15 Ноября 2016 г. 04:36

Поворот на Восток. Чего ждать от победы Додона в Молдове

Поворот на Восток. Чего ждать от победы Додона в Молдове
Победитель президентских выборов в Молдове Игорь Додон.
Фото: pan.md

13 ноября состоялся второй тур президентских выборов в Молдове, по результатам которого победил кандидат от Партии Социалистов Игорь Додон, которого называют пророссийским политиком. Победа далась тяжело,  выборы проходили в накаленной политической атмосфере. Что определило исход голосования и ждать ли геополитической переориентации Молдовы с Запада на Восток?

Зачем понадобились прямые выборы президента

Прямые президентские выборы – новое явление для республики. Их не было уже 20 лет. 4 марта 2016 г. Конституционный суд республики аннулировал положение Основного закона страны о проведении президентских выборов посредством голосования в парламенте.  Венецианская комиссия дала положительное заключение законопроекту, и в Молдове вновь было введено прямое всенародное голосование.

Это было на руку модератору нынешней политической системы республики олигарху Владимиру Плахотнюку, так как позволило перехватить повестку у оппозиции. Хоть само по себе проведение прямых президентских выборов в стране, где полномочия президента крайне ограничены, сомнительно с точки зрения политической логики.

Но это решение как никогда лучше соответствовало интересам тех, кто хотел «выпустить пар» накопившегося в обществе недовольства, дать передышку властям и направить протестные настроения в русло предвыборной кампании.

Итоги голосования

Первый тур президентских выборов в Молдове и его подоплека уже были описаны в предыдущей статье автора. Поэтому обратимся сразу к анализу итогов второго тура голосования. Результат, несмотря на протесты со стороны главного «прозападного» конкурента Додона Майи Санду и ряд нарушений, особенно в процедуре голосования диаспоры, можно считать репрезентативным. Итоги совпадают с опросами общественного мнения, проводившимися за неделю до голосования.

Перед вторым туром оценки наблюдателей разделились. Одни говорили о вероятной победе Додона, приводя аргументы о том, что ему осталось добрать до победы всего два процента, что в условиях поддержки со стороны Рената Усатого и части его сторонников сделать будет довольно легко. Другие отмечали  вероятность победы Санду, принимая во внимание возможность мобилизации молодых избирателей, и граждан, находящихся в Европе.

Точный прогноз был затруднителен, так как на выборы оказывали влияние внешние силы с Запада, прежде всего из США и Румынии. В немалой степени итог выборов зависел от тех договоренностей, которых удастся добиться Плахотнюку с «западными партнерами».

Что определило исход выборов

Итог кампании показывает как рентгеновский снимок различия в политическом выборе молдавского общества. «Пророссийская» или «прозападная» ориентация избирателей были стержневыми элементами выборов. Результаты разделилась почти пополам, Додон получил около 52%, а Санду – почти 48% голосов.

Еще одна важная разделительная линия прошла по регионам. Если на Севере в Бельцах и окрестностях однозначным победителем стал Додон, также как и на юге в Гагаузии, где Санду практически и не вела агитацию, получив мизерный процент голосов, то в центре страны, вокруг столицы, победителем оказалась именно Санду. Кишинев при высокой явке, тем не менее, не дал ей решающего преимущества.

Еще одним важным фактором победы Додона стал не приход к избирательным урнам молодежи. Ее участие увеличилось по сравнению с первым туром лишь на 3% и даже вдвое большая явка диаспоры, в среде которой предпочтения разделились в пропорции 60 на 40 в пользу Санду, в конечном счете, не дала ей окончательного преимущества.

Что касается Додона, то его результат во втором туре трудно занести в актив. Имея 48% по итогам первого тура, получить 52% при наличии потенциальной поддержки сторонников Усатого, - не тот результат, которого следовало бы добиться.

Вероятно, сказалось и то, что второй раз на избирательные участки в пропорциях по сравнению с первым туром, пришло меньше представителей старшего поколения – основного возрастного контингента электората Додона.

Тем не менее, Додон добился главного – стал президентом, сумев обеспечить отрыв, чтобы нейтрализовать разговоры о «фиктивном президентстве».

Додон_ПСРМ.jpg

Игорь Додон на съезде Партии социалистов Республики Молдова. Источник: pan.md.

Что стоит за победой «пророссийского» Додона

Молдавская политика ситуативна. Тем не менее, можно выделить несколько важных моментов победы Додона и вероятных ее последствий.

