02 Декабря 2016 г.

Что стоит за заявлением Атамбаева о выводе российской базы из Кыргызстана

Что стоит за заявлением Атамбаева о выводе российской базы из Кыргызстана

1 декабря президент Кыргызстана Алмазбек Атамбаев заявил, что Кыргызстан «в будущем должен опираться на свои силы», и российская авиабаза в Канте может уйти из страны. О том, что стоит за этим заявлением «Евразия.Эксперт» побеседовал с политологом, заместителем директора Фонда «Евразийцы-новая волна» (Бишкек) Денисом Бердаковым.

- Что означает заявление президента Атамбаева о возможном выводе российской базы с территории Кыргызстана?

- Укрепление национального суверенитета – это последовательная политика, которую Атамбаев проводит с начала своего президентства. Цель этой политики – показать, что ни одна держава не будет иметь особой возможности влиять на внутреннюю политику Кыргызстана. Подобные выпады, и даже гораздо жестче, были в сторону Турции, США, Узбекистана. Только в сторону Китая не было.

Это скорее фигура речи, чем нечто опасное. Здесь я не придерживаюсь мнения некоторых российских политологов о том, что «все пропало», «отношения разорваны» – абсолютно нет. Нормальные прагматические отношения.  

- Почему заявление президента Кыргызстана прозвучало именно сейчас?

- Есть две точки зрения. Первая – потому что Атамбаеву удалось обговорить этот вопрос лично с Путиным, и стало возможно вынести его на публичное обсуждение. Во-вторых, перед своим предстоящим уходом [с поста президента Кыргызстана – прим. «ЕЭ»] Атамбаеву необходимо оставить имидж политика, который действительно защищает, даже в мелочах, суверенитет Кыргызстана.

- Атамбаев отказывается от политических амбиций?

- Атамбаев уходит с поста президента. Он останется значимой фигурой, но настолько мощным его влияние уже не будет. Нужно понять всю политику с 2012-2013 гг. – он последовательно обрубал любые попытки и даже мысли о вмешательстве во внутреннюю политику Кыргызстана. Отметались США, Турция, Россия. Не важен был ранг партнера, отношения, инвестиции, обещания. Выгнали американскую базу – «попросим» и российскую. Опять же, не «выгоним» – здесь нет нагнетания; просто сократим срок пребывания. А когда придут сроки, будет уже совсем другой президент и совсем другая политика.

Это – знак, а не желание испортить отношения. В этом же послании Атамбаев говорил, что Россия – стратегический партнер.

- О каких сроках пребывания российской базы в Кыргызстане говорил президент, и насколько они меняются сейчас?

- Не очень понятно. Был договор на 49 лет, плюс 25 лет пролонгация, заключенный в 2009 г. Атамбаев сказал, что теперь договор заключается на 15 лет, но с какого места считать – с 2009 г., или после 49 лет – непонятно.

В любом случае, вопрос с базой будет решаться следующим президентом или даже через одного президента.

Это будет совсем другая политическая конъюнктура. Сейчас это имеет смысл обсуждать с точки зрения жеста, а не с точки зрения реальной политики.

- Какова роль российской военной базы в системе безопасности Кыргызстана?

- Фактически она серьезно еще ни разу не была задействована. Но там есть довольно крупная по региональным меркам авиагруппировка, вертолеты поддержки, полк десанта.

Если будет резкая попытка прорыва боевиков, например, со стороны Таджикистана – эта база очень сильно поможет.

База, понятно, никогда не будет вмешиваться в конфликты с участием Узбекистана и Китая, и не поможет в случае межэтнического или внутреннего конфликта – сирийского сценария. Российская база – элемент защиты от вторжения, и по своей силе она способна оказать Кыргызстану серьезную помощь.    

- Сможет ли Кыргызстан создать армию, способную противостоять угрозам с Юга – из Афганистана, со стороны исламских радикалов?

- Думаю, что нет, вспоминая Баткенскую кампанию (вторжение боевиков в Баткенский район Ошской области в 1999-2000 гг. – прим. «ЕЭ»), когда вся армия не смогла справиться с отрядом боевиков численностью 200 чел. Они больше года терроризировали всю страну.

Если будет серьезное вторжение, от тысячи человек и выше, то для этого вооружений нет. Армия не падет, но понесет тяжелейшие потери и отступит. Армия Кыргызстана, к сожалению, слаба и недофинансирована.

-  В каком состоянии находится военно-техническое сотрудничество России и Кыргызстана?

- Атамбаев всегда приветствовал поддержку России по линии военно-технической помощи, обучения. Равноценных замен нет, поэтому все будет в рамках одной линии.  

- Насколько вероятен вывод российской базы с территории Кыргызстана?

- Что будет в Кыргызстане через год после выборов – ни один аналитик вам не сможет сказать. Придет другой политик, который сможет убрать российскую базу, или напротив – поставить еще 3 базы. Через 1,5 года все может кардинально поменяться.

- В случае, если российская база выводится – кто готов и заинтересован занять это место в Кыргызстане?

- Через 3-6 месяцев – скорее всего, никто. Через 1-2 года – Китай может пойти на это ради поддержки своих инфраструктурных проектов, в частности, линии газопровода «D», идущей в Китай. Далее сложно прогнозировать.

В целом, прозвучавшее заявление – это жест. Если посмотреть заявление Атамбаева, то ни одна сторона «не осталась обделенной» – всем досталось. Плюс Атамбаева в том, что он всегда говорит то, что думает.

Беседовал Павел Воробьев

Комментарии
26 Ноября
РЕДАКТОРСКая КОЛОНКа

Даля Грибаускайте постаралась, чтобы отказ Александра Лукашенко от приглашения на саммит Восточного партнерства в Брюссель выглядел однозначно – как провал Евросоюза.

Инфографика: Военно-морские силы США в Европе
инфографика
Цифра недели

2,3%

составил рост промышленного производства в ЕАЭС с января по октябрь 2017 г. Наибольший прирост отмечен в Кыргызстане – 13,7% – Евразийская экономическая комиссия