25 Октября 2018 г. 20:33

«Гонка без правил». Чего ждать от президентских выборов в Грузии

«Гонка без правил». Чего ждать от президентских выборов в Грузии
Лидер партии «Грузинская мечта» Бидзина Иванишвили.
Фото: Shakh Aivazov/AP

28 октября состоятся последние всенародные выборы президента Грузии. Последующие выборы, согласно новой конституции, будут проводиться путем голосования в парламенте. По своему накалу текущие выборы резко отличаются не только от предыдущей президентской кампании, но и от выборов, которые проходили в стране в последние годы. О том, какую интригу готовит голосование, способна ли оппозиция перевести выборы во второй тур и вернуть Михаила Саакашвили в большую политику, а также изменится ли геополитическая ориентация Тбилиси – читайте в статье «Евразия.Эксперт».

Накалу эмоций вокруг выборов в Грузии способствует «война компроматов», которая приобрела невиданный до этого масштаб. Построенные на приемах «черного пиара» методы предвыборной борьбы, а этим особенно грешит бывшая правящая партия Единое Национальное Движение (ЕНД) экс-президента Михаила Саакашвили и работающая на нее телекомпания «Рустави-2», оказывают крайне негативное воздействие на политический и общественный климат. Война компроматов уже стала предметом обеспокоенности западных наблюдателей: глава миссии ЕС в Грузии заявил, что подобная кампания разрушает доверие к политике и к политикам.

Главной целью компромата является распространение в обществе мнения о том, что при правлении «Грузинской мечты» государственные институты страны разрушаются и управляются не законами, а неформальными группами влияния, приближенными к лидеру «Грузинской мечты» миллиардеру Бидзине Иванишвили. Ожесточенность избирательной кампаний и набор методов, применяемых оппозицией в ходе предвыборной борьбы, не в последнюю очередь объясняется и теми политическими дивидендами, которые они рассчитывают получить, если проведут своего кандидата.

Характерно, что главные кандидаты в президенты будто бы не читали новой конституции, делающей президента практически номинальной фигурой. Они охотно раздают обещания социально-экономического характера (повышение пенсий, зарплат и других социальных благ), хорошо осознавая, что не будут иметь никаких легальных и конституционных рычагов для их выполнения. Чрезмерно завышенные ожидания электората от будущего президента тоже указывают на то, что граждане Грузии либо плохо, либо вовсе не знают новую Конституцию.

Почему же пост президента, который согласно новой конституции имеет весьма ограниченные полномочия, приобрел столь большую значимость для политических сил? Ответ на этот вопрос можно искать и в сложившемся раскладе политических сил, и в попытках системной оппозиции укрепить свои пошатнувшиеся позиции, потеснив власть хотя бы в этом направлении.

Ни для кого не секрет, что основные политические силы, борющиеся за пост президента, рассматривают эти выборы с прицелом на парламентские выборы в 2020 г. или же рассчитывая на досрочные выборы. Успех на президентских выборах той или иной политической партии значительно укрепил бы ее позиции к выборам парламентским.

Всенародно избранный президент, даже при ограниченных полномочиях, является политической фигурой высочайшей легитимации, всегда имеющей возможность напрямую обратиться к народу, задать политическую повестку дня, и поставить на эту повестку внутри страны и за ее пределами злободневные темы, которых в Грузии накопилось немало. Оппозиционный президент может также создать определенный дискомфорт для правящей партий «Грузинская Мечта», если президентом окажется оппозиционер. Естественно, в таких условиях многое, если не все, зависит от личностных качеств президента и степени доверия со стороны электората и общества в целом.

Особенностью нынешних выборов является и то, что глава государства будет избран не на пять лет, как прежде, а на шесть лет. В отличие от предыдущих выборов количество кандидатов необычно высоко – 25, что является беспрецедентным числом для страны с населением менее 4 млн чел.

Однако, согласно опросам общественного мнения и сложившейся в последнее время политической конфигурации, основными и весомыми кандидатами являются следующие фигуры:

- Саломе Зурабишвили, формально независимый кандидат, но пользующийся мощной поддержкой правящей партии, депутат парламента, бывший министр иностранных дел. Родилась и выросла во Франции, представительница первой волны грузинской эмиграции.

- Григол Вашадзе, представляет бывшую правящую партию «Единое национальное движение» (ЕНД) и объединение девяти оппозиционных партий-сателлитов ЕНД, большинство из которых созданы бывшими соратниками Вашадзе по партии. Выпускник МГИМО, и высокопоставленный работник МИД СССР, после возвращения в Грузию занимал посты заместителя министра иностранных дел, министра культуры, спорта и охраны памятников и главы МИД Грузии.

- Давид Бакрадзе, представляющий «Европейскую Грузию», работал в парламенте, Министерстве иностранных дел и в национальном Совете безопасности, в 2008-2012 гг. – председатель парламента Грузии. Ныне депутат парламента. В 2013 г. баллотировался на пост президента Грузии от ЕНД.

- Давид Усупашвили долгое время был одном из лидеров одной из старейших партий страны «Республиканская партия Грузии», которая в 2012 г. вошла в коалицию «Грузинская мечта». Тогда же Усупашвили стал председателем парламента. В 2016 г. порвал с республиканцами и основал собственную партию «Движение Созидания». Баллотируется в президенты в союзе с бывшими соратниками по коалиции – партией «Свободные демократы» и несколькими мелкими партиями.

Позиции правящей «Грузинской мечты» заметно ослабли, но не настолько, чтобы их проиграть, если конечно не будут допущены фатальные ошибки. Раздрай внутри партии, который в начале года чуть не привел к ее распаду, удалось приостановить возвращением Иванишвили на пост председателя, но невыполненные обещания, низкий темп социально-экономического развития подтачивают позиции политсилы.

