16 Марта 2017 г.

Зона свободной торговли ЕАЭС с Вьетнамом: как не проиграть?

Зона свободной торговли ЕАЭС с Вьетнамом: как не проиграть?
Флаг Вьетнама.
Фото: ok-inform.ru

В октябре 2016 г. заработала первая зона свободной торговли ЕАЭС с зарубежным государством – Вьетнамом. Уже есть первые результаты – Казахстан поставит в страну крупную партию зерна. А белорусский МАЗ начал строительство завода грузовых автомобилей под Ханоем. Вместе с тем, есть опасения, что Вьетнам не только поможет ЕАЭС прорубить окно на азиатские рынки, но и потеснит отечественных производителей на рынке внутреннем. Белорусский вьетнамист Глеб Шутов специально для «Евразия.Эксперт» подводит итоги первых 5 месяцев действия Соглашения о зоне свободной торговле анализирует его риски и возможности.

ЕАЭС прирастает «тиграми»


Развивающиеся страны стремятся сотрудничать с ЕАЭС. По словам главы российского МИД, выстраивать отношения с Евразийским экономическим союзом хотят до полусотни стран. Среди тех, кто хочет взаимодействовать с ЕАЭС, много и так называемых «азиатских тигров» – растущих экономик Азии. Недавно стало известно, что Королевство Камбоджа может создать зону свободной торговли с союзом. На сегодняшний день запущена первая зона свободной торговли – с Вьетнамом.

По оценкам экспертов, из всех стран мира к 2050 г. Вьетнам способен показать самые высокие темпы экономического роста. По данным международного консалтингового агенства PWC, Вьетнамская экономика к этому времени поднимется с 32 на 20 место в мировом рейтинге. Растущей экономике нужны новые рынки сбыта и более благоприятные инвестиционный и торговый режимы. Поэтому Вьетнам активно создает зоны свободной торговли.

По словам вьетнамского премьер-министра Нгуен Суан Фука, страна к 2020 г. создаст ЗСТ с 55 странами мира.  На сегодняшний день Вьетнам участвует в 15 соглашениях о зонах свободной торговли.

10 соглашений, среди которых соглашение с ЕАЭС, вступили в силу. По четырем соглашениям идут переговоры. Соглашение с Евросоюзом заработает с 2018 г.

С учетом непростых вьетнамо-китайских отношений, Вьетнаму важно снижать экономическую зависимость от КНР как поставщика сырья и торгового партнера. Поэтому наиболее выгодным соглашением о зоне свободной торговли для Вьетнама было Транстихоокеанское партнерство (ТТП). Под него в стране проводились реформы, была начата приватизация госпредприятий. ТПП открывал для Вьетнама доступ на огромный рынок стран-участниц партнерства, позволял уменьшить проблему безработицы за счет трудовой миграции в США, Японию и другие страны-участницы ТПП. Но Дональд Трамп «похоронил» ТТП, поэтому Вьетнам ищет альтернативы.

Пределы свободной торговли


Уже есть примеры позитивного влияния Соглашения о зоне свободной торговле между Вьетнамом и ЕАЭС – так, Казахстан  поставит во Вьетнам 700 т. зерна. Также в рамках Соглашения о зоне свободной торговли Россия и Вьетнам договорились упростить инвестиционную деятельность. И эффект не заставил себя долго ждать: вьетнамские инвесторы вложат $2,7 млрд в развитие комплекса молочного животноводства и переработки молока на территории Подмосковья.

За средства вьетнамских инвесторов будет производиться и перерабатываться до 1,8 млн т. молока в год. Много это или мало?  По словам главы Минсельхоза РФ Александра Ткачева, ежегодно России не хватает порядка 7 млн т. молока. Нехватка молока восполняется в основном за счет поставок из Беларуси.

Получается, что, благодаря вьетнамским инвесторам, белорусские молочные производители смогут поставлять на российский рынок примерно на 1,8 т. молока меньше.

В целом, следует отметить ряд ограничителей потенциала свободной торговли между ЕАЭС и Вьетнамом.

Во-первых, Соглашение о зоне свободной торговли Вьетнам-ЕАЭС не дает таких же широких возможностей для вьетнамского экспорта, как могло бы дать ТТП. Текстиль входит в тройку основных статей вьетнамского экспорта. Глава компании «Винатэкс» Хоанг Ве Зунг признал, что Соглашение о Зоне свободной торговли с ЕАЭС поможет увеличить долю вьетнамского текстиля на российском рынке с 2% до 10%. При этом прогресс на этом рынке затруднен нетарифными барьерами, которые предусмотрены в Соглашении. Действительно, пошлины обнулятся только на вьетнамские куртки, ветровки и спортивные костюмы.

