23 Сентября 2016 г. 00:00

Беларусь и Россия: энергетическое противостояние или союз?

Беларусь и Россия: энергетическое противостояние или союз?
Фото: tvc.ru

Несколько дней назад Александр Лукашенко выступил с критикой интеграционных объединений с участием Беларуси. Он предложил рассмотреть вопрос повышения эффективности участия в ЕАЭС. Президент Беларуси обозначил необходимость скорейших развязок с Россией по вопросу поставок газа и нефти. Как это прокомментировали в Минске и Москве - читайте в материале «Евразия.Эксперт».

Взгляд из Беларуси

Директор Центра по проблемам европейской интеграции (Минск) Юрий Шевцов, комментируя заявление Александра Лукашенко, отмечает: «Это действительно беспрецидентно жесткая позиция, но поводом для неё являются экономические споры, то есть вопросы вполне решаемые. Главная претензия – это проблема определения цены на газ в этом году».

По мнению политолога, накопившиеся проблемы не являются «чем-то роковым, однако заявление звучит очень жестко». Шевцов  подчеркивает, что ранее спорные ситуации в торговле всегда разрешались, будут улажены и текущие противоречия.

Осведомленный источник в правительственных кругах Беларуси заявил «Евразия.Эксперт», что проблема связана с «непоследовательностью российской стороны в реализации интеграционных договоренностей». Привлекательность евразийского интеграционного проекта для Беларуси заключается в создании полноценного единого рынка, с равными условиями конкуренции для субъектов хозяйствования.

Условия обсуждались долго и мучительно и вылились в пакет из 17 соглашений по формированию Единого экономического пространства, который был введен в действие с 1 января 2012 г.

Один из краеугольных камней этой конструкции – Соглашение о правилах доступа к услугам естественных монополий в сфере транспортировки газа по газотранспортным системам, включая основы ценообразования и тарифной политики от 9 декабря 2010 г.

Именно основываясь на нем (о чем четко сказано в преамбуле) Беларусь и Россия подписали действующее соглашение о порядке формирования цен при поставке природного газа в Республику Беларусь от 25 ноября 2011 г.

Статья 3 устанавливает формулу цены газа для Республики Беларусь. Но одновременно в ней указано, что эта формула применяется до выхода на равнодоходные цены на газ (т.е. одинаковые для внешних и внутренних потребителей газодобывающих стран-членов ЕЭП).

И оговаривается, что если с 1 января 2015 г. такого выхода не произойдет, то цена для Беларуси не может превышать уровень цены на газ, рассчитанной по правилам Соглашения ЕЭП от 9 ноября 2010 г. (сейчас цена по формуле получается в два раза выше этого уровня).

Россия в 2013 г. решила, что в интересах поддержания экономического роста ей невыгодно переходить на равнодоходные цены. Беларусь с уважением относится к этому решению, при условии, что оно не затронет условия конкуренции на общем рынке.

Белорусская сторона настаивает, что предприятия должны получать энергоносители по сопоставимым ценам. Однако «уклонение» российской стороны от обязательств по статье 3 Соглашения о порядке формирования цен мешает равным условиям и честной конкуренции на общем рынке.

Собеседник «Евразия.Эксперт» подчеркивает, что «вместо учета юридически обоснованной позиции белорусской стороны начинается давление через снижение поставок нефти, запреты на ввоз продукции отдельных предприятий».

Взгляд из России

Российские специалисты, опрошенные «Евразия.Эксперт», соглашаются, что корень текущих «газовых» проблем – в противоречиях, возникших между межправительственными соглашениями России и Беларуси и коммерческим контрактом «Газпрома» с белорусской стороной.

Ведущий аналитик Фонда национальной энергетической безопасности, преподаватель Финансового университета при Правительстве России Игорь Юшков поясняет, что сейчас речь идет о том, чтобы перевести газовый экспорт в Беларусь на новую формулу ценообразования: среднероссийская цена + небольшая стоимость доставки (из Смоленской обл.).

«Полагаю, что стратегическое решение о смене формулы ценообразования и переход в расчетах с долларов на рубли принято на уровне глав государств. Дальше начинается техническая работа», – говорит эксперт.

Смена формулы цены, по расчетам «Евразия.Эксперт», при текущем курсе доллара позволит Беларуси сэкономить только за 2017 г. около 53 млрд руб. или $815 млн с учетом закупки газа на уровне 2015 г. в объеме 18,4 млрд куб. м. Речь идет о снижении цены примерно на 30%.

Но встает вопрос: с какого момента перейти на новую формулу? Если переход будет с 2017 г., то как быть с оставшейся частью 2016 г.?

Основной предмет конфликта – долги, которые насчитал «Газпром», исходящий из того, что Беларусь должна платить в 2016 г. по старой цене в соответствии с коммерческим контрактом. Беларусь говорит о том, что она должна платить по новой формуле, которая предполагает равнодоходную цену («среднероссийская цена + стоимость доставки»).

