28 Августа 2018 г. 20:30

Альтернатива SWIFT: готов ли ЕС бросить вызов «финансовому НАТО»

Альтернатива SWIFT: готов ли ЕС бросить вызов «финансовому НАТО»
Фото: unikassa.ru

Американские санкции против Ирана в очередной раз поставили Евросоюз перед непростым выбором. С одной стороны, ЕС двигается в фарватере США, но с другой, европейские компании успели наладить крепкие торгово-экономические связи с Тегераном. Евросоюз не хочет просто так поступаться своими интересами и поэтому ввел в действие блокирующий регламент, который должен защитить его компании от американских санкций против Ирана. А недавно министр иностранных дел ФРГ Хайко Маас с той же целью предложил Евросоюзу создать собственный аналог системы передачи информации о платежах SWIFT, который не зависел бы от США. Однако на деле осуществимость подобной затеи по многим причинам ставится под сомнение.

Что стоит за дискуссией об отказе от SWIFT в ЕС


В отношении дискуссий о SWIFT (Система всемирных межбанковских финансовых телекоммуникаций), которые начал министр иностранных дел Германии, следует отметить следующее. Во-первых, подобное обсуждение означает, что на официальном уровне появилось признание зависимости Европы от США. Во-вторых, постепенно приходит понимание того, что американская внешняя политика, связанная с обрушением экономических конкурентов для роста американской мощи – это надолго, если не навсегда, что и заставляет рассматривать разные варианты действий. В-третьих, это также и признание со стороны представителей ЕС происходящей сейчас переконфигурации мира и рынков (а это именно то время, когда надо активно действовать, укреплять свои позиции, а не «сидеть и бояться»). Это понимание необходимости открывать новые рынки и укрепляться на старых.

В-четвертых, это предложение можно в некотором смысле рассматривать даже как инструмент экономической войны, если он будет введен, и как прощупывание почвы в оценке возможной реакции партнеров по ЕС и США. В-пятых, разговоры о SWIFT в ЕС показывают, что уже оформились силы, готовые к конфронтации с США. В-шестых, дискуссия о SWIFT полезна и для России в контексте угроз США.

Если в свое время представители ЕС поддержали отключение от SWIFT Ирана, вряд ли можно рассчитывать, что такое ни при каких обстоятельствах не может произойти и с Россией (даже учитывая, что Россия находится на втором месте после США по числу участников системы).

В-седьмых, данная дискуссия демонстрирует глобальную взаимозависимость всех через доллар и, соответственно, контроль США над всеми и вся через отслеживание всех долларовых сделок.

Именно ответы на эти вопросы позволяют говорить конкретно, как будет развиваться ситуация вокруг SWIFT в ЕС. Здесь наиболее важен ответ на первый вопрос, связанный с суверенитетом государств-членов ЕС. От готовности вернуть и отстаивать суверенитет и собственные экономические интересы будет зависеть продолжение данной дискуссии и разработка конкретных шагов или, напротив, их сворачивание.

Риски разрушения SWIFT


Не все лидеры ЕС смогли сразу дать оценку предложению министра иностранных дел Германии, полагая его провокационным. Например, сама Ангела Меркель сказала, что это предложение – просто мнение одного из государственных чиновников и подчеркнула важность сотрудничества ЕС с США.

Кроме того, многочисленные европейские эксперты сразу же отметили, что эта идея нереалистична и демонстрирует только общую европейскую фрустрацию и непонимание, что делать и как дальше жить.

Возможное формирование дублирующей системы займет годы. При этом у США всегда будет возможность помешать европейским компаниям работать и зарабатывать там, где они хотят. А один из экспертов заявил, что после объявления Брюсселем Блокирующего статута США могут даже арестовать Жан-Клода Юнкера, когда тот прилетит в Вашингтон.

Собственная пиар-служба SWIFT пока воздерживается от ответов на многочисленные вопросы и только лишь сообщает, что продолжает консультации как с Вашингтоном, так и с Брюсселем. Евросоюз отказал в поддержке санкций США против Ирана и не вышел из ядерной сделки, таким образом поставил Систему между Сциллой и Харибдой. Теперь Совету SWIFT осталось только решить, кто страшнее – Сцилла или Харибда.

Однако изредка некоторые европейские эксперты оптимистично заявляют, что ЕС способен выиграть эту войну, так как организация SWIFT находится не в Нью-Йорке, а в Бельгии, и обязана по этой причине соответствовать законам Бельгии и ЕС. Совет SWIFT состоит из представителей 25 крупнейших мировых банков, включая два американских – Citigroup и J.P. Morgan. И если благодаря Блокирующему статуту ЕС выводит свои компании из-под санкций США, означает ли это, что только представители двух американских банков будут настаивать на исполнении американских санкций? Будет ли эта дискуссия сама по себе разрушительной для Совета SWIFT? И станет ли он соответствовать законам США или ЕС?

SWIFT как «финансовое НАТО»


Действительно, некоммерческая негосударственная коллективная организация (система) SWIFT базируется в бельгийском муниципалитете и подчиняется в своей деятельности европейскому праву. Она была создана в 1973 г. для передачи между финансовыми организациями информации и платежей. С учетом растущего числа участников (ныне их более 10 тыс.), SWIFT – реальное воплощение глобального финансового мира. Использование SWIFT – это использование понятного для всех банковских служащих языка, который является более быстрым и надежным, нежели телекс, факс или международные банковские реквизиты, однозначно идентифицирующие клиентский счет (IBAN).