Во-первых, избрание Додона укладывается в общий тренд роста протестных и антисистемных настроений в Европе. Отрицать это сегодня невозможно, имея перед глазами результаты выборов в Болгарии (где также победил условно «пророссийский» кандидат от оппозиции), изменение настроений в Западной Европе, Brexit, активизацию тенденций ресуверенизаци и антилиберальных протестов в пользу всего национального.

Эти тренды, несмотря на то, что их многие эксперты воспринимают как данность на длительную перспективу, рано или поздно изменятся. Тем не менее, вектор изменений сегодня налицо, а в Молдове он приобрел и серьезную национальную специфику.

Молдавское население не видит практических выгод от евроассоциации и проевропейского курса, а многие члены нынешней правящей коалиции дискредитировали себя коррупцией.

Безусловно, победа Додона стала возможной отчасти потому, что со стороны Запада влияние на выборы хоть и было серьезным, но не доходило до стремления во что бы то ни стало обеспечить победу своего кандидата.

Победа Санду была бы более оптимальной для Запада. С высокой уверенностью можно говорить о серьезных контактах В. Плахотнюка с западными партнерами в период предвыборной гонки.

Выборы стали некими праймериз, замером, при котором победа каждой из сторон в принципе полностью не ломала картину для Запада.

Результат показал, что сверхусилий для победы Санду не предпринималось. Самым важным было, пожалуй, то, что не было обеспечено голосование тысяч граждан страны в России. Но надо отметить, что и на Западе к урнам смогли прийти далеко не все по причине технических недоработок.

Кроме того, объективно, ситуация благоприятствовала Додону, как политику, олицетворявшему собой поворот на Восток от неудачного, как считают многие, проевропейского курса.

Конечно, остается вопрос о том, насколько оптимален был выбор кандидата от прозападных сил. Санду более устраивала американцев, да и сделала сама по себе как политик большой рывок с помощью технологов. Но все же, и это проявилось в дебатах, она вряд ли обладает личной харизмой, тем внутренним зарядом, который идет от личности, а не технологий.

В качестве кандидата Андрей Нэстасе был бы более «живым» и активным, нежели Санду. Но его кандидатура категорически не устраивала Плахотнюка, которого Нэстасе критикует. Сыграл и тот факт, что Нэстасе ассоциируется с братьями Цопа и Германией, в то время как Санду ориентирована на США.

Куда Додон поведет Молдову

Избрание Додона президентом воспринимается многими как окно возможностей для изменения геополитического курса Молдовы. Действительно, при оценках Додона часто употребляется термин «пророссийский», а некоторые коллеги уже поспешили провозгласить новую эру в отношениях Молдовы и России.

Конечно, успех социалиста в определенной степени показывает высокий запрос в молдавском обществе на развитие отношений с Россией, снятие торговых ограничений. Но на этом пути есть много сложностей.

Полномочия президента минимальны. Он не может поставить вопрос о пересмотре евроассоциации или назначить кабинет министров. Додон не сможет полностью контролировать парламент, ведь социалистов в нем меньшинство.

Конечно, время покажет, способен ли избранный президент бросить вызов сложившемуся политическому режиму в Молдове. Но он плоть от плоти представитель именно этой политической системы и тесно связан с ней.

В этих условиях России следует проводить выверенную политику, давая преференции Додону не в аванс, а четко понимая, что она получает взамен, во избежание повторения сценариев, похожих на украинские варианты 2013 г.

В случае новых парламентских выборов далеко не факт, что социалисты получат большинство. Роспуск парламента конечно возможен, но для этого опять же нужен консенсус политических сил, то есть фактически согласие Плахотнюка и значительной части нынешней верхушки. Кроме того, под контролем последних находится Конституционный суд, который способен блокировать инициативы президента в случае его несогласованных действий.

Политика Молдовы может приобрести более нейтральный характер, без открыто антироссийских инициатив, но и без тесных стратегических союзных отношений.

Тем не менее, избрание Додона в имиджевом плане является успехом Москвы. Вопрос в том, будет ли он долгосрочным и как будет использован.

Александр Гущин, к.ист.н.,
заместитель заведующего кафедрой стран постсоветского зарубежья РГГУ

Загрузка...
Комментарии
19 Июля
РЕДАКТОРСКая КОЛОНКа

Форум регионов отразил состояние интеграционных процессов.

Инфографика: 5 ключевых событий в ЕАЭС в 2018 году
инфографика
Цифра недели

$1 трлн

составили расходы НАТО на военные нужды в 2018 г. Из них $700 млрд было потрачено США. В сравнении, Россия за прошлый год потратила на те же цели менее $50 млрд – МИД РФ

Mediametrics