09 Марта 2021 г. 17:23

«Усилить огневую мощь»: как эксперты НАТО предлагают наращивать присутствие в Прибалтике

«Усилить огневую мощь»: как эксперты НАТО предлагают наращивать присутствие в Прибалтике
Фото: dvidshub.net

Прибалтика уже давно играет особую роль в противостоянии России и НАТО: западные аналитики традиционно представляют регион как цель гипотетической «российской агрессии». Декларируемую угрозу со стороны Москвы США и их союзники используют для наращивания присутствия у российских границ в Европе, наиболее эффективные модели которого активно обсуждаются отдельными экспертами и «мозговыми центрами». Какие сценарии противостояния представляют аналитики Североатлантического альянса, и как они предлагают к ним готовиться, разобрал главный специалист Центра геополитических исследований Балтийского региона Института геополитических и региональных исследований Балтийского федерального университета им. И.Канта Юрий Зверев.

В первой части этого материала рассказывалось, как США и НАТО, убедив западную общественность устами экспертов корпорации RAND (и не только) в том, что в случае войны русские будут в Риге и Таллине через 36-60 часов, добились размещения в Прибалтике и Польше четырех боевых групп усиленного передового присутствия НАТО. Но, как говорится, аппетит приходит во время еды: сразу после этого стали появляться экспертные доклады и публикации о том, что этих сил мало, и что Прибалтика нуждается в дополнительной защите. То, что Россия собирается напасть на нее, в мейнстриме по-прежнему сомнениям не подвергалось. Во второй части мы рассмотрим, как развивалась дискуссия о возможных направлениях обороны Прибалтики в 2017-2021 гг.

«Проект 1721»

Авторы[1] доклада «Проект 1721», опубликованного в марте 2017 г. Институтом стратегических исследований Военного колледжа сухопутных войск (армии) США, как и авторы доклада, опубликованного мае 2016 г. в Эстонии, о котором рассказывалось в первой части, полагали, что идеально было бы разместить в Балтии три бригады (по одной в каждой из стран). При этом, по их мнению, не важно, будет ли это присутствие постоянным или ротационным. В Эстонии предлагалось разместить американскую механизированную бригадную боевую группу, в Латвии – региональную балтийскую бригаду, куда могли бы войти войска таких стран-партнеров НАТО как Финляндия и Швеция (если они этого захотят). Бригада в Литве должна быть многонациональной бригадой НАТО, постоянно размещенной около стратегически важного для усиления войск Альянса в Прибалтике Сувалкского коридора.

Авторы сравнивали свою трехбригадную концепцию со знаменитой Берлинской бригадой во времена Холодной войны. Хотя американская, британская и французская бригады, размещенные в Западном Берлине, не могли остановить советское вторжение, они служили гарантией того, что в случае нападения три могущественные страны будут сражаться, чтобы защитить Германию. Кроме того, эти бригады должны были сделать задачу захвата Западного Берлина более кровопролитной и трудной для выполнения. Соотношение издержек и выгод должно было оказаться слишком высоким для Москвы, если она попыталась бы насильственно захватить Западный Берлин. Такой же подход предлагалось использовать и в отношении Балтии.

Для планирования операций и координации действий этих трех бригад в Риге, по замыслу авторов доклада «Проект 1721», должен был быть создан постоянный американский штаб во главе с генерал-майором. Этот штаб командовал бы многонациональными силами дивизионного размера и тесно сотрудничал с Многонациональным корпусом НАТО «Северо-Восток» (MNC-NE) в Щецине (Польша). Также было повторено предложение из эстонского доклада о переброске в Балтию части ротационных сил морской пехоты США из региона Черного моря[2]. Как и в эстонском докладе, отмечалась роль Сил специальных операций (SOF), особенно в демаскировании скрытых действий России под видом «зеленых человечков» или «солдат-отпускников».

Для быстрого увеличения численности союзных войск было рекомендовано заблаговременно складировать в каждой из стран Балтии тяжелое вооружение как минимум одного батальона (приоритеты – тяжелая маневренная техника, артиллерия, противотанковые средства и средства ПВО, а также запас боеприпасов).

В духе учений REFORGER («Возвращение войск в Германию»), проводимых в годы «холодной войны», было предложено ежегодно проводить аналогичные, хотя и меньшего размера, учения по развертыванию сил НАТО в Балтии, которые условно можно назвать DEFORTIC (Deploy Forces to the Baltic – Развертывание сил в Балтии).

Для защиты сил стран Балтии и союзных сил, а также для предотвращения беспрепятственного полета российских самолетов над территорией НАТО была продекларирована необходимость ВВС, способных добиться сначала локального, а затем и общего превосходства в воздушном пространстве Балтийского региона. Было также указано, что для обеспечения господства на Балтийском море, через которое будут доставляться подкрепления в Балтию, необходимы морская ПВО (SBAD), средства противолодочной войны, а также надводные корабли и подводные лодки с возможностями нанесения дальнего удара[3]. По мнению авторов доклада «Проект 1721», сдерживание в регионе Балтийского моря значительно усилило бы выделение для этого театра военного корабля, оборудованного многофункциональной боевой информационно-управляющей системой ПВО и ПРО «Иджис» (AEGIS).

«Как защищать Балтийские государства»

Варианты обороны Прибалтики от «российской агрессии» обсуждались также в нашумевшем докладе «Как защищать Балтийские государства» Джеймстаунского фонда (США), написанном доктором Ричардом Хукером и опубликованном в октябре 2019 г. Хукер полагает, что с учетом серьезных российских преимуществ в артиллерии и радиоэлектронной борьбе, в Балтии требуются как минимум три дополнительные бригады НАТО (одна тяжелая и две легкие). Если эти силы будут полностью укомплектованы, обучены, экипированы, компетентно управляемы и надлежащим образом поддержаны артиллерией, рекогносцировкой, наблюдением и разведкой, а также ПВО, то, как утверждает автор, они могут нанести значительные потери русским и задержать войска первого эшелона России на срок до 30 дней.