Формально SWIFT заявляет, что политически нейтральна, однако к настоящему времени у нас много фактов того, что организация SWIFT всегда подчинялась решениям США. В частности, SWIFT уже блокировала транзакции в Кубу и в Иран. Здесь важно, что SWIFT использует для своей деятельности телекоммуникации НАТО, которые обещают безопасность транзакциям.

Кроме того, после теракта 11 сентября 2001 г. Минфин США получил доступ к информации SWIFT для отслеживания возможных транзакций террористических групп.

ЕС и SWIFT: гол в свои ворота?


В нынешних дискуссиях о SWIFT в Евросоюзе, в момент, когда он почувствовал на себе особенно сильно неприятный диктат США, нельзя не заметить стремление политических лидеров стран-членов ЕС заставить США признать Брюссель своим равноправным партнером.

Соответственно, в ЕС все чаще и сильнее говорят о неподчинении решениям США, хотя вряд ли эти дискуссии все-таки выйдут на официальный уровень ЕС.

Вопрос заключается в том, есть ли у Евросоюза реальные инструменты для сопротивления. К началу ноября, когда на всех накатится вторая волна антииранских санкций, которая затронет нефтегазовую промышленность, энергетику, транзакции, связанные с Иранским центральным банком, ЕС предстоит дать ответ.

Безусловно, санкции США, которыми те угрожают европейским компаниям, торгующим с Ираном, представляются довольно жесткими, ведь они означают запрет на работу с американской банковской системой, заморозку счетов на территориях, находящихся под юрисдикцией США (то есть практически повсеместную заморозку), запрет конкретным лицам на въезд в США. Под угрозой подобных санкций вряд ли можно считать, что банки, компании и лидеры стран ЕС осмелятся открыто пойти против США.

Кроме того, можно вспомнить, что, когда в 2012 г. США приняли закон, налагающий санкции на компании, имеющие финансовые отношения с Ираном, Совет ЕС также принял резолюцию, запрещающую взаимодействие с Ираном для всех игроков на пространстве ЕС. Таким образом, ЕС в свое время недальновидно поддерживал подобные действия США. Так что вряд ли последние предполагают, что ЕС способен занять иную позицию и придерживаться ее. Но интересно, что SWIFT, прекратив обслуживание транзакций, связанных с Ираном, сослался именно на решение ЕС, восприняв его как компромисс, и в такой ситуации с долей натяжки, но мог заявить о своей политической нейтральности. Сейчас ситуация иная.

Можно также предположить, что монетарные власти ЕС поддержат банки, обслуживающие иранских клиентов, и обеспечат им доступ к платежной системе Европейского центрального банка (ЕЦБ). При этом есть угроза, что Дональд Трамп не побоится (а он действительно не побоится) ввести санкции против ЕЦБ.

Однако это будет означать чрезмерно напряженную ситуацию во взаимоотношениях ЕС с США, что, в свою очередь, вызовет опасения властей ЕС.

Кроме того, представители ЕС не могут не задумываться о том, что создание альтернативы SWIFT повредит существующей системе, а выключение из новой системы США также порождает множество вопросов для европейских партнеров. Надо понимать, что для США данная идея звучит как вызов, в том числе и вызов долларовому доминированию. По этой причине дискуссия о новой SWIFT в ЕС в большей степени выглядит как поиск вариантов компромисса и болезненный поиск альтернатив.

Однако сложившаяся ситуация действительно требует коллективного ответа ряда государств, так как теперь всем очевидно, что в такой ситуации может оказаться любая страна, которая в чем-то не согласится с США.

Альтернативы и выводы


Прецеденты создания альтернативной SWIFT уже имеются. В 2015 г. свою систему (Китайскую международную платежную систему) запустил Народный банк Китая. 8 октября 2015 г. был произведен первый зарубежный перевод в юанях из Пекина в Люксембург (получатель – компания IKEA). Тогда же многие назвали эту систему «убийцей SWIFT». Она позволяет расплачиваться в юанях напрямую китайцам и их зарубежным партнерам. Немаловажное значение имеет и тот факт, что использование своей системы транзакций позволяет Китаю защитить данные о финансовых переводах от США.

В России банки также начали тестировать свои системы обмена данными, и обсуждается идея формирования общей международной платежной системы с Китаем.

Учитывая эти тенденции, очень многое будет зависеть и от позиции Совета SWIFT. Хотя проблему американских санкций против компаний ЕС, взаимодействующих с Ираном, это не снимет, что загоняет в угол европейских бизнесменов, которые, в отличие от политиков, не готов жертвовать деньгами ради сохранения имиджа самостоятельных игроков.


Наталья Еремина, доктор политических наук, доцент кафедры европейских исследований СПбГУ

Загрузка...
Комментарии
22 Октября
РЕДАКТОРСКая КОЛОНКа

Попытки Запада рассматривать Беларусь как «вторую Украину» создают новые риски.

Инфографика: 5 ключевых событий в ЕАЭС в 2018 году
инфографика
Цифра недели

25%

составляет запланированный рост численности литовской армии к 2024 г. Увеличить намерены как число профессиональных военных, так и резервистов

Mediametrics