию. По его мнению, ЕС и США опасаются, что потеплевшие российско-турецкие отношения и меняющееся общественное мнение в Сербии станут причиной разворота Белграда на восток.

- Господин Гайич, заместитель помощника госсекретаря США по делам Европы и Евразии Хойт Брайан Йи в ходе визита в Сербию выразил обеспокоенность из-за того, что страна «одной ногой находится на пути в ЕС, а другой – на пути к союзу с Россией». Затем на днях глава делегации ЕС в Белграде Сем Фабрици заявил, что ЕС ожидает от Сербии дополнительных усилий по согласованию внешней политики страны и политики безопасности с позицией Евросоюза. Как в Сербии воспринимают давление Запада и что за ним стоит?

- Во-первых, нужно сказать, что это давление началось не вчера. Заявление заместителя помощника госсекретаря США о том, что «страна «одной ногой находится на пути в ЕС, а другой – на пути к союзу с Россией» на самом деле выражает антисербскую политику НАТО, ЕС и США. Эта нервозность чувствуется в выступлениях западных дипломатов, когда разговор заходит о Сербии и Балканах. Они видят, что чаша весов склоняется не в их пользу, что в мире меняется геополитическая обстановка. Россия становится все сильнее. Китай, в свою очередь, заинтересован в крупномасштабных проектах в нашем регионе. Все эти факторы, естественно, раздражают западных игроков.

Давление ЕС на Сербию также вызвано и тем, что США и ЕС, которые начали поддерживать президента Сербии Александра Вучича еще с 2012 г., считают, что сербский лидер может сделать то, то они считают нужным – прежде всего, помочь с вступлением Косова в ООН.

Так называемые брюссельские переговоры Сербия вела с 2013 г., и это привело к тому, что наша страна утратила очень много своих государственных прерогатив. То, что было в собственности Сербии, даже после бомбардировки Югославии, отошло Косову. И сейчас Косово насильственно пытается интегрировать сербов на своей территории в албанскую сепаратистскую систему.

- Почему США именно сейчас выступили с ультиматумом?

- События в Иракском Курдистане и Каталонии показали, что волна сепаратизма, которая началась в Югославии в 1991 г. с отделением Словении и Хорватии, а потом в непризнанном Косове, может докатиться куда угодно на планете. Пример Каталонии – это четкий ответ Испании для Сербии, и это выгодно Косову. И сейчас Запад хочет, чтобы Сербия подписала с Косовом документ, согласно которому наша страна не будет предъявлять претензии Косову в случае его желания участвовать в международных организациях. Все это делается для того, чтобы Косово вступило в ООН.

Сейчас Запад оказывает на президента Сербии сильное давление, чтобы этот процесс ускорился, так как мировые процессы идут в пользу сербского народа. Одним из таких процессов является сближение Москвы и Анкары, которое произошло после провала военного переворота в Турции. Фактор российско-турецкого сближения положительно отражается на отношениях православных сербов и боснийцев-мусульман. Подобное наблюдалось всегда, когда между странами были теплые отношения.

В США понимают, что, если ось Москва – Анкара станет еще крепче, тогда их возможности для раздувания конфликтов будут ограничены. Вот почему Евросоюз именно сейчас начал давить на Сербию.

- На ваш взгляд, какова роль России в регионе, и возможен ли сценарий переориентации Сербии на Запад под давлением США и ЕС?

- Трудно сказать, что возможна переориентация Сербии на Запад, скорее уж на Восток. Сербия объективно находится под давлением Запада, но большая часть населения выступает за сотрудничество с Россией, за свободу. Сербский народ является одним из первых народов, который поднял революцию в 1804-1813 гг. против Османской империи. В нас есть дух свободы, но мы находимся в системе «мягкой» оккупации. Сербская власть опасается Запада, который поддержал нынешнее правительство.