В качестве очевидного решения Хукеру видится модернизация балтийских вооруженных сил и размещение по одной боеспособной ротационной тяжелой бригаде НАТО в каждой из стран Балтии. Однако усиление сухопутных войск НАТО в странах Балтии пока представляется ему неосуществимым из политических соображений (прежде всего, из-за опасения, что Россия может воспринять это как провокацию и принять ответные меры).

В этой ситуации автор доклада предложил полагаться на сами балтийские государства, которые должны сделать значительно больше для увеличения собственного оборонного потенциала (в частности, ввести наряду с контрактной двухлетнюю службу по призыву). Разумной целью для Латвии и Эстонии ему виделось расширение сухопутных войск в каждой стране от легкой бригады до небольшой тяжелой дивизии (штаб, две маневренные бригады и вспомогательные подразделения, включая артиллерийский дивизион общей поддержки и дивизион ПВО, инженерный батальон, батальон материально-технического обеспечения и батальон связи – около 10 000 человек). Литва с ее большим населением могла бы выставить полную дивизию с тремя бригадами (около 12 000 военнослужащих).

При этом по крайней мере одна бригада в каждой балтийской дивизии должна быть «тяжелой» или механизированной, состоящей из одного танкового и двух механизированных батальонов (всего 94 боевых машины (танков или БМП)). Вторая бригада должна быть моторизована для обеспечения мобильности на поле боя. Каждая бригада должна также включать дивизион полевой артиллерии прямой поддержки (в идеале – самоходные 155-мм гаубицы), батарею ПВО, инженерную роту, роту материально-технического обеспечения и роту связи. Общая поддержка должна быть обеспечена дивизионом артиллерии калибра 155-мм на уровне дивизии и дивизионом реактивных систем залпового огня (РСЗО) MLRS на уровне корпуса. Маневренные подразделения должны быть полностью обеспечены противотанковыми ракетными комплексами (ПТРК) Javelin и переносными зенитно-ракетными комплексами (ПЗРК) Stinger.

Эти улучшения, как пишет Хукер, позволили бы создать в странах Балтии сухопутные войска из семи активных бригад, в том числе, трех тяжелых бригад, которых, по его мнению, достаточно для первоначальной защиты и нанесения значительных потерь атакующим силам. Для вооружения формирующихся дивизий предлагалось использовать избыточное вооружение сухопутных войск (армии) США, у которых на хранении находится большой запас избыточного вооружения, включая танки M1A1, БМП M2 Bradley и другие.[4]

В пустыне штата Калифорния на складе военной техники Sierra Army Depot хранится около 2000 основных боевых танков M1. Здесь также хранятся БМП Bradley, топливозаправщики и машины для перевозки боеприпасов, инженерное оборудование и многое другое. Текущие планы требуют списания и утилизации этой техники. После небольшого восстановления (финансируемого через «Европейскую инициативу сдерживания» (EDI)) часть этой техники могла бы быть приведена в полное рабочее состояние и отправлена в страны Балтии, как это было сделано со 162 танками M1A1, переданными Марокко. Три танковых батальона в составе балтийских дивизий (по одному в Эстонии и Латвии и два в Литве) могли бы располагать в общей сложности 133 танками. Кроме того, США имеют на хранении 500 современных 155-мм самоходных гаубиц M109A6, двести из которых Хукер предложил передать странам Балтии (180 в огневые подразделения и 20 в учебных целях и на запчасти).

Командование и управление (C2) сухопутными войсками Балтии должен осуществлять штаб Балтийского корпуса, включающий командиров и штабных офицеров из этих стран, подготовленных в НАТО, и усиленный представителями других стран НАТО. Кроме того, еще до начала боевых действий, в случае получения информации о возможном начале войны[5] США, согласно докладу, должны перебросить в Латвию воздушно-десантную бригаду 82-й воздушно-десантной дивизии из штата Северная Каролина и 173-ю воздушно-десантную бригаду из Северной Италии. К этому же времени в странах Балтии должна находиться и 10-я группа сил специального назначения США.

Критически важным также представляется прибытие в Балтию (в Литву) до начала боевых действий американской тяжелой бригады из Польши, в идеале поддержанной ударными вертолетами и РСЗО MLRS. Вторая американская бригада должна по данному сценарию прибыть в Литву через семь дней после начала боевых действий («D+7»). Обе эти бригады будут из состава дивизии США, которую Хукер предложил разместить на ротационной основе[6] в Польше (в его сценарии на момент начала конфликта в Польше находится 3-я пехотная (механизированная) дивизия, которая сейчас базируется в Форт-Стюарте, штат Джорджия)[7].

По мнению Хукера, присутствие в Польше в дивизионном размере расширит возможности США регулярно проводить учения в странах Балтии; резко сократит время отклика; существенно изменить баланс сил; и улучшит как сдерживание, так и защиту. В то же время, единственная дивизия США, как он утверждал, не сможет представлять наступательную угрозу.

Вооруженным силам Польши в сценарии войны в Балтии отводится роль защиты Сувалкского коридора, гарантирование использования польской территории для организации и поступательного движения войск (staging and onward movement), а также действий против Калининграда.

В сценарии войны Хукера для завоевания господства в воздухе и на море Калининградская область должна быть взята не позднее D+14 силами польских 16-й механизированной и 11-й танковой дивизий, а также польской 6-й воздушно-десантной бригады и американской бригадной боевой группы из состава дивизии США, базирующейся в Польше.

