01 Августа 2016 г. 00:00

Абхазия на пути к новому противостоянию

Абхазия на пути к новому противостоянию
Фото: http://tass.ru/

В последние недели политическая напряженность в целом ряде регионов постсоветского пространства резко возросла. Нападения на полицию в Армении и Казахстане привлекли всеобщее внимание. Однако события в Абхазии даже на фоне этих событий имеют самостоятельное значение. Противоречия между властью и оппозицией вылились в протесты и референдум о досрочных выборах. Каковы причины случившегося, и что в действительности происходит сегодня в Абхазии?

Положение в Абхазии во многом отличается от ситуации в других де-факто государствах. В военном плане конфликт между Абхазией и Грузией находится в стадии глубокой заморозки по сравнению, например, с конфликтом вокруг Нагорного Карабаха. Это обусловлено, прежде всего, военной помощью России и присутствием российских военных на территории Абхазии.

С политической точки зрения, для строительства собственной государственности у Абхазии было более 20 относительно спокойных лет, когда она, опираясь на поддержку России, выстраивала государственные институты и пыталась развиваться, находясь сначала в непризнанном статусе, а после событий 2008 г. получив признание от России. За эти годы республика смогла обеспечить некоторое развитие. Однако политэкономическая модель, подходившая для послевоенного периода, сегодня требует кардинального пересмотра.

Борьба кланов

Абхазия вошла в политический и социальный кризис далеко не в 2016 г. В Абхазии он носит перманентный характер, а истоки его следует искать еще в клановой системе начала 1990-х гг. События, связанные с противостоянием С. Багапша и Р. Хаджимбы, при всей их сложности, воспринимались не как системный кризис, а скорее как традиционная борьба группировок и закономерный процесс перехода от военного к поствоенному периоду.

Последовавший период президентства C. Багапша, который проявлял заметную самостоятельность даже от Москвы, был периодом относительной политической стабильности, о которой сегодня не может быть и речи.

Политический кризис, возникший в республике в 2016 г. – не первый за последние годы. Все помнят события вокруг прихода к власти нынешнего президента Р. Хаджимбы, и досрочной отставки прежнего руководителя республики А. Анкваба весной-летом 2014 г. Сегодня мы видим новый виток напряженности между властью и оппозицией, прежде всего, в лице партии «Амцахара».

На данном этапе президент Р. Хаджимба переиграл своих оппонентов. Индикатором кризиса стал вопрос о проведении референдума о доверии президенту, который был провален. Явка составила чуть более 1% (не в последнюю очередь из-за курортного сезона). В итоге оппозиция не использовала референдум, фактически провалив собственную затею, и не смогла с пропагандисткой точки зрения убедительно обвинить власти в его срыве.

Кроме того, президент Р. Хаджимба поступил верно, отстранив на время от должности министра внутренних дел, против которого был направлен персональный протест оппозиции. Однако дело этим не ограничилось. Вскоре после встречи в Абхазии В. Суркова и О. Говоруна с президентом Р. Хаджимбой последовало решение об отставке генпрокурора и премьер-министра республики А. Миквабия. Хотя по официальной информации на встрече обсуждались вопросы помощи Абхазии и реализации инвестиционной программы, понятно, что перестановка на таком уровне согласовывалась с Москвой.

Именно против А. Миквабия были во многом нацелены действия оппозиции. Еще в феврале 2016 г. на сессии абхазского парламента был поднят вопрос о вотуме недоверия, в том числе из-за срывов сроков паспортизации населения.

Временная передышка

О чем же свидетельствуют июльские события в Абхазии, повлекшие в итоге отставку премьер-министра? Тактически власть выиграла очередной раунд политической борьбы.

В условиях курортного сезона накал политической конфронтации пойдет на спад. Однако это вовсе не защищает от повторения кризиса осенью.

У оппозиции поддержка хотя и несколько меньшая, чем у президента, но явно выше 1% пришедших на референдум. Хотя популярность президента остается довольно высокой, и он поддерживается Москвой как политик, обеспечивающий союзные отношения с Россией.

Сама по себе отставка премьер-министра «выпускает пар», способствует временной стабилизации, но стратегически она не решает проблему противостояния президента и оппозиции. Последняя намечает проведение осенью общенародного схода. В перспективе республику ожидают парламентские выборы, причем также должны произойти и реформирование выборной системы в сторону смешанной и усиление  роли парламента.

В этом контексте отставка премьер-министра – это шаг во многом вынужденный и обеспечивающий временную передышку. Теперь многое будет зависеть от ее эффективности и от ее умения взаимодействовать с Россией в ближайшие месяцы.

Отношения с Россией

В последние годы в отношениях Абхазии и России наметился ряд проблем. Особенно ярко они высветились в ходе обсуждения договора между Москвой и Сухумом. По настоянию абхазской стороны из текста были исключены положения, свидетельствующие об интеграции, а речь в итоге шла о стратегическом партнерстве. Возникли довольно острые разночтения, например, по земельному вопросу.

Подписание договора зафиксировало противоречие между экономической зависимостью от Москвы и стремлением абхазского общества и элиты отстоять свой суверенитет в наиболее широких его формах.

