27 Октября 2019 г. 18:14

Белград становится точкой опоры России на Балканах – сербский дипломат

Белград становится точкой опоры России на Балканах – сербский дипломат
Фото: evo-rus.com

25 октября Евразийский союз и Сербия подписали соглашение о создании Зоны свободной торговли. За 2-3 года Белград рассчитывает довести до $1,5 млрд товарооборот со странами Союза, среди которых особое значение беспошлинная торговля будет иметь для Армении и Кыргызстана, прежде не имевших с балканской республикой двусторонних соглашений такого рода. Вместе с тем, в Евросоюзе событие политизировали, подвергнув критике сближение Сербии с восточными партнерами. Об экономическом и политическом измерениях соглашения Сербии и ЕАЭС в интервью корреспонденту «Евразия.Эксперт» размышляет Срецко Джукич, посол Сербии в Беларуси в 2004-2011 гг.

– Соглашение о зоне свободной торговли между Евразийским экономическим союзом (ЕАЭС) и Сербией было подписано 25 октября. Что ознаменует собой реализация документа для Белграда?

– У Сербии до сих пор, с 1990 г. существует соглашение о зоне свободной торговли с Россией. Такое же соглашение подписано в 2008 г. с Беларусью, а в 2010 г. – с Казахстаном. Практически у нас существует зона свободной торговли между ключевыми странами Евразийского экономического союза. Сюда добавились еще две страны: Армения и Киргизия. Но, к сожалению, с этими странами наш товарооборот очень маленький. Ключевая для нас в экономическом отношении страна в рамках ЕАЭС – Россия. Более 90% нашего товарооборота с Евразийским экономическим союзом приходится на долю России, что является следствием соглашения о зоне свободной торговле.

По существу, новое соглашение является дополнением к этим двусторонним соглашениям. Но это не может существенно повлиять на рамки нашей торговли с ЕАЭС. Правда, соглашение, которое будет подписано 25 октября, имеет и другие измерения – политическое, геополитическое.

Хочу подчеркнуть, что с подписанием этого соглашения у нас практически не появляется существенного преимущества в сфере экономики, но вследствие подписания перед нами встанут политические вопросы.

В перечень беспошлинной торговли добавится несколько новых товаров, в частности брынза, сербский коньяк и ракия. Что касается импорта из этих стран, в Сербии будет появляться больше товаров. У нас, например, нет никакого экспорта из Казахстана. Из Киргизии время от времени появляется горох. Так что, следует использовать каждую возможность для расширения товарооборота, и с этой точки зрения соглашение будет полезным и интересным.

– На ваш взгляд, возможно ли вступление Сербии в Евразийский экономический союз в будущем?

– Это вопрос, который затрагивает определение внешней политики Сербии. В жизни, в политике все возможно. Но есть определение, что это очень-очень маловероятно. На практике я исключаю возможность членства Сербии в этом союзе по двум причинам.

Это не одна геополитическая реалия. У нас с этими странами никаких контактов в территориальном отношении нет. Мы очень далеки друг от друга, это тысячи и тысячи километров.

Сербия является европейской страной, она определила свою внешнюю политику, и [в ней] на первом месте находится членство Сербии в Европейском союзе.

– Почему Европейский союз протестует против сближения России и Сербии, соглашения о зоне свободной торговли между Сербией и ЕАЭС?

– Прежде всего, мы почти уже находимся на европейском пути развития. У нас европейская повестка дня во внешней политике. В этом смысле мы должны последовательно реализовывать внешнюю экономическую политику. Если хочешь стать членом сообщества, ты тогда должен соблюдать правила этого сообщества.

Евросоюз имеет правило о том, что страна, которая хочет подключиться и которая находится в процессе подключения – а Сербия находится в таком процессе – должна реализовывать политику Евросоюза. Тут ничего нового нет. Так делают и другие страны. Евросоюз не против сближения Сербии и России, но просит соблюдать правила европейской политики.

Я хочу обратить ваше внимание на то, почему Запад и Евросоюз протестуют против таких же отношений Сербии с Россией, да и с Китаем, и с Турцией. Сербия сидит сразу на четырех стульях. Это Евросоюзу не нравится и никак не может ускорить процесс нашего вступления в ЕС, а наоборот, тормозит и останавливает его.