Как говорится в докладе Хукера, комплексный подход к сдерживанию и к обороне Балтии требует также организации ПВО театра и обеспечения возможности ведения огня на большую дальность, что лежит за пределами финансовых возможностей стран Балтии и сейчас, и в будущем, потому эти потребности должны быть обеспечены США. При этом из-за ограничений по дальности действия соответствующие подразделения должны базироваться в Польше, а не в Германии. В частности, было предложено передислоцировать из Германии в Польшу американскую 41-ю бригаду полевой артиллерии, вооруженную РСЗО MLRS. В предложенном сценарии военных действий она прибывает в Балтию в день D+14. Тогда же должны прибыть из Германии 2-й кавалерийский полк[8] и 12-я боевая авиационная (вертолетная) бригада.

На 30-й день боевых действий на ТВД в Балтию по данному сценарию прибудут 1-я кавалерийская (бронетанковая) дивизия США (Форт-Худ, штат Техас)[9], а также 18-я бригада полевой артиллерии с РСЗО HIMARS, 108-я артиллерийская бригада ПВО с ЗРК Patriot и 20-я инженерная бригада (все из Форт-Брэгг, штат Северная Каролина). К этому времени должны «подтянуться» и силы союзников по НАТО: 3-я британская и 3-я французская дивизии, 9-я немецкая танковая бригада, датский гвардейский гусарский полк, 1-й батальон Королевского канадского полка, 2-й бельгийский батальон коммандос и 1-я голландская боевая группа морской пехоты.

На день D+30 цепочка командования по замыслу автора доклада будет выглядеть следующим образом: Усиленное Объединенное командование вооруженных сил с США в Европе (USEUCOM) в Вайхингене (Германия) будет действовать в качестве Командования объединенными силами (JFC). Командование сухопутных войск США в Европе (7-я полевая армия) из Гейдельберга (Германия) будет командовать тремя корпусами (Многонациональным корпусом НАТО «Северо-восток» (MNC-NE) (Щецин (Польша), Объединенным корпусом быстрого реагирования (ARRC) (пригород Глостера Инсворт, Великобритания) и предлагаемым к созданию Балтийским оборонительным корпусом (the Baltic Defense Corps) общей численностью 13 дивизионных эквивалентов. Балтийский оборонительный корпус, в свою очередь, будет командовать тремя балтийскими дивизиями, 3-й пехотной дивизией США, 173-й воздушно-десантной бригадой, бригадой 82-й воздушно-десантной дивизии и американской бригадой Stryker. Многонациональный корпус НАТО «Северо-восток» будет командовать четырьмя польскими дивизиями, а Объединенный корпус быстрого реагирования – 1-й кавалерийской дивизией США, британской и французской дивизиями и многонациональной дивизией НАТО «Северо-восток» (MND-NE), которая, в свою очередь, будет командовать частями из Германии, Дании, Канады, Бельгии и Нидерландов.

Для завоевания господства в воздухе, как утверждает автор доклада, НАТО сможет быстро собрать мощную авиагруппировку под руководством США. Ею будет командовать командующий ВВС США в Европе/Командующий Объединенных ВВС НАТО из Объединенного центра воздушных операций (Рамштайн, Германия). По оценке Хукера, для преодоления российской ПВО, завоевания господства в воздухе, изоляции района боевых действий и непосредственной авиационной поддержки в дополнение к постоянно базирующимся в Европе двум истребительным крыльям ВВС США[10] потребуется бомбардировочное крыло ВВС США[11], крыло разведки, наблюдения и рекогносцировки (ISR)[12] и пять дополнительных истребительных крыльев НАТО[13].

По утверждению Хукера, на море в течение 30 дней можно собрать военно-морскую оперативную группу из 12-15 эсминцев/фрегатов, 4-6 подводных лодок и 8 минных тральщиков под командованием Командующего ВМС США в Европе (USNAVEUR) (Неаполь, Италия), которые будут выполнять функции Союзного военно-морского командования НАТО. Авианосные операции, как пишет автор, похоже, вообще исключаются[14]. Хотя военно-морские подразделения НАТО могут, и, вероятно, будут наносить удары крылатыми ракетами из западной части Балтики, морские операции в восточной части Балтики представляются проблематичными из-за трудности их проведения и потенциально высоких потерь.

«Прибалтийское слева от взрыва»

В ноябре 2019 г. Институтом национальных стратегических исследований (INSS) Национального университета обороны США был опубликован доклад «Прибалтийское слева от взрыва»[15]: роль НАТО с партнерами в сдерживании, основанном на отрицании», написанный смешанным американско-шведским коллективом[16]. Авторы доклада указывают, что наихудшим военным сценарием для стран Балтии является сценарий, описываемый в военной игре RAND 2016 г. (о ней говорится в первой части этой статьи). В этом сценарии российские обычные силы в течение нескольких дней устанавливают контроль над Эстонией, Латвией и Литвой, сохраняя при этом устойчивый «пузырь» (зону ограничения и воспрещения доступа и маневра) A2/AD в Калининграде. Вдохновленная успехом, Россия затем вторгается на шведский Готланд и/или на финские Аландские острова, чтобы доминировать в Балтийском море.

Как пишется в докладе, чтобы удержать Россию от такого гамбита, Североатлантический союз мог бы развернуть для защиты Прибалтики сухопутные войска в достаточном количестве. Однако, во-первых, неясно, даст ли такое передовое размещение сдерживающий эффект. Вместо этого, отмечают авторы, оно может обострить напряженность, поскольку Москва, похоже, рассматривает дополнительные силы НАТО в странах Балтии как угрозу Калининграду и, возможно, Санкт-Петербургу. Во-вторых, хотя дополнительные силы Альянса в Прибалтике, несомненно, увеличат цену обычных атак со стороны России, весь регион превратится в одну гигантскую зону поражения, где Россия может немедленно атаковать силы НАТО в начале боевых действий из Калининграда, из самой России, с моря и, вероятно, из Беларуси. Дополнительные предварительно размещенные силы НАТО уязвимы – в лучшем случае они отсрочат неизбежную победу России, в худшем – случится ошеломляющее поражение Альянса с очень негативными политическими последствиями для НАТО.