Во-вторых, трудовая миграция вьетнамцев в страны ЕАЭС ограничена Россией, и в качестве потенциального рынка труда РФ не заменит Вьетнаму Японию, Австралию или США.

В-третьих, есть и помехи организационного характера. Например, вьетнамскому бизнесу мешает принятая в ЕАЭС система расчетов.

Таким образом, не стоит преувеличивать масштабы соглашения с Вьетнамом и ждать от него волшебных результатов. Использование возможностей ЗСТ с Вьетнамом потребует активной проектной работы по наращиванию экспорта на растущие рынки этого государства.

Кейс свободной торговли: автомобили


Надо готовиться к тому, что конкуренция на вьетнамском рынке возрастет после планирующегося в 2018 г. подписания ЗСТ с Евросоюзом.

Рассмотрим конкретный кейс – экспорт и производство автомобилей. Вьетнам остается «двухколесной страной». Первое, что бросается в глаза при посещении Вьетнама – это маски на лицах людей и поток мотобайков. В экономической столице Вьетнама – Хошимине – год  назад насчитывалось 7,4 млн мотобайков на 8 млн населения. При этом автомобилей в этом городе – всего 700 тыс.

 двухколесная.jpg

Улица города Хошимин. Источник: saigoneer.com.

Тем не менее, как уже подчеркивалось выше, вьетнамская экономика растет быстрыми темпами, расширяется и средний класс. Один из признаков принадлежности к среднему классу – личный автомобиль. Поэтому неудивительно, что продажи автомобилей во Вьетнаме бьют рекорды. В 2015 г. во Вьетнаме продали 245 тыс. автомобилей, что на 55% больше показателей предыдущего года.

Во Вьетнаме производят автомобили с 1991 г.; объемы производства достигают 100 тыс. в год. Этого недостаточно для удовлетворения растущего спроса. Значит, вырастут поставки иностранных авто.

Пока что среди поставщиков автомобилей во Вьетнам лидируют Южная Корея и КНР. Но ситуация может измениться с 2018 г., когда в силу вступит соглашение о зоне свободной торговли между Вьетнамом и ЕС. В настоящее время более трети экспорта европейских автомобилей приходится на страны Азии и Океании. Сейчас на европейские автомобили с малым и средним двигателем во Вьетнаме действуют тарифные пошлины в размере 70-78%. Тарифные пошлины на грузовики до 5 т. составляют 65%.

После 2018 г. Вьетнам начнет снижать пошлины на европейские легковые и грузовые автомобили. Такие европейские автопроизводители, как «Рено» и «Вольво» высоко оценивают перспективы Зоны свободной торговли с Вьетнамом. Например, «Вольво» готовится открывать во Вьетнаме производства автомобилей.

А что же белорусские и российские автопроизводители? По словам Лам Чи Куанга, бывшего гендиректора вьетнамской автокорпорации, белорусским и российским автопроизводителям будет сложно завоевывать вьетнамский рынок. 

Соглашение о ЗСТ Вьетнама и ЕАЭС предусматривает обнуление таможенных пошлин на технику из стран Союза. Однако вьетнамское руководство ввело квоты на поставки белорусской и российской автотехники по льготным тарифам.

В этом году Беларусь сможет поставить во Вьетнам по льготным тарифам 250 автомобилей и 300 единиц – в 2018 г.

Вьетнамский рынок интересен не только сам по себе. В силу географического положения, Вьетнам – удобное «окно в Азию».  И в это окно активно идут европейские автопроизводители.

Как завоевать вьетнамский авторынок


Что же могут предпринять страны ЕАЭС для завоевания вьетнамского и азиатского авторынка? Для ответа на этот вопрос следует взглянуть на ситуацию в более широком масштабе.

Во-первых, рост продаж автомобилей означает рост потребления топлива. По прогнозам российских экспертов, к 2040 г. основными потребителями нефтепродуктов станут развивающиеся страны Азии. При этом основным потребителем нефтепродуктов будет не промышленность, а транспорт[1].  Итак, азиатские автомобили, включая вьетнамские, будут главными потребителями мировой нефти. Цены на нефть, скорее всего, будут расти. Следовательно, традиционные автомобили будут становиться все более дорогим удовольствием для жителей стран Азии.