Безусловно, тесная связь России и Абхазии очевидна. Русский язык является языком общения, в стране дислоцированы российские военные. Абхазия заняла пророссийскую позицию в вопросе о введении санкций по отношению к Турции. Однако это не разрешает проблемы зависимой и стагнирующей экономики, и стремления при этом использовать свое положение в международном контексте для получения определенных преференций. В Абхазии нет сколько-нибудь серьезных антироссийских политических сил, однако влияние России на само абхазское общество часто преувеличивается.

Что касается экономической помощи России, то она является определяющей. За постсоветский период Абхазии не удалось построить сколько-нибудь современную и самостоятельную экономику. В 2016 г. Москва увеличивает помощь республике с 4 до почти 8 млрд. руб, 4,7 млрд. из которых как раз входят в программу содействия социально-экономическому развитию Абхазии, обсуждавшуюся В. Сурковым и О. Говоруном с Р. Хаджимбой 18 марта.

Экономика республики

В 2015 г., как и в предыдущие годы, основными торговыми партнерами Абхазии выступали Россия и Турция. На их долю приходится 83% всего товарооборота, причем 65% приходилось на Россию и 18% – на Турцию. На долю остальных стран приходилось 17%. При этом колоссален дисбаланс в сторону импорта в Абхазию. Эксперты отмечают, что в связи с ростом курса доллара и переориентацией на российский рынок с его режимом беспошлинной торговли, импорт из Турции сокращается.

Тем не менее,

решение Абхазии присоединиться к санкциям против Турции, конечно, довольно значимо и не оставляет сомнений в том, кто для Абхазии стратегический партнер.

Данное решение несло определенные риски, но не обещало больших экономических потерь. Не в последнюю очередь потому, что турецким бизнесом в Абхазии занимаются, как правило, абхазские репатрианты из Турции, многие из которых имеют абхазские паспорта. Поэтому существует еще и проблема того, как отделить турецкий бизнес от абхазского. Кроме того, ряд турецких кампаний участвуют в проектах, обеспечение которых идет от главного донора – России.

В России есть понимание, что одного военного присутствия в Абхазии недостаточно. Нужно заниматься формированием более современной модели экономики и повышением уровня жизни. В ином случае поступающие в Абхазию деньги будут уходить в песок.

В этой связи следует обратить внимание на курортную инфраструктуру, играющую огромную роль в экономике Абхазии. Примечательно, что последний кризис в республике не привел к массовому оттоку отдыхающих. Абхазское направление в условиях акцента в России на внутренний туризм стало еще популярнее. Но уровень сервиса, несмотря на строительство целого ряда отелей, остается довольно низким, сохраняются проблемы с санитарией, курортной инфраструктурой и т.д. Перспективные проекты существуют. Например, ландшафтная реконструкция в Гаграх и воссоздание сада принца Ольденбургского. Но таких проектов пока немного.

Кадры решают все

Современный кризис в Абхазии замешан на следующих составляющих:

1. Этнизация, которая особенно рискованна в многонациональной Абхазии, где абхазов лишь чуть больше половины населения. В стране проживают крупные национальные меньшинства – армяне и грузины, или, как их часто называют в Абхазии, мегрелы – прежде всего жители Восточной Абхазии.

2. Коррупция, замешанная на клановости. Можно сказать, что это во многом характерно и для республик российского Северного Кавказа, в некоторых их которых уровень жизни не отличается в лучшую сторону от абхазского. Однако в условиях независимости и отсутствия федерального центра эти аспекты оказывают большее влияние на политэкономическую систему.

В результате в российской экспертной среде нередко звучит критика власти предержащих в Абхазии. Некоторые эксперты заявляют об «иждивенчестве» местных элит. Другие говорят, что Россия слишком много отдает и слишком мало получает. Доля правды в этой критике есть. Однако надо учитывать, что перейти от клановой модели управления к иной одним прыжком невозможно. Тем более, когда стоит вопрос о сохранении себя как народа и собственной самобытной культуры. Да и за геополитическое влияние приходится платить. Вопрос в том, что степень эффективности может быть при этом разной.

Пока удалось достичь заметных успехов в инфраструктурном строительстве, но результаты явно недостаточны, чтобы развернуть экономику в сторону поступательного развития. Тем не менее, все более пристальное внимание к Абхазии со стороны Москвы, с точки зрения оптимизации политического процесса и реализации программ развития, дает надежду. Ее воплощение в жизнь зависит от профессиональной компетенции обеих сторон, и здесь вопрос о кадрах вновь выступает на первый план.

Александр Гущин, к.ист.н.,
заместитель заведующего кафедрой стран постсоветского зарубежья РГГУ

Загрузка...
Комментарии
02 Сентября
РЕДАКТОРСКая КОЛОНКа

Что стоит за визитом советника Трампа в Минск.

Инфографика: 5 ключевых событий в ЕАЭС в 2018 году
инфографика
Цифра недели

37 000

военных соберут учения США и НАТО DEFENDER-Europe 20. Из них 20 тыс. будут переброшены в Европу с континентальной части США, 9 тыс. – американские солдаты с европейских баз США, а 8 тыс. примут участие от других стран

Mediametrics