Как указывают авторы, в политической литературе различают два способа сдерживания противника. Сдерживание через наказание (Deterrence through punishment) грозит серьезными издержками врагу, если происходит атака. Однако в случае стран Балтии сдерживание, основанное на наказании, может не сработать, если Россия посчитает, что НАТО не располагает потенциалом или ресурсом для осуществления ответной угрозы – обычной или ядерной. Другим недостатком такого сдерживания является асимметрия ставок сторон. С близостью стран Балтии к своим границам Россия может быть готова понести более значительные издержки, если посчитает, что российские ставки высоки, а ставки НАТО – низки.

Наконец, если Россия все-таки завоюет страны Балтии, то наказание может повлечь за собой угрозу контрнаступления НАТО, возможно, с использованием наземных сил, размещенных в Польше путем проталкивания их через Сувалкский коридор. Это потребует много времени на подготовку, окажется затратным в военном отношении, и заставит нести значительные оперативные и эскалационные риски, учитывая вероятность распространения конфликта на Беларусь, Калининград или даже на (основную – Ю.З.) Россию. Такой сценарий – наземная война в Прибалтике между НАТО и Москвой – сыграет на сильных сторонах России и представляется им плохим предложением для успешной обороны стран Балтии.

Более гибкий подход к защите Прибалтики, по мнению авторов доклада, заключается в принятии сдерживающих стратегий, основанных на отрицании с угрозами наказания (denial-based deterrent strategies with threats of punishment). Стратегии сдерживания, основанные на отрицании, препятствуют действиям врага, делая атаку для противника физически сложной. В связи с этим НАТО предлагается использовать стратегическую глубину в своих интересах, создав свой «пузырь A2/AD» над регионом.

Приблизительно половина морских грузов России проходит через Балтийское море, тем самым обеспечивая НАТО и ее партнерам экономические рычаги влияния в условиях потенциального кризиса. Кроме того, НАТО должна планировать отказ России в доступе к Северной Атлантике через ГИУК (Гренландия-Исландия-Соединенное Королевство) и дальше к Баренцеву морю между Шпицбергеном и северным побережьем Норвегии.

Частью стратегии сдерживания НАТО и ее партнеров должна стать демонстрация готовности и возможностей нейтрализовать и в конечном итоге изолировать Калининград в военном отношении в случае военного сценария. Наконец, Североатлантический Альянс должен быть готов лишить российские самолеты воздушного пространства над Балтикой.

В одном исследовании корпорации RAND 2017 г. говорилось: «Всего с двух стартовых площадок, одной на северо-востоке Польши и другой – на одном из островов у побережья Эстонии, силы НАТО могли бы накрыть почти все страны Балтии, большую часть Западной Беларуси и весь Калининград с подавлением ПВО противника или контрбатарейным огнем».

Цель НАТО должна состоять в том, чтобы связать партнеров в регионе в сетевую систему продвинутого управления, контроля, связи, сбора и компьютерной обработки информации, наблюдения и разведки (C4ISR), прицеливания, высокоточных боеприпасов, воздушных средств раннего предупреждения, интегрированной ПВО, осведомленности о морской сфере, подводного наблюдения и крылатых и баллистических ракет, запускаемых вне зоны поражения ПВО.

Странам НАТО, по мнению авторов доклада, не следует идти по пути создания большого присутствия сухопутных войск в Прибалтике, напоминающего времена «Фульдской бреши» 1980-х в Западной Германии (сохраняя при этом ротационное присутствие и «силы растяжки[17]»). Лучшим курсом обороны для стран Балтии названа так называемая «стратегия ежа» – еж защищается от хищника, не пытаясь подражать его сильным сторонам, а обороняется таким образом, что хищник вынужден оставить его в покое. А хищник понимает, что даже если ему удастся преодолеть защиту ежа, его будет еще труднее проглотить и переварить. В качестве классического примера «ежа» в докладе названа Швейцария, о которой говорят: «Швейцария не имеет армии; Швейцария – это армия». Аналогичная репутация – у финнов, противостоявших России в Зимней войне и Войне-продолжении (1941-1944).

Страны Балтии, как говорится в докладе, должны использовать для обороны такие сильные стороны, как местность и заранее подготовленные позиции, знание местных особенностей, предварительной планирование и так далее, а также использовать для противостояния захватчику современные методы гибридной войны. В качестве хорошего примера для стран Балтии приводятся действия «Хезболлы» во время второй Ливанской войны 2006 г. Так, резервисты должны действовать индивидуально или небольшими (до 15-20 человек) группами (включая группы «убийц танков», вооруженных ПТУР). Эти группы могут также устанавливать противотанковые и противопехотные мины, а также контейнеры с ракетами с заранее заданным углом обстрела, срабатывающие от дистанционного электрического спускового механизма. В докладе говорится, что, как и «Хезболла» в Ливане, страны Балтии должны подготовить обширную сеть бункеров, туннелей, боевых позиций и опорных пунктов взаимной поддержки чтобы приостановить и, в конечном счете, сорвать наступление России.

В докладе даны и рекомендации по укреплению отдельных сфер обороны НАТО в рамках предлагаемой стратегии сдерживания.