Во-вторых, загрязнение окружающей среды является спутником быстрого экономического роста. По уровню загрязнения воздуха Ханой, столица Вьетнама, занял второе место после индийского города Варанаси. Вьетнамские власти озабочены загрязнением воздуха. Вероятно, что в целях снижения уровня загрязнения выхлопными газами во Вьетнаме могут ограничить импорт автомобилей.

Одним из вариантов завоевания азиатского рынка в этих условиях было бы производство электромобилей и автомобилей на водородном двигателе. Автомобили на водородном двигателе производят в Корее и Японии, но их цена высока для вьетнамского покупателя. Создание совместных предприятий по сборке автомобилей на альтернативных видах топлива позволило бы занять пока свободную нишу на азиатском авторынке.

Задание на завтра


Выше приведен небольшой пример того, как можно разрабатывать стратегию взаимодействия с Вьетнамом в рамках зоны свободной торговли. Можно высказать и ряд дополнительных, более общих рекомендаций:

1. Расширить инвестиционное сотрудничество с Вьетнамом на все страны ЕАЭС. Вьетнам  в основном инвестирует в сельское хозяйство, телекоммуникации и добычу полезных ископаемых. Уверен, что миллиарды вьетнамских инвестиций не помешали бы и сельскому хозяйству, например, Беларуси. Но пока что только Россия и Вьетнам договорились упростить инвестиционное сотрудничество. Также вьетнамские инвесторы могли бы заинтересоваться парком «Великий Камень» и телекоммуникационной составляющей «Нового Шелкового Пути», который проходит через территории стран ЕАЭС.

2. Подумать о создании совместных предприятий на своих территориях. Основная статья вьетнамского экспорта – это не рис или морепродукты, а  мобильные телефоны, текстиль и электроника, включая компьютеры. Для вьетнамской стороны было бы дешевле собирать гаджеты на территории Беларуси, России или Казахстана с последующей продажей на рынках ЕАЭС и Евросоюза, чем транспортировать продукцию из Вьетнама.

3. Активнее идти на компромисс, учитывая актуальные проблемы партнеров. Например, если крах ТТП ударит по вьетнамской текстильной отрасли, можно расширить доступ вьетнамской швейной продукции на рынок стран ЕАЭС. Не вижу ничего плохого в том, что на рынках Беларуси или Казахстана  вьетнамский текстиль немного потеснит турецкую или китайскую продукцию. Соответственно, и Беларусь может попросить Вьетнам инвестировать в ее молочную промышленность, не увеличивая напряженности на российском молочном рынке.

4. Регулярно, например, раз в квартал, проводить «круглых столы», посвященные работе зоны свободной торговли с Вьетнамом. Это – первая зона свободной торговли с ЕАЭС. Именно она может стать «лакмусовой бумажкой» для тех стран, которые захотят упростить торговлю с Евразийским союзом.

5. Торговая стратегия должна учитывать не только пожелания экспортера в духе: «мы хотим продавать как можно больше удобрений, тракторов и грузовиков». Нужно работать «на опережение», учитывая будущие тренды потребления в стране-партнере.  Нельзя игнорировать возможные политические и социальные изменения. Следует ориентироваться на потребности покупателей, а не интерес продавца.

Свобода торговли страдает от эгоизма участников. Зачастую соглашение о свободной торговле воспринимается каждой стороной как возможность больше продать своей продукции, при этом защитив своих производителей от конкуренции со стороны других участников соглашения.

В ЕАЭС периодически проявляется недуг «экономического эгоизма». Речь идет о запретах или ограничениях ввоза продукции из стран-участниц ЕАЭС. Поэтому на зоне свободной торговли с Вьетнамом страны-участницы ЕАЭС могут «обкатать» механизмы разрешения споров, развить способность идти на уступки и оперативно вносить изменения в договорные условия. Успех ЗСТ с Вьетнамом позволит странам ЕАЭС не только создать аналогичные зоны с другими государствами, но также позволит найти рецепты решения проблем внутри союза.


Глеб Шутов, белорусский политолог (Минск)


[1] Институт энергетических исследований РАН, Аналитический центр при Правительстве Российской Федерации. «Прогноз развития энергетики мира и России до 2040 года». Москва, 2014.

Комментарии
21 Июля
РЕДАКТОРСКая КОЛОНКа

Иначе дезинтеграция в ряде секторов Союзного государства может принять необратимый характер.

Инфографика: Сухопутные войска США в Европе
инфографика
Цифра недели

$1,7 млн

составила сумма контрактов концерна «Белэнерго» и «Уральского турбинного завода» на совместную реконструкцию и модернизацию крупных белорусских теплоэлектроцентралей (ТЭЦ)