17 Сентября 2020 г. 18:10

Манипуляция идеологией: как многовекторность завела в тупик внешнюю политику Белоруссии

Манипуляция идеологией: как многовекторность завела в тупик внешнюю политику Белоруссии
Фото: rt.com

Как отметил в ходе встречи с президентом России Владимиром Путиным белорусский президент Александр Лукашенко, последние события в республике показали, что двум странам надо теснее сотрудничать по всем вопросам, в том числе – в экономике. В ходе избирательной кампании и затем в период протестов представители оппозиции постоянно высказывались против интеграционных проектов Беларуси с Россией. В том числе, выдвигались мрачные сценарии «поглощения» республики восточным соседом. Что стоит за такими информационными атаками на Союзное государство и почему Минску не выгоден отказ от союза с Москвой, разобрал руководитель Центра политэкономических исследований Института нового общества Василий Колташов.

Белорусские протесты и Россия


Союзное государство России и Белоруссии оказалось под ударом критики еще во время последней белорусской избирательной кампании. В июле Светлана Тихановская заявила, что выход из него необходим, так как само оно якобы не имеет никакого смысла. Эта позиция была подкреплена рассуждениями прозападных либеральных экономистов о необходимости замены политической многовекторности на экономическую, что, естественно, означает охлаждение отношений с Россией. Это охлаждение имело место и без подобной философии, но последовавший за ним политический кризис показал иллюзорность рассуждений о возможном развитии в равновесных отношениях.

Запад через свои политические структуры, через свои кадры в Белоруссии повел новую атаку. Эта атака была и остается антисоюзной, нацеленной на разрыв Минска с Москвой. Рассуждения обычных белорусских демонстрантов об их нейтральности к России («Лишь бы она не вмешивалась») стоят недорого, так как решать вопросы будут, если что, не они. При этом звучат заявления западных политиков о «чисто белорусской» политической истории, в которую Россия не должна вмешиваться, а уж тем более вести диалог с Александром Лукашенко. Зато Польша, Литва, Германия, США и Англия, по их логике, вмешиваться просто обязаны.

Такой подход неприемлем технически. Но неприемлем и отказ от углубления интеграции России и Белоруссии, как исторически, так и экономически.

Шансы, созданные кризисом


В 2020 г. экономика Белоруссии подошла к опасной черте. Мировой кризис показал, что страна нуждается в более тесной смычке с Россией. На это явно указал и социально-политический кризис, возникший не на ровном месте, а на основе потока шоков на мировом рынке и ошибок властей в первой половине 2020 г. Именно эту ситуацию Запад оценил как золотой шанс для себя. Неудивительно, что его политические агенты сделали немало выпадов против Союзного государства.

Ныне точку зрения о его ненужности разделяет немало тех, кто выходит на протесты, пусть даже некоторые из них годами без проблем жили и работали в России. При этом на официальном уровне происходит сближение России и Белоруссии, что во многом связано с внешней политической обстановкой. Да и сама логика развития, если не сказать выживания, диктует ускорение интеграции.

Однако магия ориентации на Запад вместо ориентации на Союзное государство и дальнейшую интеграцию сохраняется. И это серьезная проблема, ведь белорусское общество очень слабо представляет себе изменения, которые пережила «витрина развитого капитализма».

Граждане постсоветских стран зачастую искренне не понимают, что случилось с Западом и либерализмом. Как вышло, что философия особых прав для меньшинств и терпимости как будто бы ко всему оттеснила идеи «свободного рынка» и борьбы с государством как таковым, не говоря уже о его вмешательстве в экономику? Не зная причин и логики перемен, в России люди все-таки имеют верное ощущение кризиса неолиберальной доктрины. Он есть. В Белоруссии все сложнее: там кризис либеральной доктрины еще не осознается массой людей, что порождает множество иллюзий, одна из которых – возможность достичь процветания в экономике посредством опоры на «свободную торговлю» при нейтральности старых лидеров мира к процессам в Белоруссии.

Ошибочные представления


С 1980‑х гг. неолиберальная идеология господствовала в мире, продвигая свои представления об устройстве мира и экономики. Не случайно в системе образования и массовой культуре постсоветских стран господствующие позиции заняли деятели либерального толка, закрепились либеральные ценности. Даже в Белоруссии это во многом оказалось так. Та же Светлана Алексиевич со своим атисоветским и антирусским пафосом не случайно была вознесена событиями на вершину «писателя эпохи», а потом оказалась в рядах прозападной оппозиции. В целом же в реальности господства либеральных идей свобода понималась как приоритет личности над обществом, частных прав над обязанностями, а национальные интересы отбрасывались во имя потребления и удовольствия индивида.

Особое значение имела обличительная по отношению к России или «очищенная от идеологии» подача истории, а также курс экономики, согласно которому выходило: государство всегда неэффективно, существуют лишь индивиды и фирмы, а соревнование наций – не более чем антинаучная химера.