● Сухопутные рекомендации. НАТО и ее партнеры могли бы рассмотреть вопрос о размещении в регионе ракет класса ATACMS. Улучшения могут расширить дальность этих ракет до предела, разрешенного Договором о РСМД (499 км)[18]. В частности, Польше следует инвестировать в наземные возможности глубокого удара из-за ее близости к Калининграду, а также ее географической глубины. По мнению авторов доклада, недавний запрос Польши на покупку американской ракетной системы HIMARS (High Mobility Rocket System) – шаг в правильном направлении. Кроме того, как говорится в докладе, армия США уже конвертирует ATACMS в управляемую ракету, способную поражать движущиеся боевые корабли.

Точно так же НАТО и ее партнеры должны использовать противокорабельные ракетные батареи, узлы управления и распределенные наземные датчики на мобильных платформах для того, чтобы сделать их более трудными целями для врага. В качестве альтернативы эти системы могут быть помещены в укрепленные бункеры и туннельные комплексы, чтобы сделать их более живучими в случае нападения противника. Высотные воздушные датчики, такие как Global Hawk, могут предоставить дополнительные возможности разведки, наблюдения и рекогносцировки (ISR).

В будущем еще больше возможностей НАТО и ее партнерам могут дать сверхскоростные ракеты, активно-реактивные артиллерийские снаряды и рои дронов.

Хотя Североатлантический Альянс должен размещать обычные передовые части в Прибалтике в качестве «сил растяжки», было бы неразумно размещать там значительные сухопутные войска передового базирования и даже склады вооружения для прибывающих подкреплений. Как считают авторы, лучшим вариантом было бы разместить сухопутные войска и предварительно складированное вооружение, вероятно, в Польше, чтобы лучше защитить эти силы против русского натиска и поставить южный фланг русских сил вторжения в Прибалтику под угрозу.

● Воздушные рекомендации. НАТО больше не может полагаться на авиацию или только присутствие авиации в регионе Балтийского моря для поддержки сдерживания отрицанием или наказанием, поскольку любое нападение России на страны Балтии, скорее всего, начнется с авиаударов по аэродромам, узлам командования и управления, а также по объектам ПВО НАТО и соседних стран, не входящих в него. В связи с этим НАТО следует развернуть надежную сеть разведки, наблюдения и рекогносцировки (ISR). Кроме того, НАТО и ее партнеры должны дополнить присутствие в воздухе мощной интегрированной сетью ПВО для защиты от русских атак, говорится в докладе.

Североатлантический Альянс сначала должен улучшить технические возможности стран Балтии и соседних стран, не входящих в НАТО, для развертывания надежной интегрированной сети ISR. С этой целью Соединенные Штаты могли бы развернуть в регионе свои беспилотные воздушные системы (UAS) или наземные радары. НАТО и ее региональным партнерам следует также инвестировать в недорогие и коммерчески доступные микро– и кубические[19] спутники для создания устойчивого космического потенциала ISR.

Генерал Бридлав (США) также выступает за многоуровневую конструкцию региональной ПВО, которая объединила бы национальные возможности союзников, как состоящих в НАТО, так и нет. В докладе говорится, что для противостояния российским тактическим и крылатым ракетам, беспилотникам и современным самолетам страны НАТО и страны-партнеры НАТО должны закупить ЗРК Patriot и другие системы ПВО и ПРО. Миссия «Балтийская воздушная полиция» (Baltic Air Policing), которую НАТО осуществляет в Прибалтике с 2004 г., должна быть преобразована в миссию «Балтийская ПВО» (Baltic Air Defense).

В докладе указано, что НАТО и ее партнеры должны развивать собственную сеть A2 /AD в регионе, начиная с надежной сети ПВО, которая объединит высокотехнологичные активы, недорогие системы и традиционную авиацию.

Защита уязвимых военных баз и активов в регионе позволит НАТО и ее партнерам консолидировать силы и, в конечном итоге, перейти от оборонительной кампании к наступательной, с потенциальной эскалацией до использования всего диапазона военных возможностей НАТО, включая потенциальное использование ядерного оружия, если это будет необходимо, против российских войск.

● Морские возможности. В докладе отмечается, что береговая линия России в Балтийском море коротка, размеры ее территориального моря и исключительной экономической зоны ограничены, а расположение ее военно-морских баз (Кронштадт[20] и Балтийск) делает их уязвимыми для морской блокады.

НАТО и ее партнеры должны защищать порты, критическую инфраструктуру, подводную энергетику и коммуникации за счет использования улучшенных недорогих беспилотных вариантов для обнаружения и атаки из-под воды, чтобы нейтрализовать подводные вторжения.

Союзники и партнеры должны обеспечить комплексную безопасность на море за счет интеграции их возможностей охраны на море и военно-морских возможностей. Это, в свою очередь, требует улучшения системы обмена информацией о ситуации на море, активного патрулирования моря судами береговой охраны и ВМС. НАТО должна координировать свои действия на море с Финляндией и Швецией, которые обладают территориями и возможностями, важными для организации союзнической интервенции в регионе.

● Возможности сил специальных операций. НАТО следует рассмотреть возможность переориентации Сил специальных операций на ведение нетрадиционных боевых действий по защите Региона Балтийского моря. Силы специальных операций малых стран должны действовать от условий мира через так называемою «серую зону» до конфликта полного спектра.

«Стратегические интересы и действия России в Балтийском регионе»

В январе 2021 г. Германский совет по международным отношениям (German Council on Foreign Relations (DGAP)) опубликовал доклад «Российские стратегические интересы и действия в Балтийском регионе» за авторством генерал-лейтенанта в отставке Хайнриха Брауса (Heinrich Brauß), бывшего помощника генерального секретаря НАТО по вопросам оборонной политики и планирования, и доктора Андраша Раца (András Rácz), старшего научного сотрудника Центра изучения Центральной и Восточной Европы, России и Центральной Азии им. Роберта Боша.

