01 Июля 2016 г. 00:22

Индия обходит Китай в приватизации российских нефтегазовых активов

Индия обходит Китай в приватизации российских нефтегазовых активов
Ванкорское нефтегазовое месторождение в Красноярском крае России
Фото: fedpress.ru/

По мере приватизации российских нефтегазовых активов меняются приоритетные иностранные партнеры. Если ранее в качестве фаворитов рассматривались американские и европейские корпорации, то после начала «санкционной войны» на первый план выдвинулся Китай. Теперь же инициатива переходит к индийским компаниям, так как их условия сотрудничества оказались выгоднее, чем у китайских представителей. Однако объектов для продажи еще достаточно: доли в газовых СПГ-проектах, восточносибирских нефтяных месторождениях и 19,5% «Роснефти». Поэтому борьба продолжается.

Охлаждение отношений России и Запада в последние годы привело к существенным изменениям условий работы иностранных компаний. Появились как риски, так и возможности. Перечень появившихся ограничений понятен: прямой запрет со стороны США и ЕС кредитовать и поставлять оборудование определенным российским компаниям. Кроме того,

есть и негласные санкции, ограничивающие зарубежные компании в их деятельности в России. Например, американские власти рекомендовали своим бизнесменам не приезжать на Петербургский международный экономический форум.

В целом создаются условия при которых участие западных компаний в российских проектах приводит к ощутимым имиджевым издержкам. По большому счету, западные компании в России пока ничего не потеряли. Возьмем нефтегазовый сектор, полноценно попавший под санкции. Отечественные компании, прежде всего «Роснефть», создавала совместные предприятия (СП) с американскими (ExxonMobil) и европейскими (Eni, Statoil, Total и др.) корпорациями для разработки шельфовых месторождений и добычи трудноизвлекаемой нефти на суше. Все эти проекты заморожены. Но, во-первых, все договоренности о создании СП остаются в силе. Во-вторых, указанные проекты высокозатратны. В условиях обвалившихся цен на нефть они могли быть заморожены и без каких-либо санкций.

Главный риск для западных компаний – впереди. Теперь они могут быть ограничены в своих действиях при приватизации российских госактивов. С одной стороны, западные политические круги будут давить на своих «мейджоров», принуждая примкнуть к экономической блокаде России. С другой стороны, Москва сама объявила разворот на Восток и уже, как минимум, одинаково благосклонно смотрит на приход инвестиций как с Запада, так и из Азии. Таким образом, «санкционная война» привела к расширению потенциальных участников приватизации российских активов и иностранных инвесторов в целом.

Интересно, что разворот на Восток также постепенно трансформировался. Изначально под этой стратегией понималась простая замена Европы и США на Китай в тех направления сотрудничества, где были введены антироссийские санкции. Прежде всего речь шла о рынке кредитования. На практике китайские банки не предоставили российским структурам дешевого финансирования, опасаясь испортить отношения с США. Они либо предлагают завышенные ставки, либо ставят дополнительные условия.

Красноречивым примером трудностей при сотрудничестве с китайскими структурами стал проект «Ямал СПГ». Российский НОВАТЭК, владеющий 51% в проекте строящегося завода по сжижению газа (СПГ) на Ямальском полуострове, продал в январе 2014 г. 20% акций в «Ямал СПГ» китайской CNPC по двум причинам. Во-первых, госкомпании из КНР входят в добычные нефтегазовые проекты для того, чтобы гарантировать поставки сырья на территорию Китая. Следовательно, для НОВАТЭКа появление такого партнера обеспечивало бы рынок сбыта.

Во-вторых, российские собственники «Ямала СПГ» ждали, что с CNPC, купив долю в проекте, организует его финансирование со стороны китайских банков. Но после закрытия соглашения деньги в проект, суммарная стоимость которого оценивается в $27 млрд., так и не пришли. В марте 2016 г. НОВАТЭК продал еще 9,9% в Ямале СПГ» китайскому Фонду Шелкового Пути. Только после этого дело сдвинулось с мертвой точки.

В апреле «Экспортно-импортный банк Китая» и «Банк развития Китая» пообещали выделить кредит на €9,3 млрд и 9,8 млрд юаней (€1,3 млрд). Первый транш в сумме €450 млн. «Ямалу СПГ» пришел от Китая только после визита Владимира Путина в Пекин в июне текущего года. Но вместе с кредитами СПГ проект НОВАТЭКа получил и обременение в виде обязательства заказывать некоторое оборудование на китайских предприятиях.

Несговорчивость Китая в вопросе кредитования приводит к тому, что российские власти и бизнес нашли альтернативных партнеров в Азии. Заменой, теперь уже Китаю, стала Индия.

Дели на удивление быстро смог договориться с «Роснефтью» о покупке 49,9% «Ванкорнефти» и 29,9% «Таас-Юрях нефтегазодобычи». Хотя ранее эти активы прочили Китаю. Именно на просьбу главы «Роснефти» Игоря Сечина одобрить вхождение китайских компаний в Ванкорский проект Владимир Путин ответил знаменитой фразой: «Мы в целом очень аккуратно подходим к допуску наших иностранных партнеров, но, конечно, для наших китайских друзей ограничений нет». После вхождения индийских компаний в «Ванкорнефть» нефть с этого проекта не поменяет направление своего экспорта. В 2015 г. на Ванкорском месторождении было добыто 22 млн. т. Весь объем поступил в нефтепровод ВСТО, а по нему ушел в КНР по контрактам «Роснефти» и CNPC.

Китаю стоит обеспокоиться активностью Индии, если он хочет поучаствовать в покупке российских активов. Например, в мае 2016 г. председатель CNPC Ван Илинь заявил, что в случае покупки приватизируемых 19,5% акций «Роснефти», его компания хотела бы получить право управления компанией. Хотя речь и идет лишь о частичном влиянии деятельность, эти требования выглядят явно завышенными. Максимум на что могут рассчитывать китайские партнеры – представительство в совете директоров. У Индии, также претендующей на покупку акций «Роснефти», претензий на руководство компанией нет. Поэтому для России Дели становится более удобным партнером при продаже госактивов.

Кроме того, Индия заявила о своем интересе к СПГ проектам: второму заводу СПГ на Ямале, который планирует построить НОВАТЭК – «Арктик СПГ», «Дальневосточному СПГ», который намерены построить «Роснефть» и ExxonMobil на Дальнем Востоке России.

Конечно, Китай не отказывается от борьбы за российские энергоактивы. Во время июньского визита Владимира Путина в Китай «Роснефть» достигла предварительных договоренностей о продаже государственной ChemChina 40% в «Восточной нефтехимической компании» и 20% в Верхнечонском месторождении компании Beijing Enterprises. Однако, как и в случае с «Ванкорнефтью», предварительные договоренности могут сорваться. Привлекательные активы могут уплыть в руки конкурентов, даже если для тебя «ограничений нет».

Игорь Юшков, преподаватель Финансового университета при Правительстве РФ

Загрузка...
Комментарии
09 Декабря
РЕДАКТОРСКая КОЛОНКа

Минск и Москва продолжают согласование спорных вопросов.

Инфографика: 5 ключевых событий в ЕАЭС в 2018 году
инфографика
Цифра недели

$8,3 млрд

составили совокупные инвестиции ЕАБР в экономики стран–участниц на 1 октября 2019 г., в том числе текущий инвестиционный портфель (97 проектов) – $3,9 млрд

Mediametrics