– Может ли Сербия в перспективе стать одним из звеньев пространства между ЕС и ЕАЭС?

– Нет никакой возможности для того, чтобы Сербия стала одним из звеньев пространства между Евросоюзом и ЕАЭС. Для Сербии нет такого потенциала. Надо помнить, что, вопреки тому, что Белград остался, как и раньше, столицей, Сербия – не социалистическая федеративная республика Югославия, которая могла бы сыграть эту роль.

– Как Россия сегодня представлена в экономике Сербии? В каких сферах сербской экономики Россия более активна, наблюдается прогресс, а в каких сферах – регресс?

– У нас с Россией всегда существовали экономические отношения, которые характеризовались очень высоким участием в нашем импорте энергетики, сырья из России, а раньше – из Советского Союза. Россия и сегодня присутствует в сербской экономике, прежде всего, в сфере энергетики и импорта сырья.

Что касается энергетики, на этом надо более подробно остановиться. Во-первых, мы 10 лет назад продали нашу нефтяную компанию российской компании «Газпромнефть». Это были небольшие деньги, где-то порядка $100 млн. Вместе с перерабатывающими мощностями мы продали также доступ к нашим нефти и газу. Кроме того, мы в этом же энергетическом пакете дали «Газпромнефти» очень высокие ренты – ставки, которые у нас важны для эксплуатации нефтяных месторождений. Это самый высокий показатель – трехпроцентные. На практике из 5-6 млн тонн почти половина нефти перерабатывается из наших скважин. Российская компания фактически продает нашу нефть.

Во-вторых, Россия присутствует очень серьезно не только в Сербии, но и во всем регионе, со своим газом, например. Если во всех других странах Газпром существует как акционер с меньшим числом акций, то у нас он существует с контрольным пакетом акций.

Таким образом, наша энергетика находится в руках российского капитала.

Еще у нас существуют три российских банка. Россия нам дала кредит для реконструкции наших железных дорог. Но эту реконструкцию за российский кредит делают российские компании и российские строители, а не сербские. Это же касается и немецких, американских и всех остальных компаний.

Конечно, присутствуют и достаточно серьезные закупки российского военного оборудования и оружия, что длится уже несколько лет. Сербия в рамках Балканского полуострова является главной опорой для российского военного оборудования, для продажи военной техники, в конце концов, как точка политической опоры России на Балканах.

Для России характерна сильная экономика. Это 10‑12 стран в мире по ВВП. Тут на нашем рынке появляются и российские товары. В основном это сельскохозяйственная и пищевая продукция. Структура нашего экспорта на российский рынок для нас очень невыгодна. Почти 90% нашего экспорта определяют товары, которые касаются экспорта фруктов на российский рынок. Россия наращивает производство своих продуктов. Она сельскохозяйственная страна, и мы не можем рассчитывать на долгое присутствие сербских товаров на российском рынке.

Мы должны учитывать тот факт, что санкции, которые Запад навязывает России, влияют на ограничение сербского экспорта.

Сербия – страна, которая не подключилась к этим санкциям. В то же время нас Запад предупреждает о том, что Сербия не может пользоваться этой выгодой и замещать присутствие Запада и его товаров в торговле с Россией. У нас с Россией налажен товарооборот, который не отвечает нашим интересам. Это максимум $3,5 млрд в год. При этом следует сразу сказать, что наш экспорт движется к отметке в $1 млрд. Но в перспективе структура не очень выгодна и невозможно, чтобы в этой структуре мы увеличивали наш экспорт в Россию. Нам нужна иная структура народного хозяйства, которая поможет появиться на российском рынке, замещая перспективные товары, до сих пор экспортируемые на российских рынок [другими странами].

Загрузка...
Комментарии
05 Апреля
РЕДАКТОРСКая КОЛОНКа

О чем говорит «вакцинная дипломатия».

Инфографика: 5 ключевых событий в ЕАЭС в 2020 году
инфографика
Цифра недели

220 тыс.

тонн белорусских нефтепродуктов уже отгружено через российские морские порты, что почти на четверть превышает запланированные объемы – Мишустин

Mediametrics