В докладе, среди прочего, отмечается, что поскольку российские силы и средства воспрещения и ограничения доступа и маневра (A2/AD)[21] могут в конфликте препятствовать быстрому перемещению сил союзников в район Балтии, необходимо, чтобы союзные силы могли иметь надлежащее постоянное присутствие в этом регионе. В то же время НАТО должна быть способна к быстрому и эффективному усилению находящегося под угрозой союзника или союзников достаточными боевыми силами, когда это необходимо.

Применительно к Балтийском региону в докладе, в частности, предлагается:

● Укрепить потенциал сдерживания НАТО в Балтийском регионе. Для этого размеры и боеготовность каждой боевой группы усиленного передового присутствия НАТО должны быть усилены за счет дополнительных боевых частей, частей поддержки и боевого обеспечения (например, разведки, наблюдения и рекогносцировки, артиллерии, инженерных войск, наземной ПВО). Особенно их стоит усилить боевыми частями США, что еще больше увеличит сдерживающий эффект боевых групп. Наконец, существует острая необходимость в увеличении морского присутствия НАТО в Прибалтике.

● Повысить согласованность в Балтийском регионе. Важны тесная координация в оборонном планировании и в согласованном получении подкреплений (по земле, по воздуху и по морю), а также в поддержке принимающих стран и в межрегиональных военных учениях. Должен быть быстро доведен до оперативной готовности новый штаб многонациональный дивизии «Север (HQ MND-N)[22]. Необходимо расширить координацию и сотрудничество в планировании и учениях со Швецией и Финляндией.

● Сделать возможным применение Объединенной воздушной мощи (Joint Air Power) и Объединенного огневого поражения (Joint Fires). В случае войны ВВС НАТО будут первыми, кто усилит силы национальной обороны восточноевропейских союзников. Как говорится в докладе, нужны объединенные учения с боевой стрельбой (joint fire exercises) с применением дальнобойного высокоточного управляемого оружия и средств радиоэлектронной борьбы (РЭБ), необходимых для того, чтобы нанести поражение российским возможностям A2/AD и поразить ключевые цели, нужные российскому руководству для ведения войны против НАТО. Исходя из этих соображений, все необходимые договоренности, связанные с предупреждением, принятием политических решений, командованием и контролем, должны быть обеспечены для оперативной готовности союзных ВВС к действиям в любое время.

● Усилить ПВО и ПРО. В свете угрозы со стороны российских сил средней дальности для защиты критически важной военной инфраструктуры и резервных сил необходимо резко усилить систему ПВО и ПРО НАТО. Она должна включать в себя современные электронные датчики и ракеты «воздух-воздух», способные поразить российские крылатые ракеты на ранних этапах полета. Приобретение этих сил и средств должно стать одним из приоритетов закупок для членов НАТО.

● Скорректировать силы быстрого реагирования НАТО (Rapid Reaction Forces). Силы быстрого реагирования следует скорректировать через создание ряда легких боевых формирований, которые могли бы быть очень быстро задействованы в различных регионах для усиления военного присутствия НАТО. Силы быстрого реагирования обеспечат развертывание сил повышенной готовности (механизированных) и поэтому их необходимо энергично развивать. Более того, создание нескольких дополнительных более крупных формирований (последующих сил / follow-on forces) представляется необходимым для улучшения возможностей НАТО вести боевые действия полного спектра.

● Обеспечить военную мобильность. Для быстрого развертывания сил из Северной Америки в Европу, а также по всей Европе, НАТО и ЕС должны приложить все усилия для ускорения создания лучших условий для военной мобильности в Европе.

Союзникам необходимо срочно и значительно увеличить транспортные пропускные возможности, которые должны быть доступны по запросу. Размещение сил необходимо отрабатывать в мирное время.

Несмотря на давление на бюджеты ЕС из-за экономических и финансовых последствий COVID-19, ЕС не должен прекращать финансирование Программы военной мобильности, которая имеет решающее значение для обороны Европы, доверия к усиленному сдерживанию НАТО и с точки зрения трансатлантического разделения бремени.

● Определить реакцию НАТО на российские ракеты средней и меньшей дальности (РСМД). В июле 2019 г. НАТО заявила, что ее ответ нарушениям Россией Договора о РСМД должен быть оборонительным и сбалансированным. Он не будет включать размещение новых ядерных ракет наземного базирования в Европе. Вместо этого члены НАТО ищут в различных областях – учения, разведка, наблюдение и разведка, противовоздушная и противоракетная оборона – обычные возможности, и безопасное, надежное и эффективное средство ядерного сдерживания.

В настоящее время США намерены противодействовать региональной ядерной угрозе России посредством ограниченного количества баллистических ракет морского базирования (БРПЛ) с ядерными боеголовками малой мощности. Кроме того, разрабатывается высокоточная ракета средней дальности наземного базирования с обычной боеголовкой. Пакет реагирования также должен включать повышенную готовность для субстратегического ядерного потенциала НАТО, обеспеченного США, и включающего самолеты двойного назначения и американские ядерные бомбы B61.

В докладе указывается, что тренировки самолетов двойного назначения иногда следует проводить одновременно с обычными учениями (или в их контексте), чтобы продемонстрировать взаимосвязь между защитой обычными вооружениями и ядерным сдерживанием.

Авторы доклада пишут: Россия должна понимать, что ее территория не является убежищем, если она будет угрожать территории и населению Европы «евростратегическими» ядерными ракетами. Это должно напомнить, что снижение рисков будет в интересах собственной безопасности, и побудить приступить к контролю над вооружениями как к средству укрепления стратегической стабильности в Европе и для Европы.