Именно отсюда произрастает главная критика Союзного государства, неизбежности сближения Белоруссии и России ради общего развития. Так же родилась и критика идеи евразийской интеграции с позиций экономической многовекторности, которая будто бы возможна в силу господства в мире «свободной торговли», а не борьбы различных держав.

Десятилетиями системные либералы всюду несли в общество свои идеи. Отличие их от идей либералов явной оппозиции состояло лишь в том, что они не были политически заострены. Несмотря на возросшее после 2014 г. отторжение этой пропаганды в России, она нашла свою почву, и вожди оппозиции пожимают немалые плоды. В Белоруссии неолиберализм с его западнической направленностью прикрывался местным национализмом, пряча под вышиванкой враждебную интересам общества и страны сущность.

В других постсоветских странах ситуация была сходной. Всюду имелся один и тот же важный компонент – антироссийская националистическая пропаганда. Она должна была исключить крайне важную для блокировки манипуляций солидарность на основе советского опыта, общей гордости за победы СССР и разгром фашизма в 1945 г. Место гордости за причастность к великим общим свершениям должна была занять обида за «оккупацию Москвой» в мягком или жестком ее описании. Комплекс национальной обиды или неполноценности дает очень много для практики неолиберальной манипуляции. В этом контексте ЕС предстает семьей обиженных Россией народов, как бы альтернативным путем для всех постсоветских стран. Но все это – не более чем хитроумные манипуляции.

Перспективы интеграции Беларуси и России


Так как теперь, в такой обстановке и с такими процессами, обеспечить развитие российско-белорусской интеграции? Является ли это делом чисто техническим? Правильные ответы на эти вопросы можно дать, лишь поняв: отказ от новых шагов в интеграции будет означать следование дорогой Литвы, которая сумела потерять российский транзит, а ныне теряет транзит белорусский. Так вместо следования за своими естественными экономическими интересами (лояльность к соседям и участие в интеграции, прежде всего, с ними) страны движутся по ложному, разрушающему их будущее пути.

Не зря же западные политики шутят, что за их всевозможные неудачи в Белоруссии все одно заплатит Литва. Ее им не жаль. Ее интересами жертвуют, так как идет борьба, и никакой гармонии «свободной торговли» в мире нет. В Европе ее нет тоже, и еврократия безжалостна с теми, кого она приручила, а вернее – подчинила. Белоруссию тоже принесут в жертву, если это будет позволено.

Выход Белоруссии из Союзного государства и отказ от евразийской интеграции, если это вдруг случится, будет означать не зыбкую дорогу с шансами на удачу, а катастрофу. Слишком успешной была производственная и аграрная стратегия страны в прежние годы, а либеральные обвинения в том, что «ставка на мировой рынок дала бы больше» – ложь. Белоруссия делала все возможное для развития внешней торговли, и от России получала очень многое – прежде всего, рынок.

Конечно, во время большого мирового кризиса (2008-2020 гг.) экономика и модель хозяйственной политики, как и курс вообще, оказались в кризисе. Но выход из этого кризиса – сближение с Россией, то есть вовсе не отказ от Союзного государства, а развитие этого курса. Смысл его – в создании общей защиты экономик от внешнего негативного воздействия, развитии единых торговых и производственных цепочек и общей таможенной защиты.

Смысл сближения Белоруссии и России в том, чтобы снять накопленные ранее противоречия. Одно из решений – общая система протекции предприятиям. Не один рынок субсидирует другой, а оба рынка развиваются в единстве.

С учетом возросшего напряжения в мире, это необходимо для развития. Белоруссии это обеспечит стабильность денежной системы, позволит не утратить, а теснее связать производство с российским рынком; в единстве предприятий и экономической политики укрепится экономика. Правда, страна нуждается в расширении внутренней свободы торговли, чтобы дать людям создавать свое дело. Нужны и иные реформы. Но это отдельный вопрос.

А что же иной путь? Что если оказаться от Союзного государства, не идя по пути интеграции, а удаляясь от нее? Этот маршрут уже опробовало одно соседнее государство – Украина. И хотя находящиеся за границей прозападные оппозиционеры утверждают, что к Белоруссии это отношения не имеет и иметь не может, они не могут не знать: деградация по украинскому образцу является неизбежным следствием их прихода к власти, если таковой случится.


Василий Колташов, руководитель Центра политэкономических исследований Института нового общества

Загрузка...
Комментарии
15 Февраля
РЕДАКТОРСКая КОЛОНКа

Отказ Минска от виртуального нейтралитета не дает ответа на вопрос, куда власть ведет республику.

Инфографика: 5 ключевых событий в ЕАЭС в 2020 году
инфографика
Цифра недели

$5,6 млрд

составили активы Евразийского банка развития по итогам 2020 г. Прирост активов за год составил $439 млн

Mediametrics