Однако не происходит усиления и системной оппозиции, которая представлена партией Саакашвили ЕНД и отколовшейся от нее в прошлом году группы видных лидеров, создавших новую партию «Европейская Грузия» и партию «Гирчи». Она так и осталась при своем электорате в пределах 15-20%, которая к тому же фрагментировалась после дробления ЕНД на три партий.

Как водится, перед выборами нет недостатка в рейтингах кандидатов, оцененных различными социологическими службами, в основном по заказам политических партий. Согласно большинству опросов, второй тур выборов неизбежен, так как ни один из основных кандидатов не набирает больше 50% голосов. Первая тройка лидеров выглядит так: Зурабишвили, Вашадзе и Бакрадзе. В то же время, опрос, проведенный по заказу «Грузинской мечты», фиксирует, что Зурабишвили побеждает уже в первом туре с 53% голосов. Естественно, что правящей партии не хочется доводить дело до второго тура, поскольку к вышедшему во второй тур кандидату от оппозиции, а им скорее всего станет Вашадзе, могут отойти голоса нескольких оппозиционных кандидатов. Например, «Европейская Грузия» заявила, что в случае невыхода своего кандидата во второй тур призовет избирателей поддержать Вашадзе. По мнению аналитиков, победу Зурабишвили в первом же туре возможно обеспечить только подключением всей мощи так называемого «административного ресурса» и мобилизацией сторонников. Для этого у «Грузинской мечты» есть хорошо испытанный во время предыдущих выборов метод – создать «пугало» из ЕНД, взывая к приснопамятному правлению этой партии, учитывая, что большинство населения Грузии относится к ЕНД крайне негативно.

Что примечательно, само ЕНД дает повод избирателям бояться его возвращения, пусть даже в качестве урезанного в правах президента. Вашадзе заявляет, что в случае президентства он обязательно помилует Михаила Саакашвили и восстановит ему грузинское гражданство, создавая тем самим условия для его возвращения в Грузию. Такое же обещание дает и Бакрадзе. Естественно, «Грузинская мечта», по вполне понятным причинам, никоим образом не хочет допустить этого. Возвращение Саакашвили – это новый турбулентный период, угроза новой «цветной революции» со всеми вытекающими последствиями.

Сторонники Саакашвили уже сейчас предупреждают, что в случае прихода к власти «возьмутся» за тех, кто поддерживает «Грузинской мечты». Именно этот фактор – недопущение возврата ЕНД, кроме других мотиваторов (подкуп, давление и т.д) может стать мобилизующим фактором для разочаровавшихся избирателей, которые, возможно, не собираются идти на выборы.

По всем признакам явка ожидается невысокая, и это объясняется высокой степенью нигилизма и разочарования избирателя в отношении к существующим мейнстримным политическим партиям и лидерам. Это подтверждают и опросы общественного мнения, в которых до 40% избирателей просто не имеют своих политических преференции и ни за кого не собираются голосовать.

Поэтому, в политических, общественных и экспертных кругах участились разговоры о необходимости формирования третьей альтернативной политической силы, гораздо более здоровой во всех отношениях, чем нынешние политические игроки.

«Российская тема» ворвалась в предвыборную кампанию совершенно неожиданно и «триггером» к тому послужило програмное выступление Саломе Зурабишвили, в котором она обвинила прежнее руководство Грузии в развязываний войны в Цхинвале в августе 2008 г. Учитывая, что выросшая во Франции Зурабишвили так и не овладела полноценно грузинским языком, это стало для нее серьезной проблемой в правильной артикуляции предвыборных посланий. Ее заявление об августовской войне сразу же подхватили оппозиционные партии, обвинив Зурабишвили и заодно и «Грузинскую мечту» в предательстве и в измене в пользу интересов России. Они заявляют, что в случае президентства Зурабишвили, Россия может использовать ее заявления в свою пользу во время судебной тяжбы с Грузией в Международном Суде ООН в Гааге. Оркестрированная ЕНД и поддержанная другими субъектами кампания оппозиции по очернению Зурабишвили как изменницы родины, проводится в лучших традициях кампании против «врагов народа» в СССР.

Правящая партия, естественно, не осталась в долгу, припомнив «советское и российское прошлое» Вашадзе и его заявления о том, что он считает себя неделимой частью российской культуры.

Вмешается ли Россия в президентские выборы Грузии, как об этом рассуждает часть местных аналитиков? Скорее всего нет, учитывая что президент не обладает реальными рычагами власти и ни один из реальных кандидатов не подходит на роль ставленника Кремля (лояльно настроенная к России лидер Демократического Движения Нино Бурджанадзе отказалась от участия в выборах). Кроме того, для России на данном этапе существующие отношения с Грузией являются той данностью, которую новоизбранный президент, будь он даже лояльно настроен к России, вряд ли изменит стратегию Тбилиси в сторону сотрудничества с Москвой.


Заал Анджапаридзе, независимый эксперт (Грузия)

Загрузка...
Комментарии
18 Ноября
РЕДАКТОРСКая КОЛОНКа

Минск не получил ожидаемых результатов от шагов навстречу Западу.

Инфографика: 5 ключевых событий в ЕАЭС в 2018 году
инфографика
Цифра недели

$86,5 млн

составит бюджет Союзного государства в 2020 г. Запланированы расходы в сумме $84,3 млн, что влечет профицит в $2,3 млн (в 6 раз меньше прошлогоднего)

Mediametrics