Заключение

Прогнозы, в том числе в военно-политической сфере, как известно, дело неблагодарное. Тем не менее, если не произойдет каких-то событий, которые глобально еще более ухудшат отношения России с коллективным Западом[23], ситуация с вооруженными силами США и НАТО в Прибалтике в ближайшие годы, скорее всего, будет развиваться следующим образом.

1. Никаких дополнительных бригад из других стран НАТО на постоянной или ротационной основе в Прибалтике не появится. Останется три ротационных группы усиленного передового присутствия НАТО, которые, вероятно, будут усилены артиллерией, войсковой ПВО, подразделениями, разведки, наблюдения и рекогносцировки (ISR) и инженерных войск. В Литве в районе Сувалкского продолжится ротационное размещение батальона из состава американской бронетанковой бригадной боевой группы.

2. Будут усилены огневая мощь и ПВО сил НАТО в Прибалтике. Продолжится переброска сюда из Германии на учения американских реактивных систем залпового огня РСЗО (MLRS), а также, возможно, аналогичных комплексов из состава вооруженных сил других стран НАТО. Также возможно временное и/или ротационное развертывание в Прибалтике зенитных ракетных комплексов (ЗРК) Patriot США (из Германии), Германии и Нидерландов, а впоследствии, после их получения, и Польши. Литва в этом году должна ввести в строй две батареи ЗРК средней дальности NASAMS 3.

На 2020 г. США впервые выделили $50 млн на укрепление ПВО стран Прибалтики. Миссия Baltic Air Policing будет преобразована в миссию Baltic Air Defense, при этом в связи с этим возможно увеличение числа самолетов-истребителей ВВС стран НАТО, размещаемых по Ротации в Литве (Шяуляй) и Эстонии (Эмари). Будут предприниматься меры по усилению интеграции систем ПВО стран Прибалтики и Польши, а также таких стран партнеров НАТО как Швеция и Финляндия.

3. Продолжат функционирование объекты сил специальных операций США в Риге (Латвия) и Тапе (Эстония).

4. На море упор будет сделан на блокаду Балтийского флота, прежде всего, средствами минной войны и противокорабельных ракетных комплексов (ПКР). Польские GRH уже перебрасывались в Эстонию, сама Эстония также заявила о намерении в ближайшие 2-3 года закупить ПКР.

5. Будут усиливаться вооруженные силы и расти военные расходы самих стран Прибалтики. Упор будет делаться на повышение способности этих государств сдержать противника методами так называемой тотальной обороны и нетрадиционной войны (Total Defense and Unconventional Warfare (TD/UW)) в дополнение к действиям регулярных вооруженных сил[24].

6. Важную роль в обороне Прибалтики будет играть Польша, чьи вооруженные силы и военные расходы также растут. Кроме того, в Польше продолжится размещение основных элементов американской ротационной бронетанковой бригадной боевой группы и других американских войск. Летом 2022 г. в Повидзе должно быть завершено строительство американского склада вооружения, обеспечивающего быструю переброску еще одной бронетанковой бригадной боевой группы США.

9 ноября 2020 г. Польша ратифицировала Соглашение о расширенном сотрудничестве с США в сфере обороны (U.S.-Poland Enhanced Defense Cooperation Agreement (EDCA)). Заявлено, что военная инфраструктура, которая будет подготовлена Польшей за свои средства согласно этому Соглашению, даст возможность в случае угрозы немедленно развернуть в Польше дополнительно до 20 000 американских солдат.

7. Будет продолжено совершенствование (в том числе, на деньги ЕС) транспортной инфраструктуры и мер и механизмов военной мобильности для обеспечения в случае необходимости переброски в Прибалтику дополнительных контингентов из других стран НАТО. Такие переброски уже отрабатываются в ходе военных учений. Страны Прибалтики, в свою очередь, продолжат строительство казарм, полигонов и других инфраструктурных объектов для размещения иностранных войск.

8. Несмотря на их формально нейтральный статус, США и НАТО будут всё более активно привлекать к своим планам обороны Прибалтики Швецию и Финляндию. На учениях США и НАТО на их аэродромах уже размещались боевые самолеты США и других стран НАТО. Судя по информации из открытой печати, НАТО также рассчитывает на военно-морские возможности Финляндии и особенно Швеции.

9. Пропагандистская компания о «российской военной угрозе Прибалтике» и о необходимости ее обороны от «российской агрессии» будет продолжаться, несмотря на то, что в последних западных экспертных докладах открыто признается, что «вторжение России в Прибалтику маловероятно» и что «риск российской военной агрессии против стран Балтии в настоящее время низок». Очередной виток пропаганды об агрессивных намерениях России наверняка будет раскручиваться в связи с намеченным на сентябрь 2021 г. совместным российско-белорусским стратегическим учением «Запад-2021», как это уже происходило в преддверии и во время предыдущего учения «Запад-2017».

10. Дислокация вооруженных сил США в странах Прибалтики может измениться по итогам обзора американского военного присутствия в мире, который сейчас осуществляется при консультациях с союзниками и партнерами США по распоряжению нового американского министра обороны Ллойда Остина. Если произойдут какие-то серьезные изменения, то читатели нашего портала, разумеется, об этом узнают из дальнейших публикаций.

Юрий Зверев, кандидат географических наук, главный специалист Центра геополитических исследований Балтийского региона Института геополитических и региональных исследований Балтийского федерального университета им. Иммануила Канта


[1] Группу участников проекта из США, Великобритании, Германии, Нидерландов, Литвы, Эстонии и Украины возглавлял доктор философии, полковник Дуглас Мастриано (Douglas Mastriano).

[2] Эти ротации были прекращены осень 2018 г., поскольку Корпус морской пехоты США решил сконцентрировать свои усилия на расширении ротационного присутствия в Норвегии. А она ближе к Прибалтике, чем Румыния.