Сербия – это официально нейтральная страна, подписавшая соглашение с НАТО. При этом в НАТО хорошо понимают, что Сербия не хочет быть в рядах НАТО и никогда не сражалась бы за их интересы. Они хотят ослабить Сербию, оккупировать, держать на контроле, чтобы Сербия им не мешала.

Я считаю этот договор антиконституционным. Согласно ему, НАТО имеет право действовать на нашей территории. Если солдат НАТО совершит какое-то уголовное дело на территории Сербии, он не будет подлежать уголовному преследованию.

С другой стороны, в сербском городе Ниш действует российско-сербский гуманитарный центр для реагирования на чрезвычайные ситуации в Сербии, который был создан в 2012 г.

Наша армия сотрудничает с российской армией, вооруженные силы Сербии оснащены советской и российской военной техникой. А на днях Министр обороны России Сергей Шойгу передал Сербии шесть истребителей МиГ-29. Очевидно, что роль России увеличивается, и это очень беспокоит Запад.

- Как вообще в Сербии оценивают сотрудничество с Европейским союзом?

- Мнение общества менялось с течением времени. После 2000 г., когда пал режим Милошевича, значительная часть сербского населения – 70-80% – очень хотели вступить в ЕС. Но сербский народ практически не увидел никаких выгод от сотрудничества с Евросоюзом.

Что самое главное – народ понял, что нас бомбили не из-за Милошевича, а из-за того, где находится наша страна, как и говорил сам Милошевич. Важнейшим фактором здесь оказалась геополитика. Сербию рассматривают как сферу российского влияния, которая ближе к Ватикану и Средиземному бассейну.

Согласно проведенным опросам, уже 5-6 лет, как менее 50% сербского населения поддерживает вступление в ЕС. Причем из года в год этот процент становится все меньше. Окончательный перелом в сознании нашего общества произошел в 2008 г., когда большинство стран ЕС признали Косово.

Вот тогда и ЕС утратил для сербов свое доверие. Даже на последних выборах кандидаты от партий, которые поддерживают курс европейской интеграции, не настаивали в своих предвыборных кампаниях на тесном сотрудничестве с ЕС.

- Как вы знаете, Министр обороны Сербии Александр Вулин в ходе визита в Афины подписал вербальную ноту о присоединении к боевой тактической группе (БТГ) Евросоюза «Хелброк», фактически завершив ее укомплектование. Таким образом сербские военные окончательно присоединились к коллегам из Греции, Болгарии, Румынии, Кипра и с Украины, принимающим участие в БТГ. На ваш взгляд, приблизит ли подобное решение Белград к вступлению в НАТО?

- Я думаю, что нет. Сербия реализует разные формы сотрудничества с западными армиями, но мы сотрудничаем и с армиями России и Беларуси.

То, что Сербия присоединилась к натовской группе – это «танец» наших властей, которые пытаются платить Западу за поддержку, которую они получают. Ведь Запад же закрывает глаза на нарушение прав человека и на состояние СМИ в Сербии.

Сербская армия активно участвует в военных учениях с российскими и белорусскими военнослужащими. Причем эти учения были гораздо масштабнее, чем учения с участием западных стран. Недавно в Беларуси прошли военные игры, сербские военнослужащие тоже в них участвовали. Из-за этого на нас оказывают давление.


Беседовал Сеймур Мамедов

Комментарии
18 Апреля
РЕДАКТОРСКая КОЛОНКа

Минску пытаются внушить, что последовательная внешняя политика по отстаиванию национальных интересов может лишить Беларусь статуса переговорной площадки.

Инфографика: Сколько вкладывают в Беларусь Европейский и Евразийский банки развития
инфографика
Цифра недели

$8,6 млрд

составил объем взаимной торговли стран ЕАЭС в январе – феврале 2018 г. Это на $1 млрд (14,4%) больше по сравнению с аналогичным периодом 2017 г. – Евразийская экономическая комиссия