«Минск усиливает давление, потому что результат на переговорах уже близок, но вопрос затормозился на технической составляющей, - говорит Юшков. – Однако у Беларуси уже давно есть множество привилегий по сравнению с другими импортерами».

Так, Беларусь – это единственная страна, цена на газ для которой привязана к тарифам внутри России, а не к нефти, как у остальных покупателей. Когда к такой формуле перешли в 2011 г., это позволило Беларуси серьезно снизить цену на импорт газа. Но когда рубль упал по отношению к доллару, то стоимость газа для Беларуси повысилась и приблизилась к цене для некоторых европейских стран. В этих условиях российская сторона согласилась на переговоры о новой формуле цены.

«Лукашенко недоволен тем, что Россия начинает привязывать решение газового вопроса к нефтяному, и тем фактом, что Беларусь получит на 2 млн тонн нефти меньше, если не выполнит определенные обязательства», – поясняет Юшков.

С точки зрения формальных правил игры, соглашение России и Беларуси гласит, что последняя обязана поставлять определенный объем нефтепродуктов на российский рынок после переработки полученной из России нефти. Если это условие не выполняется, «Транснефть» имеет право прекратить поставку 2 млн тонн нефти в год в Беларусь. Это часть договоренностей, согласно которым Беларусь получает российскую нефть беспошлинно.

Перспективы интеграции

Белорусская сторона не может закрывать глаза на то, как из-за лоббирования интересов крупного российского бизнеса все более призрачными становятся перспективы единой энергетической, промышленной, сельскохозяйственной и транспортной политики, единой стратегии импортозамещения – то есть, всего того, что делало ЕАЭС институтом развития, говорит источник в правительственных кругах Беларуси.

«Если Беларусь придет к выводу, что такое выхолащивание не беспокоит российских партнеров и соответствует их намерениям, то стратегия развития страны будет выстраиваться с пониманием, что участие в Евразийском экономическом союзе задач инновационного рывка нам решить не поможет и для него надо привлекать дополнительно иных партнеров и иные источники», – заявляет собеседник «Евразия.Эксперт».

Директор Информационно-просветительского учреждения «Актуальная концепция» Александр Шпаковский убежден, что ситуация с поставками энергоносителей может разрешиться только через ускорение интеграционных процессов в ЕАЭС. Политолог считает, что России как «стержневому государству ЕАЭС» следует «определиться с темпами интеграции».

«Исходя из этих темпов, Беларусь будет выстраивать свою внешнеполитическую стратегию, – говорит Шпаковский. – Если эти процессы будут идти медленно и существовать только на бумаге или из соображений пиара, то официальный Минск не только может, но и должен отозвать какую-то часть направленных в состав Евразийской экономической комиссии чиновников». Вместе с тем, эксперт считает, что «свертывания участия Беларуси в интеграционных проектах с Россией не будет».

«Лукашенко – опытный политик и знает, что для Путина интеграционный процесс очень важен», – говорит Игорь Юшков. Однако, по мнению эксперта, здесь нужен сбалансированный подход, потому что рано или поздно критики могут сказать, что экономически интеграция больше приносит Беларуси, а не России. Экспортные пошлины на нефть отменены. Сегодня они идут в белорусский бюджет. По ценам на газ для Беларуси всегда действуют наиболее оптимальные условия среди всех клиентов «Газпрома», и здесь обе стороны проявляют гибкость в изменении подходов к ценообразованию.

Юшков напоминает, что «интеграция – это взаимовыгодный процесс, и развивать ее за счет лишь одной страны невозможно». Поэтому придется искать компромиссы. Россия предлагает развязку – предоставление равнодоходной цены на газ, но оплата Беларусью поставок хотя бы за первое полугодие 2016 г. по старой цене.

Также Юшков отмечает, что стороны могут найти развязки путем обсуждения сроков «переходного периода» при движении от текущих к равнодоходным ценам в рублях.

Опрошенные «Евразия.Эксперт» специалисты из Беларуси и России сходятся во мнении, что текущие противоречия будут преодолены путем компромисса.

В подготовке материала участвовали
Кирилл Метелица, Петр Петровский, Вячеслав Сутырин, Павел Воробьев

Загрузка...
Комментарии
09 Декабря
РЕДАКТОРСКая КОЛОНКа

Минск и Москва продолжают согласование спорных вопросов.

Инфографика: 5 ключевых событий в ЕАЭС в 2018 году
инфографика
Цифра недели

$12,3 млрд

ввозных таможенных пошлин поступило в бюджеты стран-участниц ЕАЭС в 2018 г. По сравнению с 2017 г. сумма выросла на 5,7% – Счетная Палата России

Mediametrics