[3] Крылатыми ракетами морского базирования.

[4] В пустыне штата Калифорния на складе военной техники Sierra Army Depot хранится около 2000 основных боевых танков M1. Здесь также хранятся БМП Bradley, топливозаправщики и машины для перевозки боеприпасов, инженерное оборудование и многое другое. Текущие планы требуют списания и утилизации этой техники.

[5] В предложенном Хукером сценарии это происходит за 7-10 дней до этого.

[6] Со сменой каждые девять месяцев, чтобы снизить издержки и избежать оппозиции этому решению в Конгресс. Дивизии будут использовать заблаговременно складированные в Европе вооружение и военную технику.

[7] Вряд ли является совпадением, что в феврале 2020 г. на учения DEFENDER-Europe в Польшу была переброшена 2-я бронетанковая бригадная боевая группа именно этой дивизии.

[8] Фактически механизированная бригада на колесных бронированных боевых машинах Stryker.

[9] Опять-таки не похоже на совпадение то, что на учения DEFENDER-Europe 20 прибыл штаб этой дивизии, которая затем примет у 1-й пехотной дивизии функции передового штаба дивизии США в Познани.

[10] Вообще-то истребительных крыльев в составе ВВС США в Европе три. Упомянув в своих выкладках 31-е истребительное крыло (авиабаза Авиано, Италия) и 48-е истребительное крыло (авиабаза Лейкенхит, Великобритания) Хукер почему-то забыл про 52-е истребительное крыло (авиабаза Шпангдалем, Германия).

[11] В сценарии Хукера указано 7-е бомбардировочное крыло (авиабаза Дайс, штат Техас), вооруженное стратегическими бомбардировщиками B-1B. Стратегические бомбардировщики B-52H, которые во время своих европейских визитов на авиабазу Фэрфорд (Великобритания) постоянно отрабатывают нанесение ударов по Калининградской области, Санкт-Петербургу и целям в странах Прибалтики, в его выкладках почему-то отсутствуют.

[12] Вооружено самолетами дальнего радиолокационного обнаружения (ДРЛО) E-3 Sentry, а также беспилотниками RQ-4 Global Hawk и MQ-9 Reaper. В сценарии Хукера это 363-е крыло разведки, наблюдения и рекогносцировки (ISR) (объединенная база Лэнгли-Юстис, штат Виргиния).

[13] Из них в докладе упомянуты 1-е истребительное крыло (истребители F-22, объединенная база Лэнгли-Юстис, штат Виргиния), 388-е истребительное крыло (истребители F-35A, авиабаза Хилл, штат Юта), 121-е крыло Королевских ВВС Великобритании (истребители Typhon и F-35B, авиабаза Конингсби) и 3-е истребительное крыло «Escadre de Chasse» ВВС Франции (истребители Mirage 2000, авиабаза Нанси-Оше).

[14] Тут с автором можно не согласиться. Конечно, американцы не будет загонять авианосец или авианосцы на Балтику. Но на учениях в 2018-2019 гг. отрабатывалось нанесение ударов по целям на Балтике и в Прибалтике с атомных ударных авианосцев США, находящихся в Средиземноморье (в Адриатическом и Ионическом морях).

[15] Baltics Left of Bang. Термин «слева от взрыва» относится к периоду до инцидента с применением насилия. Если вы смотрите на временную шкалу, и «взрыв» – это нападение, взрыв СВУ, засада, похищение или что-то подобное, то левая сторона – это время, предшествовавшее инциденту.

[16] Авторы – полковник в отставке Роберт М. Клейн (Robert M. Klein) и полковник ВВС США Эд Суманджил (Ed Sumangil) из Центра стратегических исследований (CSR) Института национальных стратегических исследований (INSS) Национального университета обороны, а также лейтенант-коммандер Стефан Лундквист (Stefan Lundqvist) и Ульрика Петерссон (Ulrica Pettersson) из Шведского университета обороны (SEDU).

[17] Tripwire Force – силы меньшие, чем у потенциального противника, которые призваны сигнализировать о приверженности обороняющейся стороны вооруженному реагированию на будущую агрессию. В случае атаки они замедляют продвижения сил агрессора, выигрывая время для мобилизации и переброски дополнительных сил, необходимых для контратаки.

[18] Писалось еще до выхода США из Договора о РСМД.

[19] Кубсат – формат малых искусственных спутников Земли, имеющих габариты 10х10х10 см при массе не более 1,33 кг.

[20] В тексте доклада опечатка – Ronstadt.

[21] Особо в этом плане выделена Калининградская область.

[22] Штаб многонациональной дивизии «Север» (Multinational Division North (MND-N))) был официально открыт в Латвии на военной базе Адажи 8 марта 2019 г. Элементы штаба дивизии также располагаются в Карупе (Дания). Он будет обеспечивать совместное командование подразделениями общим размером с дивизию, включая подразделения базовых стран штаб-квартиры и боевые группы усиленного передового присутствия НАТО, которые в настоящее время развернуты в Прибалтике. Штаб, который подчиняется штабу многонационального корпуса НАТО «Северо-Восток», должен достичь полной боеготовности в течение нескольких следующих лет.

[23] Сообщается, что новый министр обороны США Ллойд Остин распорядился провести глобальный обзор.

[24] См. подробнее здесь.


Загрузка...
Комментарии
05 Апреля
РЕДАКТОРСКая КОЛОНКа

О чем говорит «вакцинная дипломатия».

Инфографика: Что дает Беларуси союз с Россией
инфографика
Цифра недели

$341 млн

составила совокупная сумма контрактов на поставку техники БЕЛАЗ российским компаниям, заключенных в ходе выставки в Кемеровской области

Mediametrics